ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это Ник, – убежденно заявил Дик, – он увидел свет наших фонарей и понял, что помощь близка. Вперед, нельзя терять времени!

Он перепрыгнул через ограду, остальные за ним и все, как могли быстро, поспешили туда, откуда показался свет. Они, конечно, не могли знать, что прямой дорогой идут к зданию, в котором находились доктор Кварц и его пленник.

Когда они почти дошли до дома, таинственный свет показался в четвертый раз.

В следующий момент Дик, который шел впереди, впопыхах едва не упал. Но вовремя заметил, что споткнулся о ступеньки лестницы, ведущей на широкую веранду. Он решил, что пора осветить местность и взялся за свой фонарь.

При его свете Дик увидел, что недалеко от них была открыта дверь, ведущая в широкий коридор. Не раздумывая ни одной секунды, он вместе с остальными вошел в дом.

Пройдя через порог, Дик увидел, как на другом конце коридора кто-то размахивает факелом и как его светом озарилась дверь. Через мгновение все опять погрузилось во мрак.

– Это женщина, – шепнул Тен-Итси, идущий за спиной Дика, – она хотела указать нам ту дверь!

– Конечно, – отозвался Дик.

Через секунду они дошли до двери. Она была заперта на замок и на засовы. Но тяжелые, железные болты были быстро сняты и дружными усилиями дверь была выбита.

Три сыщика одновременно ворвались в комнату, за ними все остальные.

При свете фонарей они увидели большую железную клетку с кроватью посередине, на которой лежал Ник Картер и в немом изумлении смотрел на вошедших.

– Боже мой! Да неужели это вы, Дик, Патси и Тен-Итси? – воскликнул он голосом, выдававшим его безграничное изумление. – Да откуда вы взялись, милые мои? Я чувствую себя хорошо и пока со мной ничего дурного не случилось! Кварц находится в смежной комнате. Помогите мне выйти из клетки. И сейчас же займитесь Кварцом!

Да, доктор Кварц находился в смежной комнате. Но он уже не мог сопротивляться, так как был мертв и почти окоченел.

В груди его торчала рукоятка изящного кинжала, отравленным острием которого был убит и доктор Кристаль.

Ника моментально освободили из клетки. Весь дом был тщательно обыскан и все прочие обитатели были связаны. Однако, ни Занони, ни остальные пленников найти не удалось.

Когда все немного успокоились после радостных излияний по поводу счастливого свидания и спасения Ника, начался обмен впечатлениями.

– Надо принять все возможные меры, чтобы найти эту Занони, – со злобной решимостью заявил Дик, – ее надо обязательно обезвредить.

Но Ник Картер взволнованным голосом приказал своим друзьям остановиться.

– Я найду ее сам, – сказал он и вышел из дома на поиски исчезнувшей Занони.

Он шел по скалам, не переставая звать:

– Леди Мэри! Леди Мэри! Лорд Альджи ищет тебя!

Таким образом он дошел до крутой скалы, возвышавшейся над морем, и на крайнем выступе ее увидел Занони, ее распущенными черными волосами играл утренний ветерок. Она стояла, скрестив руки на груди, лицом к нему и, по-видимому, ожидала его приближения.

– Зачем зовет меня Альджи? – спросила она тем нежным голосом, который Ник Картер слышал так часто.

– Мэри, ведь Занони умерла, – также мягко ответил Ник.

– Да, она умерла, а вскоре и леди Мэри предстанет перед всевышним судьей, – тихо отозвалась несчастная. Ник в недоумении смотрел на нее.

– Выслушай меня, друг мой, ведь ты мне друг, – продолжала она тихим жалобным голосом, – Занони умерла! Ее вина красна, как кровь, и никакая вода не смоет ее! Занони не только умерла, она проклята на веки вечные! Но ты, друг Ник, внес в ее жалкую, грешную жизнь сияние солнца! Ты показал, какое блаженство ожидало бы меня, если бы я была так же добра и добродетельна, как дурна и гнусна! Я не знаю, существует ли Бог, но если есть вечный судья, он не может простить меня! Слишком черны мои злодеяния! Ты научил меня любви, Ник, я помню, последние мои дни и недели были полны блаженства! Я знаю, что в том долгом сне, в который я погружусь теперь, мне явится светлое видение внесенного тобой в мою жалкую жизнь. И теперь, когда я ухожу, мою душу наполняет вечерняя заря счастливого сознания, что я могла спасти тебя! Когда ты вспомнишь обо мне, забудь преступницу Занони и сохрани добрую память о леди Мэри, так как она любила тебя, очень любила!

