ЛитМир - Электронная Библиотека

– Совершенно верно. Когда я не сплю и не ем, я постоянно нахожусь здесь.

– Покажите мне, пожалуйста, места, где вы находили трупы животных.

– Да почти во всех комнатах, не исключая спальной и столовой, в последней, правда, только один раз. Негодяи не ограничиваются определенным местом, как я уже говорил вам.

Ник Картер прежде всего тщательно осмотрел дверные замки и оконные задвижки, затем при помощи увеличительного стекла рассмотрел подоконники и оконные рамы; однако, нигде он не находил признаков насильственного вторжения посторонних людей.

Он обстукивал стены, но нигде не было слышно глухого звука, по которому можно было предположить существование потайного прохода. Ни на стенах, ни на панелях нельзя было найти скрытых пружин, которые указывали бы на потайные выходы.

Ник Картер отодвигал мебель от стен и снимал картины, словом, обыскал весь дом внутри, не добившись, однако, никакого результата.

Затем он обошел кругом дома по саду, разыскивая на дорожках и газонах следы.

Но и здесь он решительно ничего подозрительного не нашел.

В конце концов он при помощи своего электрического фонаря обыскал и погреб. От его зоркого глаза не ушла ни одна стена, ни одна балка; но и тут осмотр ни к чему не привел.

Вообще получилось впечатление, что в подвальные помещения уже десятки лет никто не заходил. Здесь, как и на чердаке, Ник Картер нашел множество паутины. Уже по одному этому можно было видеть, что в этих местах давно никто не бывал.

В сильном недоумении Ник Картер вернулся в библиотеку, где его ждал полковник.

– Будьте добры позвать сюда обоих китайцев, – попросил он, – я хотел бы задать им несколько вопросов.

Полковник позвонил и, спустя несколько минут, явился один из китайцев и спросил, что угодно.

Ник Картер обратился к нему на его родном языке, чем сильно обрадовал его.

Сыщик предложил ему призвать своего товарища и, когда тот явился, начал подробный допрос:

– Что вам известно о вашем хозяине, у которого вы служите?

– Ничего особенного. Он нанял нас в качестве слуг и мы явились сюда.

– Хорошо ли он с вами обращается?

– Хорошо, – ответили оба китайца в один голос.

– Стало быть, вы довольны вашей службой?

На этот вопрос тоже последовал утвердительный ответ.

– Принимает ли полковник гостей? – продолжал Ник Картер.

– Нет.

– Приходил к нему кто-нибудь после того, как вы поступили к нему на службу?

– Нет, никто.

– Получает ли он много писем?

– Ни одного. Мы ни разу не видели почтальона.

– И телеграмм не получает?

– Никогда.

– Стало быть, за все время вашей службы звонок у парадного входа ни разу не звонил? – спросил Ник Картер.

– Нет, ни разу.

– Чем занимается ваш хозяин в течение дня?

– Он встает по утрам очень поздно, завтракает и идет в библиотеку читать, – заявил один из китайцев, – после завтрака ему подается большая порция крепкого кофе, которую он выпивает до обеда.

– А и котором часу он обедает?

– В три часа дня обед должен быть готов.

– Много ли он ест?

– За обедом да, а так – нет.

– Чем он занимается после обеда?

– Идет гулять.

– А когда он возвращается?

– Всегда до наступления темноты.

– А что он делает потом?

– Потом ему подается виски, за которым он в библиотеке ожидает ужина. После ужина бутылка виски остается на столе, а на утро она всегда оказывается пустой.

– Приходится ли вам видеть хозяина поздно вечером?

– Нет, после обеда мы его уже не видим, а только на другое утро.

– Что делаете вы по вечерам, после окончания работы?

– Иногда мы сейчас же идем спать, иногда болтаем, иногда уходим гулять, – ответили китайцы.

– В какое время вы возвращаетесь?

– Иногда в десять, иногда в одиннадцать часов вечера, бывает и позднее. Но всегда с таким расчетом, чтобы рано утром быть здесь на месте.

– А каким образом вы входите в дом?

– Через черный ход в кухне; ключ от дверей мы берем с собой.

