ЛитМир - Электронная Библиотека

Ник Картер сразу узнал Евлогия, сына генерала, который вышел из дома вместе с принцессой и Диком.

В боку у него зияла глубокая рана, из которой струилась кровь. В этой ране торчал кинжал, Евлогий судорожно сжимал его рукоятку, как бы не желая выпускать кинжала из раны.

Ник Картер попытался отстранить его руку, но полковник слабо шепнул ему:

– Наклонитесь ко мне. Оставьте кинжал до поры до времени. Если вынуть его, то я истеку кровью, а я должен выиграть время, чтобы рассказать вам то, что было.

Ник Картер наклонился к самым губам полковника, который с трудом проговорил:

– На нас было совершено нападение, когда мы переходили через узкую улицу, название которой я не знаю. С трех сторон нас вдруг окружили кареты, но мы ничего дурного не подозревали, так как это часто бывает на перекрестках. Но неожиданно дверцы этих карет распахнулись, из них выскочили несколько мужчин и набросились на нас. Мы не были подготовлены к такому нападению и потому в первый момент совершенно растерялись, не зная, что и думать. Мистер Дик начал отбиваться и своими мощными кулаками сшиб с ног двух негодяев, но в тот же момент кто-то сзади накинул ему петлю на шею, его повалили на землю и швырнули в одну из карет. Принцессе набросили платок на голову и тоже посадили в другую карету. Меня сразили ударом кинжала, я лишился чувств, хотя успел расслышать, как кареты уехали. Затем я кое-как добрался сюда, чтобы...

Тут полковник глубоко вздохнул и лишился чувств.

* * *

Иосиф сейчас же побежал в соседний дом за доктором, а Ник Картер бережно поднял раненого и перенес его в гостиную.

Спустя несколько минут явился доктор.

Рану полковника тщательно перевязали и затем уложили его в постель, приставив к нему опытную сиделку.

Прежде чем уйти, доктор отправился в библиотечную комнату, чтобы сообщить генералу, с трепетом ожидавшему результата врачебного осмотра, что жизни его сына не грозит опасность.

– Рана вашего сына не опасна для жизни, – заявил он, – если только за ним будет хороший уход. Но я не скрываю от вас, что может пройти несколько недель, прежде чем полковник встанет с постели.

Поручив раненого полковника заботам врача, Ник Картер поспешил уйти.

Надо было прежде всего освободить принцессу и Дика и выяснить мотивы совершенного на них нападения.

Опытным глазом Ник Картер нашел кровавые следы, ведущие от двери его дома до места происшествия.

Его нисколько не удивило, что нападение было совершено уже на следующем перекрестке.

Шляпа Дика еще лежала на мостовой. Недалеко от панели валялся ридикюль принцессы, разорванная перчатка и трость Дика.

Видно было, что борьба длилась недолго, но велась с крайним ожесточением.

Больше ничего нельзя было установить. Не было никаких следов, указывающих в каком направлении уехали кареты.

К сожалению, на этой уединенной улице не было никого, кто мог бы дать те или иные показания, или, по крайней мере, сказать, куда направились кареты.

Ник Картер уже собирался вернуться, как вдруг из темной подворотни ближайшего дома вынырнула какая-то фигура и, осторожно оглядываясь по сторонам, начала приближаться к нему.

– Эй, друг! – послышался голос незнакомца, – вы, кажется, что-то ищете? Может быть, я сумею вам помочь? Пожалуй, я могу на этом и заработать?

– Отчего бы и нет? – отозвался Ник Картер, – но сначала подойдите поближе, чтобы я мог видеть, с кем я имею честь говорить.

Когда незнакомец вышел на свет ближайшего уличного фонаря, Ник Картер в изумлении воскликнул:

– Алло! Никак это ты, Джонни Гросс, если не ошибаюсь?

Незнакомец вскрикнул от испуга и хотел броситься бежать. Но Ник Картер успел схватить его за плечо и задержать:

– Куда торопишься? – проговорил он, – не бойся. Я не буду задавать тебе неприятных вопросов, хотя и имею на то полное основание. Ведь ты меня знаешь, Джонни?

– Как не знать, – простонал тот, – вы, Ник Картер.

– Верно! А теперь говори! Расскажи возможно подробней, что тут произошло?

