ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

сочное шоу «Конец света»!

В программе:

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА

КОНЦЕРТ ЗВЕЗД ЭСТРАДЫ

ФЕЙЕРВЕРК

Автор сценария НОСТРАДАМУС

По предварительным расчетам, в результате столпотворения погибнет около 150 человек. Раненых порядка полутора тысяч. Восемьдесят человек пропадет без вес-

ти. Приглашаются все желающие, имеющие билеты".

Цены были бешеные, но любой понимает, что конец света случается раз в жизни. Пропустить такое мероприятие, согласитесь, было бы глупо.

Солидная публика была уверена, что все это блеф, натуральное хамство, но масштабы надувательства делали представление уникальным. Хочешь не хочешь, надо идти.

Сработал один из законов бизнеса: чем яростней пресса убеждала народ, что это афера, тем быстрей расходились билеты...

Столпотворение, на которое рассчитывали устроители, было неизбежно.

17 августа к утру солдаты окружили стадион живой цепью.

Народ начал стекаться к полудню.

Уже к трем часам началась давка. Пройти жаждали все, а число билетов ограниченно. Плюс на всякий случай были проданы двойные билеты на одно место.

Выяснение отношений началось при рассадке. Мордобой, крики, брань. Те, кто еще были снаружи, по воплям решили, что представление началось без них и бросились в рукопашную.

Солдаты по команде начали палить в воздух. На выстрелы поспешили те, кто остался дома: больные, старики, инвалиды.

Стадион брали штурмом, с криками «ура» и «караул». Все шло по программе, включая обещанный конец света.

Представление началось ровно в семь.

Президент произнес краткую речь:

— Дорогие сограждане! Глубоко символично, что конец света впервые происходит не где-нибудь, а именно в нашей стране!

На трибунах закричали «ура», затопали ногами, и, подтверждая теорию резонанса на практике, центральная трибуна с грохотом рухнула. Как и планировали авторы сценария, началась паника.

Ошалевший радист, глядя в сценарий, где значилось выступление звезды эстрады, врубил фонограмму.

Рабочий сцены, как положено, пустил дым.

Знаменитый певец, услышав из динамиков свой чарующий голос, рванул на эстраду и принялся хлопотать ртом. Над кошмарным зрелищем по стадиону поплыла заводная мелодия.

Пиротехник, опасаясь, что через пару минут его мастерство уже никто не оценит, решил: «Гори оно все огнем» — и поднес спичку.

Вспыхнуло сразу. Ракеты метнулись в разные стороны, в том числе в правительственную ложу. Охрана открыла ответный огонь.

Такого фейерверка еще не видели в мире.

Когда подсчитали доходы, вышло, что количество жертв соответствовало объявленному в программе.

Остальные были счастливы, потому что остались живы.

На устроителей нельзя было подать в суд: никакого обмана не было. Что обещали, то и произошло.

Выходит, для успеха такого крупного мероприятия, как «конец света», надо только заранее объявить дату и время, а остальное народ возьмет на себя.

Оазис

Во дворе вдоль дома прямо под окнами тянулся газончик. Три метра на десять, не меньше. Это не ботанический сад, но в городской пыли, ругани, считайте, оазис. Травка росла, две березки вставали на цыпочки солнышко посмотреть, плюс ромашки, да еще крыжовника куст! Глаз городской по зеленому изголодался, а тут смотри, нюхай, вплоть до крыжовника жуй!

Естественно, собак там выгуливали. А где еще? Псина годами живет в помещении, пусть хоть нужду справит на лоне природы! Помочиться на воле, согласитесь, праздник! Словом, на газон и собак и кошек, и детей и взрослых тянуло, потому что оазис.

Тут жилец новый въехал, окошки на втором этаже в аккурат над газончиком. Как он под собой эту мирную картину увидел, забрызгал слюной:

— Собак не потерплю! Гадют под окнами! Не имеют права, поскольку я участник войны!..

Ему народ возражает:

— Не горячитесь, уважаемый! Они, действительно гадят под окнами, но с наружной стороны окон, а не с внутренней! Окошко закройте, будем гадить раздельно!

Дед пуще синеет:

— Милицию вызову! — и вызвал.