– Видели ли вы иногда свет в окнах, когда приходили домой?

– Очень часто, почти каждый раз.

– В какой именно комнате?

– Иногда здесь в этой, иной раз и в спальной.

– В других комнатах света не было?

– Нет.

– Не приходилось ли вам слышать посторонние голоса ночных посетителей?

– Ни разу.

– Других звуков и шума тоже не слыхали?

– Нет.

– Не приходилось ли вам видеть, что ваш хозяин оставлял в столовой или в другом месте письма, адресованные на его имя?

– Нет.

– Быть может, вы видели какие-нибудь пакеты или свертки?

– Нет.

– Ну что ж, пока мне от вас больше ничего не нужно. Если полковник пожелает узнать, о чем я расспрашивал вас, то придумайте что-нибудь, но только не передавайте ему моих вопросов. А теперь можете идти.

Как только китайцы вышли из комнаты, полковник Пирзаль, все время следивший за допросом, хотя и не понимал ни одного слова, резко спросил:

– О чем это вы, черт возьми, расспрашивали этих желтолицых язычников?

– Я только удостоверился в том, что ни один из них не причастен к делу, – спокойно ответил Ник Картер.

– И теперь вы твердо убеждены в этом?

– Да, – заявил сыщик, – а теперь я вас попрошу еще кое о чем.

– Именно?

– Вы должны предоставить мне право на наступающую ночь распоряжаться в этом доме по своему собственному усмотрению, а сами вы должны переночевать в другом месте. Я должен остаться совершенно один до утра, а вы можете отправиться в гостиницу.

* * *

Полковник ответил не сразу.

Он как-то особенно стал разглядывать Ника Картера, причем зрачки его увеличились до невероятных размеров.

Вдруг он вскочил, весь побагровел, а затем воскликнул:

– Но для чего вам это нужно? Зачем вы хотите меня удалить?

– На это у меня есть весьма веские основания, – спокойно ответил Ник Картер, – я всегда предпочитаю работать один, так как присутствие другого лица мне мешает.

– Неужели вы думаете, что я вам поверю? – насмешливо отозвался полковник.

Не говоря ни слова, Ник Картер взял шляпу со стола и направился к дверям.

Но не успел он сделать и трех шагов, как Пирзаль бросился за ним и стал ему на дороге.

– Куда вы идете? – крикнул он в сильном волнении.

Рот его при этом как-то перекосился и зубы его выступили вперед, что придавало ему поразительное сходство со злым бульдогом.

Ник Картер испытующим взглядом посмотрел на полковника. По-видимому, он был в невменяемом состоянии.

Но когда Ник Картер снова повернулся к двери, полковник умоляющим голосом крикнул ему вслед:

– Не уходите, мистер Картер, прошу вас!

– Что вам еще угодно? – холодно спросил сыщик.

– Прежде всего разрешите извиниться за мои слова и мое поведение.

– Ладно, забудем это, – ответил Ник Картер.

Он в этот момент составил уже другой план.

– Очень вам благодарен. И вы, конечно, возьмете на себя расследование этого дела?

– Крайне сожалею. Но взять не могу.

– Но позвольте!.. – воскликнул полковник.

– Простите, для меня этот вопрос исчерпан. Я покончил с вами и с вашим делом.

– Но, мистер Картер!.. – снова воскликнул Пирзаль.

– Мое решение непоколебимо, – заявил Ник Картер, – для сомнительных личностей я не работаю.

– Что вы хотите этим сказать? – в сильном возмущении крикнул полковник и грозно взглянул на сыщика.

– Я этим только хочу сказать, что я убежден в том, что вы потехи ради издеваетесь над другими и что вы попытались сделать это и со мной. А я на это не пойду. Вот и все.

– Но позвольте, никакого тут издевательства нет, – возразил Пирзаль. – Добрейший мистер Картер, я снова усердно прошу вас, оставайтесь и возьмитесь за это дело. Ведь вы уже выражали согласие.

– Нет. Прощайте, – ответил Ник Картер и направился к двери.

– Чем же можно поколебать ваше решение? – взмолился Пирзаль.

3
{"b":"13406","o":1}