– А не попаду я за это к черту на кулички, если...

– Нет! Даю тебе мое слово! Но только говори всю правду!

– Извольте! Дело обстояло так: было еще слишком рано, чтобы предпринять что-нибудь, но я все-таки уже вышел на работу. Иду я, значит, по улице и вдруг вижу двух шикарных франтов с изящной дамой. В тот же момент они уже были окружены тремя каретами, из которых выскочили какие-то подозрительные субъекты. Не успел я оглянуться, как они уже уволокли одного из франтов и дамочку в карете, а второго ударили кинжалом в бок. Дамочка орала как помешанная, но ее никто не услышал. Они тут же уехали, остался только тот, которого закололи. Я уж думал, что он помер, но он кое-как поднялся и потащился прочь отсюда.

– Да, да, он явился в мой дом, – заметил Ник Картер.

– Вот как? Тем лучше. Ну, а теперь, мистер Картер, могу сообщить вам еще кое-что более интересное, но это уж за особую плату.

– Ты ведь знаешь меня, – ответил Ник Картер, – если у тебя действительно есть интересная новость, то я не поскуплюсь.

– Ладно. Дело в том, что я одного из кучеров знаю.

– Это великолепно!

– Конечно! Он такой же мошенник, как и я, но недостаточно ловок для того, чтобы сделать карьеру карманника. Он только при случае... – понимаете...

– Понимаю. Кто он такой?

– Четырехглазый Петр! Я его хорошо узнал на козлах.

– Это хорошо! Знаешь ли ты, где его можно застать?

– Знаю. Мы можем найти его еще сегодня ночью, если только он не удерет из-за этой истории.

– Отлично, Джонни! Мы с тобой отправимся на поиски. Вот еще что: ведь ты, наверно, что-нибудь украл в этом доме?

– Ни одного гроша! Я только успел забраться, как на улице поднялся шум и я выскочил обратно. Вот почему я ничего и не сделал.

– Верю тебе. Далеко ли отсюда до того места, где можно найти четырехглазого Петра?

– Да, конец изрядный. Это будет недалеко от реки, вблизи вокзала Южной дороги. Теперь не стоит идти туда, так как, если Петр трусит, то он нескоро вернется к себе домой.

– Ты пожалуй, прав.

– Кроме того, у меня мало охоты провожать вас туда.

– Почему?

– Вам то безразлично, будут ли там знать, что я вас привел или не будут, но мне это далеко не безразлично! На меня немедленно наложили бы ножами клеймо предателя!

– Не бойся, Джонни, я устрою так, что тебе никаких неприятностей не будет, – с улыбкой ответил Ник Картер, – теперь ты пойдешь со мной на мою квартиру, я хочу там наскоро переодеться.

Спустя несколько минут Ник Картер вернулся к себе.

Пока "почтенный" Джонни ждал его в передней, сыщик с привычным мастерством изменил свою наружность; Джонни Гросс, увидев, как с лестницы спускается какой-то старик, не узнал в нем Ника Картера.

Когда сыщик заговорил, старый вор развел руками и сказал:

– Теперь я понимаю, почему наши молодцы так страшно боятся вас.

– Пойдем, Джонни, – произнес Ник Картер, отворяя дверь на улицу, – теперь проводи меня скорее к тому месту, о котором ты говорил.

– Сказать ли товарищам, что вы жертва, которую я заманил? – предложил Джонни, – впрочем, нет. Они и без того мне не доверяют, а этим делом я вообще не занимаюсь. Значит, ничего из этого не выйдет.

– Ты просто скажи им правду, кто я такой, – спокойно заявил Ник Картер.

Джонни Гросс всплеснул руками от изумления.

– Как? Сказать всей шайке, кто вы такой? Да ведь это верная смерть для вас!

Ник Картер громко расхохотался.

– У меня свой особый план, – ответил он, – и потому я надел двойной наряд.

– С какой целью?

– Очень просто. Ты проводишь меня туда и скажешь им, что привел с собой человека, который выдает себя за Ника Картера. Тебе, конечно, никто не поверит, что я на самом деле Ник Картер. А затем я сниму стариковский грим и окажусь прелестным франтом. А там я сыграю им такую штуку, что они не будут сомневаться в моей принадлежности к их компании.

3
{"b":"13404","o":1}