ЛитМир - Электронная Библиотека

У Ника Картера были свои основания пока не говорить полковнику всю правду, и поэтому он уклонился от прямого ответа, спросив:

– А не знаете ли вы, полковник, где лежат трупы?

– Вероятно, в столовой.

– Почему вы так думаете? – в недоумении спросил Ник Картер.

– Это мое предположение, основанное на том, что незадолго до нападения я слышал легкий шорох в столовой. Я не обратил на него внимания, и только впоследствии понял, что шорох этот был произведен убийцами.

– Оправились ли вы настолько, что можете пройтись со мной по дому, – спросил Ник Картер.

– Вполне, – ответил полковник.

– В таком случае, пойдемте. Сначала пройдем в столовую.

Ник Картер встал, открыл дверь в смежную комнату и пропустил полковника вперед.

Пирзаль тут же на пороге остановился и в сильном недоумении воскликнул:

– Ради Бога! Ведь тут лежит только один! А где же другой?

– Это хотел бы знать и я, – отозвался Ник Картер, зорко наблюдая за каждым движением полковника.

– Но ведь они оба были убиты, – прохрипел Пирзаль в сильном волнении.

– Если их убили обоих, – спокойно возразил Ник Картер, – то здесь должно было бы быть два трупа. Возможно, что другой отделался только легкой раной. Дело в том, что китайцы – народ живучий. Возможно, что другой, несмотря на свои раны, нашел в себе силу отправиться в ближайшее полицейское бюро и рассказать там о том, что произошло в этом доме.

Полковник, по-видимому, был ошеломлен. Он не сводил глаз с того места, где лежал второй убитый китаец.

– Вы считаете это возможно? – шепотом спросил он.

– Почему бы и нет? – равнодушно ответил Ник Картер.

– А по-моему, этого быть не может! Мы, наверно, найдем второй труп здесь же в доме! Возможно, что он успел добраться до какой-нибудь другой комнаты, но дальше он никак не мог уйти и там должен был скончаться!

– Вы как будто вполне в этом уверены, – заметил Ник Картер.

– Мы можем сейчас же удостовериться, – возразил полковник и направился к двери.

Но Ник Картер задержал его.

– Погодите немного, – сказал он, – сначала расскажите мне еще более подробно о наружном виде и поведении тех мужчин, которые напали на вас.

– Я сказал вам все, что знаю, – ответил Пирзаль, – и мне нечего прибавлять.

– Ну что ж. Пройдем теперь с вами в библиотеку, там мы присядем и обсудим это дело.

Когда они перешли в библиотечную комнату, Ник Картер спросил:

– Как вы думаете поступить? Теперь, надо полагать, вы повинуетесь приказанию и очистите дом?

– Ничуть не бывало! – воскликнул полковник, – для меня это уже вопрос чести и я останусь, во что бы то ни стало!

– Но ведь вам заявлено, что по прошествии суток вас убьют?

– Заявлено!

– И все-таки не уйдете? – в изумлении спросил Ник Картер.

– Я уже говорил вам, что я счел бы трусостью поддаться угрозам этих негодяев! Я полагаю, мистер Картер, вы поймете меня.

На лице Пирзаля вдруг появилось выражение железной решимости, это было тем более странно, что Ник Картер не замечал раньше этой черты характера у полковника.

– Значит, вы намерены защищаться до последней возможности и пойдете навстречу ожидающей вас страшной участи?

– Непременно!

– Однако, признаюсь, вы не из трусливого десятка.

Полковник пожал плечами и ответил:

– Называйте это как хотите! Отвагой или сумасбродством! Но я отнюдь не намерен уступать свой дом каким-то негодяям!

– Но не забывайте, – возразил Ник Картер, – что эти господа умеют проникать в дом совершенно неслышно, так что вы даже не могли подозревать их прихода. По всей вероятности, вы опять совершенно неожиданно очутитесь в руках злодеев и не сумеете оказать никакого сопротивления. Судя по вашему рассказу, эта шайка поразительно ловко умеет совершать нападения.

– Это мне безразлично, – ответил полковник, – я буду держаться до конца!

– Ведь вы не сомневаетесь в том, что имеете дело с живыми людьми? – вдруг спросил Ник Картер.

