ЛитМир - Электронная Библиотека

— А хорошо бы было, если бы вы женились на этой красотке из Биркенгофа?

— Ого! Да ты уж не думаешь ли, что я влюблен в нее?

— По правде говоря, думаю, — простодушно ответил Ник.

— Ты ошибся! Я люблю только самого себя да еще две вещи!

— Это какие же?

— Кровь и деньги! — резко ответил Мейерс.

— По рукам, значит! Я держусь такого же мнения!

— Слушай, Фил! — начал помешанный. — Было время, когда я думал, что влюблен в ту женщину, о которой ты говоришь! Но это прошло, и теперь я вижу в ней только средство к достижению цели!

— Какой? — удивился сыщик.

— Быть обладателем колоссального состояния!

— Ого! Как я доволен, что попал именно к вам.

Вдруг с Мейерсом произошла резкая перемена: к нему вернулся на некоторое время рассудок, он вспомнил, что он хозяин и имеет право приказывать.

— Иди теперь в курятник, Фил, — повелительным тоном заговорил он, — и зарежь курицу! Хорошенько ощипи ее и принимайся за дрова! Скоро стемнеет и мы ничего не успеем сделать.

Картер послушно вышел во двор, и вскоре раздались глухие удары топора: сыщик колол дрова, не переставая думать об Этель, зная прекрасно, в каких она руках.

Когда час спустя Картер вошел в дом, он нашел Мирона Мейерса на кухне.

Несмотря на темноту, царившую там, сыщик увидел, что Мейерс снова охвачен безумием; глаза его сверкали, как у кошки и когда он заговорил, голос звучал глухо…

— Я ждал тебя, Фил, — начал помешанный, — мне нужен помощник. Скоро я снабжу тебя страшной способностью покорять взглядом людей — и ты станешь богачом, таким богачом, перед которым Вандербильт покажется нищим!

— Хорошо бы, если бы это случилось поскорее! А то у меня еще никогда не звенели золотые в карманах!

— В той конторке, — невозмутимо продолжал Мейерс, — лежит бумага, которая мне даст десять миллиардов! Долго я над ней работал, но теперь она готова!

— Хорошая это бумага! — с видимым интересом проговорил Ник.

— Я думаю! В ней находятся адреса женщин!

— Женщин? — удивился великий сыщик.

— Да! Среди них большинство — либо вдовы, либо девушки; только очень немногие из них замужем.

— Та-а-ак, — недоумевая протянул Ник Картер. — А какое же отношение имеют все эти бабы к десяти миллиардам долларов?

— Не перебивай меня, Фил! Итак, все эти женщины обладают большим состоянием и все их богатство должно перейти к нам!

— Гмм… Что же, вы думаете они нам отдадут эти деньги?

— Должны будут отдать, потому что мы на них женимся!

— Однако… ведь в жены нам довольно двух, — возразил Картер.

— Пустяки! Мы просто-напросто выкрадем их… К каждой из них мы заберемся ночью и принудим их следовать за собой. Не правда ли, как просто?

— Да, уж проще нельзя и придумать, если только кто-нибудь из них не крикнет, и нас не схватят.

— Ну, этого не трудно избежать! Ни одна женщина не осмелится закричать, видя перед глазами остро отточенный нож, а схватить себя даст только дурак. Всех похищенных я заставлю выйти за меня замуж.

Стоит только устроить все дело так, чтобы родные подумали, что девушка добровольно убежала со мной — и дело в шляпе!

— Сколько же у вас будет жен? — недоумевал Ник.

— Дурак! — резко возразил Мейерс. — Каждая из моих жен будет жить только до тех пор, пока ее состояние не перейдет в мои руки, затем она умрет!

— Или ей помогут умереть! — с великолепно разыгранным цинизмом докончил сыщик. — Потому что иные женщины очень упрямы и не захотят умереть!

— Э! Стоит ли на это обращать внимание! Кто заартачится, того мы просто прирежем! Придумать несчастный случай или самоубийство не так уж трудно! Затем я отправляюсь в другое место, где меня еще не знают, и проделываю там то же самое. Таким образом я стану поступать до тех пор, пока не скоплю себе тысячу миллионов долларов, а устроив свои дела, я примусь за твои, тебе, я думаю, будет достаточно и пятисот миллионов.

