ЛитМир - Электронная Библиотека

Но тут Ник Картер, к своему ужасу, заметил, что коридор закрыт сплошной стеной. Лишь сбоку находилась большая, обитая железом дверь.

Сыщик уже хотел вернуться назад, как вдруг, эта дверь с треском распахнулась и из нее вышел высокий, широкоплечий мужчина со связкой ключей в руках.

Он крайне изумился при виде королевы и сыщика.

Не успел он раскрыть рта, как Ник Картер с быстротой молнии бросился на него и схватил за глотку.

Связка ключей с шумом упала на пол.

Неизвестный только захрипел и от страшного удара по голове, нанесенного железным кулаком Ника Картера, свалился, точно пораженный молнией.

* * *

Ник Картер сразу сообразил, что незнакомец был не кто иной, как старший тюремный надзиратель.

Сыщик знал, что тюрьма находилась в непосредственном соединении с дворцом, а по форме неизвестного и связке ключей легко можно было догадаться, какую он занимает должность.

Ник Картер поднял его и, сделав знак королеве, вошел в дверь.

За дверью они очутились в помещении, имевшем не более десяти футов в квадрате. По-видимому, это была комната тюремного надзирателя.

У одной стены стоял диван, на который Ник Картер и положил надзирателя, связав ему предварительно ноги и руки.

Тем временем королева села на стул.

Вдруг надзиратель открыл глаза. Он увидел наклонившегося над ним сыщика и, по-видимому, не изумился. Но увидев королеву, он был озадачен.

– Ведь это королева, – шепнул он в крайнем недоумении.

– Она и есть, – спокойно отозвался Ник Картер, – что же тут особенного?

– Кто вы такой? – спросил надзиратель, вопросительно глядя на сыщика. – Я вас совершенно не знаю!

Не отвечая на вопрос, Ник Картер вынул кинжал из-за пояса надзирателя и, приставив его к груди связанного, спокойно произнес:

– Вы видите, что находитесь в моей власти! Самое разумное, что вы можете сделать – это повиноваться мне и отвечать на все мои вопросы. Говорите же: мы в данную минуту находимся между дворцом и тюрьмой и у вас ключ от выхода?

Надзиратель молчал, но когда Ник Картер слегка нажал кинжал, он заговорил:

– Теперь узнаю вас! Вы тот самый человек, который у подъезда гостиницы бежал от стражи! Берегитесь! Вы прострелили руку моему брату, который хотел остановить лошадей!

– Я сделал это при самообороне! Скажите, впрочем, что случилось с тем молодым человеком, который бежал вместе со мной?

– Он сидит здесь в одной из камер!

Надзиратель кивнул головой в сторону двери, которая вела в тюрьму.

– Что ж, – отозвался Ник Картер, – он просидит там недолго! А что с генералом Калабрия?

– В него попала пуля! Но уберите же кинжал! – проговорил надзиратель, – я и без того понимаю, что нахожусь в вашей власти!

– Посмотрим! Итак, что было с генералом?

– Я уже сказал, что в него попала пуля.

– Он убит?

– Нет, но тяжело ранен. Его отправили в госпиталь.

– Будет ли там за ним хороший уход?

– Уход? Да, священник находится при нем и уже причастил его. А народ на улице рвет и мечет! Вчера толпа его чуть не разорвала в клочья, а сегодня она повесила бы на первом фонарном столбе того, кто его ранил!

– Вот как? Стало быть народ образумился теперь?

– Как так образумился? – со злой насмешкой спросил надзиратель, – лучше скажите, что он совсем с ума сошел! Это будет ближе к истине! По всему городу выстроены баррикады и войска со штыками наперевес загоняют толпу в дома. Повсюду идет борьба, хоть в сущности никто не знает, зачем и почему! Народ почуял запах крови и требует крови!

Надзиратель умолк. Глаза его засверкали мрачным огнем. Он попытался приподняться, но сейчас же упал назад. Глядя на королеву, он воскликнул:

– Вы виновны во всем, ваше величество! Вас хотят убить! Вы довели народ до отчаяния! Вы призвали ко двору чужестранцев, которые погубили нашего короля и нашу страну! Вы – злой рок Коразона, одна только вы!

Несчастная королева пришла в полное отчаяние, выслушивая столь ужасные обвинения. Но Ник Картер поспешил утешить ее:

– Успокойтесь, – сказал он, – все эти недоразумения, все эти искажения истины не замедлят выяснится.

