ЛитМир - Электронная Библиотека

– Был ли к нему уже приложен труп животного?

– Да, именно, дохлая жаба, в роде той, что находится в свертке.

– Прилагался ли к каждому письму какой-нибудь труп?

– Да. Но я получал иногда трупы животных и без письма.

– Почему вы не исполнили предъявленного вам требования и не выехали?

– Я не труслив, мистер Картер.

– Мне тоже так кажется. Полагаю, что из десяти девять человек давно бежало бы.

– Что ж, стало быть я, именно, этот десятый и есть, – спокойно возразил полковник.

– А если угроза будет приведена в исполнение?

– Тогда, по всей вероятности, меня придется похоронить, – коротко заметил полковник.

– Значит, вы все-таки опасаетесь того, что когда-нибудь вас убьют?

– Опасаюсь, но не боюсь этого настолько, чтобы уступить. Каждый раз, когда я получал подобное письмо, я задавался целью принять меры к задержанию посланных. Я по целым ночам сидел с револьвером наготове и, смею вас уверить, я не промахнулся бы; но я, даже, не напал на след негодяев. Они как-то умеют приходить и уходить совершенно неслышно.

– Не пробовали ли вы ставить западни?

– Западни, – захохотал полковник, – я перепробовал все сорта, какие только имеются. Я ставил медвежьи и тигровые западни, с такими пружинами, что кости всякого человека были бы раздроблены в щепки. Я протягивал от дверей к дверям, поперек всех комнат самые тонкие, еле видные, даже днем, проволоки, которые при малейшем прикосновении к ним должны были привести в движение звонки. Все напрасно: ни один звонок не зазвенел, все проволоки остались целы, а письма с приложениями снова лежали на столе.

– Это совершенно непонятно, – пробормотал Ник Картер.

– Непонятно? Это просто ужасно! – сердито воскликнул Пирзаль, – если бы я был труслив, то давно бежал бы или сошел с ума.

– А что вы намерены предпринять?

– Я буду стоек. Либо эти невидимые негодяи убьют меня, как угрожают, либо я спугну и обезврежу их всех.

– Вы говорите во множественном числе, – заметил Ник Картер, – разве у вас есть основание думать, что их несколько?

– Нет, но я не допускаю возможности, чтобы один человек мог сотворить всю эту пакость.

– Вполне согласен с вами, – задумчиво произнес Ник Картер.

– Мне хотелось бы передать все это дело в ваши руки, мистер Картер, – снова заговорил полковник, – и на сей предмет уполномочиваю вас делать в моем доме, все, что вам будет угодно, во всякое время дня и ночи. Если вы того пожелаете, я предоставляю вам постель и все удобства для продолжительного пребывания в доме и готов сам подчиняться всем вашим приказаниям. Если вам удастся выяснить эту тайну и освободить меня от моих мучителей, а, быть может, даже задержать их, то я готов уплатить вам двадцать тысяч долларов.

– А хорошо ли вы уяснили себе, какого рода полномочия вы мне, таким образом, предоставляете?

– Вполне.

– Известна ли вам история этого дома?

– Знаю только, что это старейший дом на всем острове Манхэттене, или по крайней мере считается им, – ответил Пирзаль.

– Вот как? Этого я не знал. А дальше что?

– Приблизительно за столетие до освободительной войны на месте нынешнего дома стоял другой дом, фундамент которого послужил основанием для новой постройки после того, как старая сгорела. Вот все, что мне известно.

– Не знаете ли вы, в каком именно году построен теперешний дом?

– Нет, не знаю.

– Где вы жили раньше? – продолжал расспрашивать Ник Картер.

– Обыкновенно в гостиницах. Собственной постоянной квартиры у меня не было, да и, кроме того, я много путешествовал. В довершение всего я с большим трудом приспосабливаюсь к одному месту.

– Вы родились в Нью-Йорке?

– Нет, мое семейство родом из Лонг-Айленда, – пояснил полковник.

– Полагаете ли вы, что угрожающие письма относились лично к вам, или что всякий другой наниматель тоже стал бы получать их?

– Я так полагаю, что письма эти я получаю только потому, что живу в этом доме.

