ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так как вы все равно меня не узнаете, то я лучше прямо назову себя, – сказал он входя в кабинет, – я Ник Картер.

– У вас по всей вероятности имеются какие-либо сведения по поводу этого ужасного убийства? – воскликнул директор, – я вам, впрочем, весьма благодарен за ваше предупредительное отношение.

– Хорошо, хорошо, – прервал его Ник Картер, – я пришел к вам за возможно подробными сведениями об одной из ваших постоялиц, которая уехала отсюда сегодня утром, именно о миссис Мабель Калловей. Вместе с тем я покорнейше прошу вас приказать приготовить мне список всех ваших гостей, остановившихся у вас в течение последней недели.

Директор взглянул на часы и ответил:

– Такие списки и без того составляются каждую неделю. Так как сегодня очередной список должен быть готов, то с минуты на минуту мне должны его доставить.

– А достаточно ли добросовестно исполняются эти списки?

– Безусловно. Мы вынуждены относиться к этим спискам тщательно хотя бы из-за поступающих к нам ежедневно со всех концов земного шара запросов. У меня служит бухгалтер, который только тем и занимается, что составляет и исправляет этот список.

В кабинет вошел молодой человек довольно интеллигентный на вид. Директор, указывая на него, обратился к Нику Картеру со словами:

– Вот этот господин – ваш коллега по призванию. Он состоит в должности домашнего сыщика и сумеет дать вам все необходимые сведения о миссис Мабель Калловей.

Ник Картер хорошо заметил, что сыщик, услыхав имя Калловей, вздрогнул.

– Известно ли вам то лицо, о котором только что говорил мистер Перси? – спросил Ник Картер.

– Известно.

– Когда она остановилась здесь?

– Ровно неделю тому назад.

– А когда она выехала?

– Сегодня утром.

– Не знаете ли вы, куда именно?

– В Торонто.

– Вы это знаете наверное?

– С ее же слов. Она приказала отправить багаж на Большой Центральный вокзал и сама уехала туда же. Больше я ничего не знаю.

– Какие комнаты занимала она в гостинице?

– Она занимала целый ряд комнат, за № 1494 на пятом этаже.

Ник Картер чуть не вскрикнул от изумления. Но он сдержался и спросил:

– Кажется, этот номер примыкает к номеру, который занимал Файрфильд?

– Совершенно верно, – подтвердил молодой сыщик.

– Занял ли кто-нибудь комнаты, в которых до сегодняшнего утра проживала миссис Калловей?

– Да, они были заказаны еще неделю тому назад. Когда миссис Калловей поместилась в № 1494, ее предупредили, что эти комнаты могут быть отведены ей только до сегодняшнего утра. Теперь там проживают некий Юлий Джером с супругой, из Парижа. Они прибыли часа два после отъезда миссис Калловей.

– Вот как, – заметил Ник Картер, и лицо его приняло странное, суровое выражение, – часа два после отъезда миссис Калловей. Так, так. А теперь попрошу вас присесть, господин сыщик, я должен задать вам несколько вопросов.

Молодой сыщик с растерянным видом опустился на стул.

Ник Картер пронизывающим взглядом смерил его с головы до ног, так что тот ежесекундно менялся в лице.

– У меня есть привычка, – заговорил наконец Ник Картер, – все замечать. После того, как вы вошли сюда, я заметил две вещи, которые мне очень не понравились, и потому я советую вам отвечать на все мои вопросы, руководствуясь одной только сущей правдой и добросовестностью.

– Виноват. Я не совсем понимаю вас, мистер Картер.

– Сейчас поймете, милейший. Не забывайте только моего предупреждения. Для вас же лучше будет, если вы будете вполне откровенны. А что касается вашего начальства, в лице мистера Перси, то оно не обратит слишком серьезного внимания на упущение, если таковое и было вами допущено. Вы, скажите, родились в Канаде? По крайней мере так можно думать, судя по вашему произношению.

– Да, я родом из Торонто, точнее говоря, я родился в Джэксон-Пойнте в окрестностях Торонто.

– Я так и ожидал, – заметил Ник Картер, – не знали ли вы там некой девицы по имени Диана Кранстон?

– Да, но... конечно, Диану Кранстон я знаю, но почему...

