ЛитМир - Электронная Библиотека

Ник Картер

Цезарь, собака-сыщик

* * *

— Ни звука! При малейшей попытке позвать на помощь я перережу вам горло!

— Сжальтесь!

— Я не причиню вам никакого вреда, если только вы будете мне повиноваться. Встаньте, оденьтесь и следуйте за мной!

— Ради Бога…

— Ни звука! Или вы не поняли меня?

— Но, умоляю…

— Последний раз говорю вам — молчите, или я приведу в исполнение свою угрозу. Встаньте!

— Нет! Я не могу, не хочу, наконец!

— Вы не хотите? Хорошо же! Взгляните-ка на эту штучку!

С этими словами замаскированный мужчина, забравшийся ночью в спальню молодой Этель Пайн, показал ей остро отточенный нож… Глаза мужчины, мрачно блестевшие в отверстиях маски, впились в лицо несчастной.

Ошеломленная девушка тряслась от страха, глядя на злоумышленника с кинжалом в руках, приказывавшего ей встать, одеться и следовать за ним. — Куда?

Дрожа как в лихорадке, она невольным движением натянула одеяло вплоть до подбородка. Инстинктивно соображая, что перед ней только два выхода: или повиноваться незнакомцу, победить свой стыд и, одевшись, следовать за ним или приготовиться к неминуемой смерти.

Замаскированный злодей зажег газовый рожок, очевидно, нисколько не боясь, что его накроют. Такая смелость ясно говорила, что негодяй принял все меры предосторожности.

— Встаньте! — повелительным тоном произнес он еще раз.

— Нет! Я не могу! — молила девушка. — Неужели у вас нет ни капли жалости? Неужели вы не понимаете…

Она не докончила — из глаз ее хлынули слезы…

Из под маски послышался короткий, презрительный смех.

— Я далек от мысли, сударыня, оскорблять ваше чувство стыдливости. Пока вы будете одеваться, я отвернусь и не подойду к вам, если только вы не заставите меня поступить иначе.

— Послушайте, — обратилась Этель к замаскированному. — Возьмите все мои драгоценности; их немало, вам дадут за них порядочную сумму денег.

— Это я прекрасно знаю, — ответил он.

— Берите их, они лежат в комоде.

— Даже и не подумаю, — спокойно возразил преступник. — Зачем мне эти побрякушки? Я пришел не за ними, а за вами!

— Но…

— Не глупите, — пожал плечами злодей. — Вы всецело в моей власти!

— Неужели ничто не в состоянии изменить вашего адского намерения?

— Ничто на свете!

— Я заплачу вам! Назовите сумму.

— Разговоры не приведут ни к чему, — сухо проговорил ночной посетитель. — Мне нужны вы и только вы! Никакие ваши попытки не изменят моего решения.

— Но завтра день моего совершеннолетия…

— Это мне тоже прекрасно известно! — грубо остановил ее замаскированный негодяй. — Скорее вы убедите вашими речами камень, чем меня! Или вы исполните то, чего я требую или… пеняйте на себя! Теперь я встану спиной к вам, вон у той двери, и обернусь только, когда вы оденетесь. Но, помните: если вы, воспользовавшись тем, что я вас не вижу, крикнете, чтобы обратить внимание обитателей этого дома на происходящее здесь, то я немедленно убью вас! Поняли вы? Убью!

— Конечно, поняла, — проговорила несчастная девушка.

— Будете ли вы мне повиноваться?

— У меня нет выбора!

— Наконец-то я получил разумный ответ, — проговорил мужчина.

— А вы… сдержите слово — не будете оглядываться? — осторожно осведомилась Этель.

— Безусловно! — последовал ответ. — Все будет именно так, как я сказал! Однако, поторопитесь, я и так уж слишком долго торчу в вашей комнате!

Проговорив это, незнакомец отвернулся.

Этель Пайн с быстротой молнии вскочила с постели, отбросив атласное одеяло, и одним прыжком очутилась около дамского письменного стола, стоявшего в углу.

Дрожащими от волнения руками она открыла один из ящиков, в котором обыкновенно лежал маленький револьвер, на который до сего дня Этель смотрела как на игрушку. Теперь он должен был спасти ей честь, свободу и даже жизнь.

Страшное разочарование ожидало Этель — револьвера не было!