Она кивнула ему и повернулась к крайнему выступу скалы.

Ник в ужасе вскрикнул.

– Мэри! Мэри! Что ты хочешь сделать?

– Судить Занони! – воскликнула она, и прежде чем он успел подбежать, она, широко раскинув руки, бросилась в море. Прибой подхватил ее красивое, молодое тело и могучие гребни волн понесли его в бесконечный океан, в ту беспредельную даль, где живет божественная любовь, прощающая и тяжкому грешнику.

* * *

Когда Ник Картер через час присоединился к своим друзьям, он был бледен и от волнения едва мог говорить.

– Дело Кварца окончено, – глухо произнес он, – и Занони умерла, да простит ее Господь! О, леди Мэри, как о любимой сестре, я сохраню о тебе добрую память до конца моих дней...

Верные помощники в недоумении смотрели на него. Они никогда еще не видели своего начальника в таком настроении и никогда не думали, что он может в таких выражениях отзываться о Занони.

Когда улеглось первое волнение, все сообща решили провести несколько дней на острове, чтобы отдохнуть от трудов.

Первым долгом Патси и Тен-Итси осмотрели все здание, в котором они нашли своего начальника. Здание состояло из десяти комнат, обставленных с удивительной роскошью.

Молодого японца больше всего заинтересовал рабочий кабинет доктора. На стенах, на прекрасных резных полках стояли сотни книг. Тен-Итси вынимал один том за другим и в удивлении рассматривал их. Больше всего было там медицинских книг, трактовавших о вивисекции.

У одной из стен комнаты находилась маленькая дверь, на которую и обратил внимание Патси. Не найдя ни ручки, ни замка, он предположил, что дверь открывается посредством скрытого механизма и не ошибся. Когда он тщательно стал ощупывать дверную раму, его рука нажала скрытую пружину, и дверь открылась. Патси вошел в продолговатое помещение, освещавшееся сверху.

Не успел он хорошенько оглядеться, как издал крик ужаса и невольно схватился за косяк двери. В тот же момент в комнату вошел Тен-Итси.

– В чем дело, Патси? – спросил маленький японец. Он хотел сказать еще что-то, но не мог. С таким же ужасом, как и Патси, он уставился на открывшуюся перед ним картину.

И действительно то, что увидели молодые сыщики, могло заставить застыть в жилах кровь. Определить цвет пола и стен лаборатории казалось невозможным, до того они были забрызганы запекшейся кровью. На нескольких операционных столах лежали прикованные крепкими цепями человеческие скелеты, останки тех несчастных, которых сумасшедший доктор замучил до смерти в поисках средства для достижения бессмертия. В полуоткрытом шкафу лежали всевозможные орудия пыток. Начиная с "девятихвостки", применяемой еще и поныне на английских военных судах до китайского "скорпиона", того ужасного инструмента, посредством которого мясо медленно отделяется от костей, здесь имелись все орудия пыток старого и нового образца.

– Слава Богу, что мы пришли вовремя, чтобы спасти нашего начальника от подобной участи, – пробормотал Патси. Тен-Итси молча кивнул головой, указывая на стоявший вблизи дверей стеклянный сосуд.

Сосуд был наполнен спиртом и в нем лежала с открытыми глазами голова молодой, красивой девушки, покрытая длинными, золотистыми кудрями.

– Надо сообщить начальнику о том, что мы здесь нашли, – сказал Патси. – Бог весть, что тут еще найдется при более подробном осмотре.

Они заперли за собой дверь и вышел в сад, где на скамье сидели Ник Картер, Дик и старик Тарбель.

– Вы откуда, – заговорил Ник Картер, – что это? На вас лица нет, – прибавил он.

– Начальник, пойдемте с нами, мы вам кое-что покажем! – взволнованно произнес Патси. – Не будь со мной Тен-Итси, я подумал бы, что это плод моей фантазии!

12
{"b":"13413","o":1}