ЛитМир - Электронная Библиотека

– Странно, милейший Картер, как часто наши желания бывают тождественны, – с насмешливой улыбкой заметил доктор, – я также испытываю желание видеть Занони. К сожалению, ее никак нельзя найти на нашем острове, несмотря на его малые размеры. Мы уже в течение нескольких часов обыскивали весь остров, но тщетно. Быть может, Занони скрылась в одной из многочисленных пещер, – прибавил он, пожимая плечами, – пусть развлекается, пусть ей еще раз приснится дивный сон и...

– Молчите, доктор, – резко прервал его Ник Картер, – у меня есть еще вопрос, ответите ли вы мне на него?

– Спрашивайте, посмотрим.

– Сознайтесь, сделали ли вы и Занони такое же впрыскивание, как и мне? Воображала ли Занони, что она леди Мэри так же, как я считал себя лордом Альджи? И вернули ли вы ее к сознанию сегодня утром, так же как и меня?

Доктор Кварц ответил не сразу, по лицу его было видно, что он размышляет, что ответить сыщику.

Затем жестокая улыбка заиграла на его губах.

– Извольте, друг Картер, – проговорил он, – я вам сделаю сюрприз, другими словами, в виде исключения я вам скажу истинную правду: нет, нет и еще раз нет! Занони оставалась Занони.

– Неужели? – беззвучно переспросил Ник Картер. – Неужели Занони из тигрицы превратилась в ягненка?

– Как можно понять женщин, – насмешливо ответил доктор Кварц. – Занони своим поведением доказала, что любовь и ненависть – родные сестры. Откровенно говоря, я перестал ее понимать – она хорошо знала, что ухаживала не за лордом Альджерноном, а за Ником Картером, ее смертельным врагом, находившимся в ее безграничной власти, и все-таки из тигрицы сделалась ягненком.

– Еще один вопрос, – спросил взволнованный Ник Картер, – кто убил доктора Кристаля?

– Так как я восстановил свою способность говорить правду, то пойду еще на шаг дальше, – заявил доктор Кварц со странной улыбкой, – я уже вчера собирался отправить лорда Альджернона в лучший мир, воскресив Ника Картера, но Занони с кинжалом в руках не допустила меня к нему, а когда доктор Кристаль хотел сзади вырвать у нее оружие, она пронзила его отравленным острием. Вы видите, дорогой Картер, в ягненке все-таки осталось довольно много тигрицы, – насмешливо прибавил он.

Ник Картер промолчал, как бы собираясь с мыслями. Вдруг он поднялся.

– Доктор Кварц, вы доставили меня сюда за тысячи миль недаром – я в вашей власти и вижу, что сопротивление ни к чему не приведет. Что ж, я готов, и чем скорее вы меня убьете, тем более я буду вам благодарен.

– Очень мило с вашей стороны, Картер, – с холодной улыбкой ответил врач, – но вы должны знать, что я не люблю идти скачками: поспешишь – людей насмешишь. С сегодняшнего дня вы представляете объект для моих опытов, но прежде чем вы узнаете, что я собираюсь сделать с вами, может пройти еще много времени. Не для того я завладел Ником Картером, чтобы грубо зарезать его в несколько секунд. До поры до времени вы будете проживать рядом со мной, в клетке, которую я заготовил для вас. Угодно ли вам последовать за мной добровольно или же мои люди должны будут доставить вас туда?

– Не беспокойтесь, – гордо ответил Ник Картер, глядя на него с презрением, – я стал бы сопротивляться до последней капли крови, если бы видел в этом надежду на успех. А так я отказываюсь от всякой борьбы, если вы только не затронете раны моей души, – глухо прибавил он.

Доктор Кварц вкрадчиво улыбнулся.

– Не беспокойтесь, Картер, – небрежно ответил он, – мой собственный интерес повелевает мне изгладить из вашей памяти последнее воспоминание о той странной комедии.

* * *

Капитан Пуддо, а вместе с ним Патси и Тен-Итси придерживались того взгляда, что яхта должна подойти к острову немедленно, среди бела дня.

Но опытный старик Тарбель не согласился с этим и они вместе с Диком решили выждать наступления ночи с тем, чтобы тогда на маленьких лодках бесшумно пробраться в гавань.