Напрасно искала она его во всех уголках ящика — оружие исчезло…

— Вы одеваетесь? — спросил замаскированный, не оборачиваясь.

— Да, да! — поспешила ответить девушка.

— Поторопитесь! — предупредил злодей свою жертву.

Дрожащими руками Этель начала одеваться.

Она была смелая девушка и потому даже в этом неприятном положении мысль сразиться с врагом и, может быть, победить не покидала ее ни на минуту.

Однако, как ни ломала она голову, выхода не было. Казалось, ей не освободиться от замаскированного мужчины ни хитростью, ни силой… Револьвер, который мог бы ее спасти, исчез, очевидно, негодяй спрятал его, прежде чем разбудить спавшую девушку.

Кроме револьвера в комнате не имелось никакого оружия.

Не было ни одного предмета, которым можно бы защититься в случае нужды.

Девушка была совершенно беззащитна! Замаскированный, очевидно, знал это не хуже самой Этель Пайн, так как, согласно обещанию, не оглядывался.

Правда, в комнате была кнопка электрического звонка, но негодяй стоял почти возле нее.

Этель, быстро добежав до стены, могла бы надавить ее, но пока на звонок сбежались бы, замаскированный сто раз успел бы привести свою угрозу в исполнение.

В этот поздний, ночной час все обитатели дома спали.

Внезапно у Этель мелькнула мысль, за которую она судорожно и ухватилась. Правда, это не изменило бы ее теперешнего положения, но, зато дало бы возможность известить друзей о случившемся.

Она решила в нескольких словах описать ночное происшествие и оставить записку в таком месте, где ее легко нашли бы домашние.

Но как это сделать незаметно от замаскированного негодяя?

И затем, если бы даже и удалось написать записку, куда положить ее? На какое место? Как устроить, чтобы ночной посетитель не заметил ее маневра?

Стоя перед трюмо она дрожащими руками застегивала платье, комбинируя тысячи планов, один несбыточнее другого. В этот момент ей бросился в глаза бриллиантовый перстень, надетый на безымянном пальце правой руки.

— А! — невольно вскрикнула она. Возможность известить домашних о происшествии была найдена.

— Что с вами? — осведомился негодяй, услышав восклицание.

— Второпях я укололась булавкой, — поспешила ответить Этель.

— Очень жаль, — любезно заметил замаскированный. — Вы совершенно напрасно волнуетесь, сударыня; повторяю, вам не грозит ни малейшей опасности.

— Ради Бога, не оборачивайтесь! — закричала Этель, боясь, чтобы ее мучитель не поймал ее при исполнении задуманного плана.

— Что я обещал, то и исполню, — подтвердил снова негодяй. — Но попрошу вас поторопиться, мне некогда!

— Сейчас, сейчас! Я почти уже одета! Еще несколько минут!

Она сорвала перстень с пальца и вплотную подошла к зеркалу.

Схватив левой рукой шелковую юбку, она зашуршала ею в то время, как правой быстро нацарапала перстнем на зеркале несколько слов, которые должны были объяснить друзьям ночное приключение.

Окончив писать, Этель объявила:

— Я готова!

Замаскированный обернулся и хотел подойти к ней, как вдруг в коридоре послышались шаги.

Негодяй быстро повернул ключ в замке и, на цыпочках подойдя к своей жертве, прошептал:

— Кто-то идет! Ни звука, если не хотите быть убитой!

Этель задрожала. Ей было ясно, что злодей нисколько не задумается вонзить ей нож в сердце при первой же попытке к бегству.

В дверь постучали.

— Спросите, кто там? — прошептал замаскированный.

— Кто там? — проговорила Этель, стараясь придать своему голосу твердость.

— Это я, тетя Бетси! Не больна ли ты, милая Этель?

— Нет, нет, тетя!

— Знаешь ли ты, который теперь час? Ведь уже два часа ночи! — снова раздалось за дверью.

— Я знаю, тетя!

— Ты бы легла, Этель!

— Я уже разделась, — заговорила девушка, повинуясь безмолвному приказанию стоящего рядом с ней негодяя, — сейчас потушу огонь и лягу.

Тетушка взялась за ручку, очевидно, намереваясь войти в комнату.

1
{"b":"13405","o":1}