– Что вы этим хотите сказать? – воскликнул Пирзаль. – Как это так? Я не понимаю вас!

– Ну, скажем, что к вам явились приведения или духи?

Полковник громко расхохотался:

– Сознаюсь, мистер Картер, – воскликнул он, – что я не ожидал от вас подобного вопроса!

– Да я и не стал бы задавать его, – возразил сыщик, – если бы не полагал, что вы верите в такие вещи. Мало ли что бывает. Ведь вы, наверно слыхали, что у иных людей начинаются буйные припадки или мания преследования при виде определенных цветов.

– Цветов? – переспросил полковник и насмешливо улыбнулся.

– Скажем, например, сопоставлением красного и белого цвета, – продолжал Ник Картер, – вот как здесь.

При этих словах он расстегнул жилет, под которым он носил пояс из красного шелка, резко оттенявшийся от белоснежной сорочки.

Вид этого пояса подействовал на полковника, как электрический ток.

Бледное лицо его моментально побагровело, верхняя губа приподнялась, зубы выступили вперед и зрачки глаз расширились до невероятных размеров.

Но в тот же момент Ник Картер опять застегнул жилет, и лицо полковника снова приняло спокойное выражение, как ни в чем не бывало.

Явление это длилось всего несколько секунд, но не скрылось от зоркого глаза Ника Картера.

Сыщик прошелся несколько раз по комнате, а потом снова сел напротив полковника.

– Не находите ли вы, что три преступника, объявляя вам об ожидающей вас участи, проболтались немного откровенно?

– Да, вы правы, – согласился Пирзаль.

– Судя по их речам, можно думать, что это были врачи.

– Совершенно верно.

– Быть может, это послужит нам ценным указанием. Ведь не так уж много врачей в Нью-Йорке, чтобы нельзя было навести справку о каждом в отдельности, является ли он приверженцем вивисекции. Как вы полагаете?

Глаза полковника как-то странно засверкали, но сейчас же опять приняли обычное выражение.

Однако, сыщик заметил и это.

– Вообще, какого вы лично мнения о живосечениях? – продолжал он, – не кажется ли вам это предосудительным научным методом, как и многим другим?

– Мне кажется, – ответил полковник, пожимая плечами, – что мы слишком отдаляемся от дела.

– Вопрос мой просто пришелся к слову. Но, в общем, ведь вы согласны со мной, что если нам удастся найти в ближайшей окрестности одного или нескольких врачей, приверженцев живосечения, то мы ближе подойдем к решению нашей задачи.

– Пожалуй.

– А теперь, мистер Пирзаль, виноват, полковник Пирзаль – вы мне разрешите самому сыграть роль врача в вашем же собственном интересе?

– Что это значит? – забеспокоился полковник.

– Я уверен, что происшествие минувшей ночи сильно расстроило вас. Вы уже давно не спали спокойно, а это вам необходимо.

– Согласен. Я действительно так утомлен, что еле держусь на ногах, – ответил полковник, – хотя в общем, если не считать некоторой боли в теле, я чувствую себя довольно сносно.

– Ну, так вот, – ответил Ник Картер, – у подъезда стоит мой автомобиль. Мой шофер – человек надежный и вы спокойно можете ему довериться. Поезжайте ко мне на квартиру, там вам будет отведена уютная комната, где вы и отдохнете.

Полковник встал, но тотчас же опять опустился в кресло и спросил:

– А что вы будете делать в это время, мистер Картер?

– Я должен вызвать полицейского врача и полицию. Вообще я возьму на себя исполнение всех необходимых формальностей. Знаете ли, полиция очень недоверчива и вам, пожалуй, пришлось бы иметь неприятности, если я не возьму вас под свою защиту. Так или иначе будет лучше, если полиция вас здесь не увидит. А я тем временем сделаю все, что нужно и когда покончу с этим делом, приеду домой. Там мы обсудим, что предпринять дальше. Надеюсь, вы примете мое предложение. Отдых и сон вам необходим, так что вы, нисколько не стесняясь, примите мое приглашение. Я, впрочем, скоро и сам приеду домой.

Полковник выразил свое согласие, вышел, сел в автомобиль и поехал к Нику Картеру на квартиру.

7
{"b":"13406","o":1}