– Видите, как я угадал, – насмешливо заметил Ник Картер, – а когда в гостиницу прибыла миссис Калловей, то вы в ее лице узнали вашу соотечественницу, не правда ли?

– Признаюсь, это было так, – нерешительно ответил молодой сыщик, – но я положительно не понимаю...

– Опять я угадал, как видите, – прервал его Ник Картер, – должен сказать вам, что сыщик должен прежде всего уметь владеть собой. Когда вы услышали имя Калловей, вы вздрогнули, и тем показали, что тут что-то кроется. Я, впрочем, узнал уже и раньше, что Диана Кранстон остановилась здесь под именем Мабель Калловей. А так как по произношению вашему слышно, что вы канадец, то нетрудно было скомбинировать все остальное. Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я требую, чтобы вы были правдивы?

Молодой сыщик потупился.

– В свое время вы были хорошо знакомы с Дианой Кранстон? – продолжал Ник Картер допрос.

– Я ее знал еще ребенком. Мать Дианы служила гувернанткой в замке...

– Семьи Деланси, не так ли? – докончил Ник Картер.

– Совершенно верно. Так вот, пока ее мать служила, Диана жила на полном пансионе у моей тетки.

– Известно ли вам, что подруга вашего детства сидела в тюрьме?

– Известно.

– И что она попала туда по обвинению в подстрекательстве к убийству?

– Знаю и это. Но Диана сказала мне, что ее помиловали, потому что доказана ее полная невиновность.

– И вы ей, конечно, поверили на слово?

– Как мне было не верить. Надо вам сказать, что я... видите ли... когда-то...

– Были влюблены по самые уши в эту самую Диану Кранстон?

– Нет, не то. Прежде...

– Ладно уж. А объяснила ли она вам, почему она выступает под чужим именем?

– Да. Она говорила, что стыдится называть себя своим настоящим именем, получившим печальную известность после процесса.

– Придумано недурно. Но сообщила ли она вам также, что, проживая в "Мамонтовой" гостинице в качестве миссис Калловей, она в то же время занимала комнаты в "Голландской" гостинице под своим настоящим именем?

– Нет, об этом она мне не сказала ни слова, – решительно заявил молодой сыщик.

– И все-таки это так. Правда, она освободила в "Голландской" гостинице комнаты уже два дня тому назад. Но теперь я приступаю к самому существенному вопросу. Смотрите мне в глаза, милейший, и отвечайте: уехала ли Диана Кранстон в Торонто после того, как оставила эту гостиницу?

– Я знаю... видите ли... я хочу сказать...

– Говорите правду! – воскликнул Ник Картер, строго глядя на краснеющего и бледнеющего юношу, – вы хорошо знаете, что Диана Кранстон не уехала из Нью-Йорка.

– Да, знаю.

– А куда она направилась отсюда?

– Этого я при всем желании не могу вам сказать.

– Ладно, об этом речь еще впереди. А что вы можете сказать о той супружеской чете, которая заранее заказала комнаты, ранее занятые Дианой Кранстон и теперь поселилась там?

– Ничего особенного не могу сказать, – проворчал молодой сыщик, – знаю только, что мистер и миссис Джером прибыли сегодня утром. По-видимому, сам Джером разбит параличом: его перевезли в больничном кресле наверх. Нам, однако, сообщили, что речь идет лишь о параличе нижних конечностей, и что мистер Джером в общем чувствует себя хорошо, если не находится под влиянием наркотических средств, применяемых для уменьшения болей. Я должен был интересоваться этим вопросом, так как тяжело больных гостиница у себя не принимает.

– Вы мните себя весьма хитрым, молодой человек, – проговорил Ник Картер с ледяным спокойствием, – но все-таки я вас насквозь вижу.

– Право, не знаю... вы оскорбляете меня, мистер Картер.

– И имею на то свои основания. Я убежден, что вы нарочно давали мне ложные сведения. Вот что, мистер Перси, – обратился он к директору гостиницы, который с явным изумлением слушал всю беседу, – список мне теперь уже не нужен. Я благодарю вас за вашу любезность, но я узнал то, что мне нужно, гораздо более легким способом вот от этого молодого человека.

9
{"b":"13403","o":1}