Она приехала:

— Старый хрыч прав. Какая ни есть, зеленая зона. Собачий выгул запрещен исключительно. Ведите к речке, хоть весь берег уделайте, а при людях типун на язык!

Ага! До той речки чесать километра три!

Сержант говорит:

— Вот и чешите!

Ему снова:

— Товарищ сержант! Поставьте себя на место собаки. На такой марш-бросок ее мочевой пузырь не рассчитан!

Милиционер аж подпрыгнул:

— А как мы в армии с полной выкладкой по жаре в сапогах марш-бросок...

— Да кто ж сравнивает! Собаке с полной выкладкой в сапогах по жаре ни в жизнь не добежать, чтоб пописать! Но поймите специфику собачьего организма. Ей даже генерал не объяснит, что согласно закону надо три километра бежать, чтобы задрать одну несчастную ногу. У нее инстинкт, как у вас: увидели военного, рука сама к козырьку, отдать честь. И собака. Увидела куст, лапа к козырьку!

Сержант говорит:

— Если честно, мне-то плевать! Но старик всех доведет до могилы, хотя сам двадцать лет при смерти, как огурчик!

Вот так.

Пытались смельчаки на газон прорваться с собаками ночью, но старик начеку, в окне машет шашкой, рот пенится. Как в такой обстановке собачке оправиться?

И что в результате? Конечно, до реки никто не дошел. А выгуливали тайком, где попало: по подворотням, по дворикам. Конечно, не всем нравится, особенно когда в новых туфлях в темноте. Да еще с дамой! Но тут надо выяснить, во что вляпался. В собачье или человечье? Сейчас не стесняются. А внешне не отличишь. Питаемся одинаково.

То ли дело газон! Все растворялось, усваивалось и, казалось бы, гадость, но путем обмена веществ превращалось в крыжовник! Я пробовал!

Но не в том дело, а вот в чем изумление! Раньше под окнами деда цвело, созревало, к концу июля крыжовник аж лопался. А тут, как собак выгнали, чахнуть стало. Трава полегла. Вместо ягод у крыжовника колючки набухли.

Дед в панике. Оказывается, он баночки подготовил, варенье крыжовенное на зиму закатать. На-ка, выкуси, колючки, дедуля! Он каким-то составом газон поливал, химическим прыскал. В результате гусеницы развелись. Старик хоть и выжил заслуженно из ума, но смекнул: наверно, было чего-то в том, что собаки нужду в газон оправляли! Раз при них все росло, цвело, пахло. Пробовал дед собак заменить собой лично. Не стесняясь, ходит под куст, под березки. И что в результате мелиорации? Кроты завелись. Роют землю, не иначе метро задумали.

Старика свезли в госпиталь: жадность сердце сдавила, весь на удобрения вышел.

Как его увезли, народ с собаками объявился. Лай, визг, разговоры. И, вы не поверите, за неделю зелень выпрямилась, ромашки принарядились, на крыжовнике ягоды выскочили! Гусеницы исчезли, как класс, кроты эмигрировали! Значит, то, что собаки, задрав ногу, выделывали, было естественно!

Вывод какой? Простите за выражение, но иначе не высказать: когда насрано от души, оно всегда во благо. А если со зла, хоть гору наложи, все равно вред!

Чужой пассажир

Провожающие уже вышли из вагонов, когда по перрону промчался человек с чемоданом.

Добежав до шестого вагона, он ввалился в тамбур и, протянув проводнице билет, вздохнул: «Фу ты, еле успел!»

— Минутку! — строго сказала девушка в пилотке. — Успели, да не туда. Это не ваш поезд!

— Как не мой? А чей? — испугался пассажир.

— Наш двадцать пятый, а у вас двадцать восьмой. Он час назад ушел! До свидания! — Проводница выпихнула мужчину на перрон.

Тепловоз гукнул, и состав медленно тронулся с места.

— Постойте! — закричал пассажир, набирая скорость вместе с поездом. — Я купил билет! Дайте влезть! — Он ухватился рукой за поручень.

— Я тебе влезу! — рявкнула проводница. — Не лапайте чужой поезд! Бегите в кассу, поменяйте билет, тогда сажайтесь, если догоните! Или дуйте к бригадиру! Он в десятом вагоне едет!

19
{"b":"1341","o":1}