— Да, пожалуй, этим можно удовольствоваться, — невозмутимо серьезно заявил сыщик. — Если кое в чем стеснить себя, то на такой капитал можно прожить. Ваш план так прост, что я удивляюсь, почему он мне самому до сих пор не пришел в голову.

* * *

Когда Ник Картер вскоре после этой беседы остался один в отведенной ему Мейерсом каморке, на лбу его появились глубокие морщины.

Он имел дело с очень опасным помешанным, который в своем безумии почти потерял человеческий образ и превратился в дикое животное.

Для сыщика было ясно, как день, что Мейерс, а никто другой был похитителем несчастной девушки, и теперь вся задача состояла в том, чтобы отыскать ее и освободить из-под власти сумасшедшего.

Картер не скрывал, что следить за Мейерсом далеко не легко; сыщик по опыту знал, что сумасшедшие очень хитры и предусмотрительны, затевая какое-либо преступление.

Обдумав свой план, Ник снял сапоги и с шумом швырнул их в угол; затем бросился на кровать и некоторое время ворочался на ней, чтобы она скрипела. Все это он проделал для того, чтобы Мейерс, услышав этот шум, убедился, что его «работник» улегся спать.

Через несколько минут Картер бесшумно соскочил с постели и начал готовиться к выслеживанию помешанного.

Зная, что сумасшедшие имеют обыкновение вести разговоры сами с собой, Ник решил прокрасться вниз и подслушать. Он вышел в коридор и бесшумно сбежал по лестнице.

Мейерс все еще находился в той комнате, где разговаривал с сыщиком. Он ходил из угла в угол и издавал какие-то звуки, разобрать которые не было никакой возможности.

Из кухни доносилось потрескивание дров.

Несколько минут спустя Мейерс вошел в кухню.

Тотчас же Картер проскользнул к дверям и приник глазом к двери. Обоняние сыщика приятно защекотал запах жареного мяса, Ник понял, что Этель жива и что жаркое предназначается ей.

Окинув глазами комнату, Картер заметил широкий диван, спрятавшись за который он мог видеть каждое движение Мейерса.

Правда, это было рискованно, так как внешние чувства помешанного были развиты очень хорошо, но сыщик никогда не отступал перед опасностью, если это было нужно.

Так поступил он и на этот раз.

Спрятавшись за диваном, Ник увидел, что Мейерс поливает каким-то соусом курицу, вероятно, ту самую, которую сыщик незадолго до того зарезал и ощипал.

Через четверть часа помешанный снова вошел в комнату и нервно заходил по ней взад и вперед.

— Да… да… — бормотал он. — Фил явился вовремя. Именно теперь мне нужен помощник.

Не менее часа продолжалась эта ходьба, лишь изредка Мейерс заглядывал в кухню, чтобы присмотреть за жарившейся курицей.

Наконец, кушанье было готово… Мейерс вынул из шкафа большой поднос, поставил на него тарелку с курицей, хлеб, ножи и вилку, надел на голову шляпу и, держа поднос на ладони правой руки, как это делают официанты, вышел из дома.

Вслед за ним вышел и сыщик.

Под соснами было темно, но за ними начиналась поляна с низкими кустами, которую ярко освещал полный месяц. Нику было удобно следить за сумасшедшим, не боясь быть замеченным.

Мейерс круто повернул в сторону от дороги и пошел по полям к видневшимся на горизонте горам.

Так как помешанный шел возле самых кустов, Картер пробирался за ним. В конце концов расстояние между Мейерсом и сыщиком не превышало тридцати футов.

Там, где оканчивалась поляна, начинался овраг, густо заросший кустами и небольшими деревьями. Почва была каменистая, изредка попадались обломки скал и небольшие холмы. Заблудиться в этой поросли было очень нетрудно.

Держась как можно ближе к преследуемому, Ник Картер все время следовал за ним. Мейерс шел уверенным шагом, прекрасно зная дорогу.

Пройдя около полумили по узкой тропинке, пролегавшей между скалами, помешанный свернул круто вправо и вдруг скрылся, словно провалился сквозь землю.

Сыщик остановился и невольно протер глаза.

Сомнений не было, Мейерс исчез, исчез самым непостижимым образом!

Картер дошел до места, на котором в последний момент видел преследуемого, и внимательно осмотрелся.

9
{"b":"13405","o":1}