– Море спокойно и гладко, как зеркало, – подытожил Дик, – на острове никто не ожидает нападения, и все будут крепко спать.

– Конечно, – согласился старик Тарбель, – они мнят себя в полной безопасности и даже не оставят часового на "Дуняре". По-моему, вряд ли даже произойдет борьба.

Капитан Пуддо пожал плечами и обратился к Дику:

– Как вам угодно, мистер Картер, вы начальник, вам и решать.

– Значит так и будет, в два часа утра мы через проход на лодках войдем в гавань, – решил Дик.

Так оно и вышло.

Ровно в два часа утра четыре лодки бесшумно отошли от носовой части яхты "Вампир" и направился к узкому проходу, ведущему во внутрь гавани.

Никто не произносил ни слова. Уключины были обмотаны тряпками, чтобы заглушить шум от удара весел. Лодки приближались так бесшумно, что даже чуткая собака не услышала бы ничего.

В гавани было так темно, что решительно ничего нельзя было разобрать. Тут-то и пригодилась опытность старика Тарбеля.

– Погодите, я сначала посмотрю, все ли чисто, – шепнул он сидевшему с ним в первой лодке Дику и с этими словами бесшумно нырнул в воду и бодро поплыл вперед. Четыре лодки остались позади.

Всем надоело продолжительное ожидание; прошло довольно много времени, пока старик вернулся.

– На острове все поголовно спят, – шепнул Тарбель Дику, помогавшему ему влезть в лодку, – если мы погребем дальше в этом направлении, то наткнемся прямо на "Дуняр".

– Итак, "Дуняр" действительно стоит в гавани? – спросил Дик, настолько радостно взволнованный, что ему было трудно говорить тихо.

– Понятно! Она стоит именно там, где я и предполагал. Вот, мистер Картер, я получу свои 10 000 долларов, а вместе с тем и вашу дружбу!

– Вы получите 20 000 долларов, если мы застанем Ника в живых! – произнес Дик, еле сдерживающий свое волнение.

Лодки неслышно подошли к яхте. Через несколько минут можно было руками ощупать железный корпус судна.

Из уст в уста была передана команда.

И один за другим двадцать человек взобрались на яхту.

Тен-Итси вел первую группу, занявшую кормовую часть. Патси вместе с двумя другими матросами влез на корму, а все остальные, в том числе Дик, капитан Пуддо и старик Тарбель подошли к каютам.

Затем предводители отдельных групп в один и тот же момент включили свои электрические фонари.

Перепуганная команда, внезапно пробужденная ото сна, с ужасом уставилась на дула направленных в них ружей. Оба сторожа на корме проснулись только для того, чтобы увидеть шесть револьверов в руках трех лиц, наклонившихся над ними. Спавший вместе с тремя офицерами в одной каюте капитан убедился в том, что нет выбора, и приходится сдаваться.

Таким образом в течение десяти минут яхта была взята без боя, не раздалось ни единого, предательского звука за все это время.

Что было делать дальше?

Яхту обыскали от носа до кормы, от мостика до килевого помещения, но нигде не было найдено следа Ника Картера, доктора Кварца, Кристаля и Занони.

Отважные освободители не знали, что на острове имеется здание, и еще меньше знали, куда именно им следует направиться.

– По-моему, остается только ждать рассвета, – сказал, наконец, Пуддо, – тогда мы сойдем на сушу и увидим, как поступить.

– Это единственное, что мы можем сделать, – согласился Дик, – хотя я боюсь, что доктор Кварц немедленно убьет Ника, как только почует опасность.

– Готов пить в будущем одну только воду, – произнес старик Тарбель, – если у нас в руках не все козыри! По-моему, несколько человек должны сейчас прокрасться на остров и разобраться там в темноте. Тогда мы будем знать, что делать утром.

Они еще шепотом обсуждали предложение морского волка, как вдруг Дик знаком приказал им замолчать.

Вытянутой рукой он указал на берег. Там мерцал свет и тотчас же потухал. Через некоторое время он появился опять и снова потух. Прошла еще минута, свет появился в третий раз и опять быстро исчез.

– Точно кто-то хочет показать нам дорогу, – шепнул Патси.

11
{"b":"13413","o":1}