– И вы действительно не подозреваете, каким способом эти неизвестные проникают в дом?

– Понятия не имею.

– Нет ли в доме потайных дверей и подземных ходов? Или секретных помещений? Я только недавно ознакомился с таким домом, в котором была проложена целая сеть подобных потайных проходов.

– Я тоже уже думал об этом, но все мои поиски ни к чему не привели.

– Не было недоразумений между вами и вашими слугами-китайцами?

Полковник покачал головой.

– Эти слуги тоже ни разу не заметили таинственных гостей?

– Насколько мне известно, нет.

– Не находили ли они предназначенных для вас трупов животных?

– Нет. Трупы были всегда положены так, что я первый должен был на них наткнуться.

– Беседовали ли вы когда-нибудь с вашими слугами об этих загадочных явлениях?

– Ни разу, – заявил полковник.

– Вы не заставляли их выслеживать вместе с вами этих негодяев?

– Нет. Я не хотел их пугать, иначе они немедленно бросили бы службу.

– Наблюдали вы за ними настолько внимательно, что можете быть уверены в их непричастности к делу?

– В их непричастности я твердо убежден, – решительно заявил Пирзаль.

– Не полагаете ли вы, что они каким-нибудь иным образом состоят в связи с преступниками?

– Не допускаю даже мысли об этом.

Тут по лицу полковника скользнула едва заметная улыбка, которую Ник Картер, однако, увидел. Сыщику сильно не понравилось выражение лица его собеседника.

– Вы, кажется, над чем-то потешаетесь? – спросил Ник Картер.

– Совершенно верно. Это дело имеет и свою забавную сторону, стоит только присмотреться: разве на самом деле не смешно, что в наш просвещенный век, век электричества, пара и всех прочих изумительных усовершенствований, возможны такие загадочные вещи? А теперь, мистер Картер, позволю себе выразить надежду, что вы возьметесь за это дело?

– Возьмусь, так как оно меня заинтересовало, – ответил сыщик.

– Искренне рад вашей готовности, которая снимает с меня большую тяжесть, – отозвался полковник. – Когда могу ожидать вашего посещения?

– Я хотел бы поехать с вами сейчас же.

– Вы, кажется, говорили, что собираетесь ехать куда-то? – заметил Пирзаль.

– Да, но это дело более спешное. Вы приехали в карете?

– Нет, на трамвае.

– В таком случае подождите одну минуту. Возьмите пока какую-нибудь книжку, а я прикажу подать автомобиль, чтобы успеть доехать к вам и осмотреть дом при дневном свете.

* * *

По наружному виду дом, занимаемый полковником, не представлял собой ничего особенного.

Это было длинное, низкое, мрачное здание, стоявшее у края скалы, круто спускавшейся в этом месте к реке. Дом стоял немного ниже проходившей мимо него улицы, которая с течением времени была неоднократно переделана и перемощена.

Поэтому приходилось подниматься в сад по маленькой лестнице. Затем шла мощеная дорожка, для которой камни были собраны много лет тому назад на берегу реки.

Окружавший виллу сад по обилию деревьев скорее напоминал маленький лесок и совершенно заслонял собой старую, полуразвалившуюся конюшню.

– Однако, вы избрали довольно ветхое жилище, – заметил Ник Картер, направляясь к дому вместе с полковником.

Тот молча пожал плечами.

– Оно, впрочем, кажется довольно вместительно, – продолжал сыщик, – сколько в доме комнат?

– Всего двадцать четыре, – коротко отозвался Пирзаль.

– Вы занимаете их все?

– Куда мне. Я занимаю только часть дома: одну приемную, библиотечную, спальную, столовую, кухню и помещение для китайцев – вот и все.

Они подошли к парадному входу. Полковник Пирзаль открыл дверь и проводил своего гостя в помещение, называемое им библиотечной комнатой; название это было несколько утрировано, так как книг во всей "библиотеке" было не более дюжины и книжные шкафы зияли ужасающей пустотой.

– Вероятно, вы в этой комнате проводите большую часть вашего времени? – спросил Ник Картер.

2
{"b":"13406","o":1}