Затем он опять обратился к надзирателю с вопросом:

– Где ваш король?

– Мой король? – насмешливо воскликнул надзиратель, – у нас нет больше короля, а если и есть, то одному Богу известно, где он теперь находится! Здесь его нет, во дворце его тоже нет! С тех пор, как эта женщина прибыла к нам, его больше не видно! Его место занимает какой-то чужестранец, какой-то мошенник, человек, который никогда не был нашим королем! Да, заговор был коварен! А мы, дураки, ничего не замечали! Зачем мы не послушали генерала Калабрия? Напрасно мы восстали против него, лучшего друга народа, человека, в лице которого наш король видел второго отца! Убейте меня если хотите, но дайте договорить! Вот эта женщина виновна во всем несчастии, постигшем нашу страну! Она повергла генерала Калабрия в опалу, она виновна в его смерти, она заставила бежать принцессу, которую народ носил на руках и которая теперь вернулась!

– Принцесса? – воскликнул Ник Картер, – Нердиния? Где она находится теперь?

– Этого вы еще не знаете? Странно, – ответил он изумленным тоном, – но скорее вы меня можете четвертовать, чем я выдам ее!

– А что сталось с тем мужчиной, который прибыл вместе с ней? – спросил Ник Картер, вспоминая о Дике.

– С американцем? Я слышал, что с ним уже все счеты покончены!

Вдруг надзиратель умолк.

Королева встала, подойдя к стене, вынула кинжал из ножен, висевших на стене, подошла к надзирателю и, не говоря ни слова, перерезала веревки, которыми он был связан. Затем она передала кинжал надзирателю, который совершенно растерялся от изумления.

– Выслушайте меня, – проговорила она спокойно, глядя в его налитые кровью глаза, пока он вертел кинжал в руках, как бы не зная, что с ним делать, – все, что вы рассказали обо мне, не что иное, как сплошная ложь! Я не виновна в том, в чем вы меня обвинили! Я знаю вас, так как я слышала о вас от поручика Селла!

– Селла! – встрепенулся надзиратель, но королева дала ему знак молчать.

– Мне говорили о вас, – продолжала она, – как о "злом Виго"! Повторяю, все то, что вы говорили обо мне, – сплошная ложь! Я заявляю вам об этом и разрешаю оповестить весь народ о моем заявлении, для того, чтобы он лучше узнал меня и не воображал, что я его враг! Я несчастная, обманутая женщина, обманутая гнусным негодяем! Слушайте меня, Виго! Когда меня познакомили с королем, моим женихом, я видела его в первый раз в жизни. Через три дня состоялась свадьба! До этого я всегда неотлучно находилась при дворе моего отца! Откуда же мне было знать, что передо мной стоит самозванец! Откуда же мне было знать, что он не ваш король, а подставное лицо и что шайка гнусных заговорщиков ввела в заблуждение моего отца и меня? Я не верю, чтобы ваш король ушел из дворца! Теперь я знаю, я узнала об этом не далее, как полчаса тому назад, – что король Жуан II вовсе не мой супруг, что я вовсе не королева Коразона! Понимаете ли вы теперь, что меня обманули самым отвратительным образом, больше чем вас и ваших соотечественников? Понимаете ли вы теперь, какие ужасные злодеяния были совершены заговорщиками? На место законного короля был водворен, по всей вероятности, какой-то понтеведринский проходимец, очень на него похожий! Вся свита этого самозванца есть шайка заговорщиков. Даже мой отец не догадался, в чем дело. Вернувшись ко двору, лишь немногие заметили перемену в поведении короля. Одним из этих немногих были вы, Виго, и вы взвалили всю вину на меня, хотя я была обманута не хуже вас; я выносила ужасные душевные пытки, так как здесь я была лишь пленницей. А почему меня держали взаперти? Потому что боялись, что я узнаю об этом мошенничестве!

Королева сильно волновалась. Теперь она указала на Ника Картера.

– Вот этому человеку, – продолжала она, – обязана я выяснением всего дела! Когда мы давеча проходили по коридору, мимо нас прошел тот, который выдает себя за короля! Мой спутник сразу разъяснил мне весь обман и у меня точно пелена спала с глаз! Я поняла, почему со мной обходились как с пленницей! А теперь, Виго, вы имеете в руках кинжал! Если вы не верите мне, то убейте меня! Лучше умереть, чем еще переносить подозрение, будто я принимала участие в этом гнусном заговоре!

10
{"b":"13404","o":1}