ЛитМир - Электронная Библиотека

Прошли долгие минуты, пока он наконец добился своего, сняв медальон с цепочки, он положил его на пол и лег на него спиной, чтобы блестящая вещичка не обратила на себя внимания его врагов.

Когда рука его коснулась пола и ощутила толстый слой пыли, у него мелькнула мысль написать несколько букв, которые могли бы служить руководящей нитью его помощникам.

Со страшным усилием, зорко следя, чтобы не возбудить подозрения стражи Ник Картер пальцами связанной руки написал на пыли те два слова, следы которых впоследствии нашел Дик: "Тихий Океан".

Он знал, что доктор Кварц, этот изверг в образе человека, намеревается перевезти его туда.

Едва Ник Картер успел окончить свою работу, как доктор Кварц, крадучись как тигр, подошел к нему.

Он улыбаясь смотрел на сыщика.

– Ну что, уважаемый Картер, как вы себя чувствуете? – проговорил он нежно.

– Откровенно говоря, мне скучно, – заявил Ник, всегда старавшийся даже в самом отчаянном положении бить врага его же оружием; он сказал это таким равнодушным голосом, точно беседовал с лучшим приятелем.

– Видите ли, дорогой мой, я крайне сожалею, что некоторые обстоятельства заставили меня обойтись с вами несколько сурово. Я должен еще присовокупить, что мне и в будущем придется, вероятно, обращаться с вами также, чтобы не лишиться вашего общества.

– Еще бы, Кварц, – со злобной улыбкой отозвался Ник Картер, – несдобровать бы вам, если бы я освободился!

– Вы знаете, уважаемый доброжелатель и объект для научных опытов, мы отправляемся с вами в далекий путь... – насмешливо продолжал доктор.

– Знаю, ведь вы известили меня уже о ваших человеколюбивых намерениях.

– Не скучайте, друг Картер, скоро прибудут удобные кареты, которые отвезут на вокзал Занони, моего друга Кристаля, меня и вас. Все прочие другим путем дойдут до нашей общей цели и присоединятся к нам уже в Сан-Франциско.

– Зачем вы мне все это докладываете? – презрительно спросил сыщик.

– Право, я и сам не знаю, вероятно, потому, что мне доставляет удовольствие ваше положение.

– Ну что ж, продолжайте. Вы знаете, я внимательный слушатель, – спокойно ответил Ник Картер.

– Ценю это. Как вы полагаете, друг Картер, каким образом мы поедем?

– Вероятно, по железной дороге.

– Само собой разумеется, светило современного сыска, мы поедем даже в специальном вагоне, под видом двух врачей, самоотверженной супруги в качестве сиделки и очень знатного больного, окруженного всевозможными удобствами.

– Почетную роль больного, вероятно, буду исполнять я? – спросил сыщик.

– Вы угадали.

– Вероятно, я буду играть роль сумасшедшего? Этот способ, хотя и устарел, но все-таки иногда действует. Имейте, однако, ввиду, как только мне представится возможность, я помешаю исполнению вашего плана.

– Я уверен в этом, – с холодным презрением ответил доктор Кварц, – но пора бы вам, наконец, знать, что я не даром изучал медицину. Я могу вызывать болезни, могу их и излечивать.

– Это единственная хорошая черта в вас, Кварц.

– Очень лестно, но ведь я лечу не для того, чтобы оказать благодеяние, а потому, что мне доставляет удовольствие торжествовать над смертью. Вот почему я и собираюсь теперь удалиться на свой остров, где буду года два заниматься вивисекцией. Эти опыты над живым объектом дадут мне возможность достичь в своей науке верха совершенства и узнать тайны, которые даже для меня до сего времени покрыты мраком. Я хочу найти возможность жить вечно. Смейтесь, Ник Картер, уже теперь я обладаю познаниями, дающими мне возможность не только поддерживать свежесть духа и тела в течение столетий, но и сохранить здоровую и свежую силу. Этого все-таки мне мало, я хочу вырвать у природы ее последнюю тайну – вечность! Будьте уверены, вы проживете еще достаточно долго, чтобы услышать из моих уст, что я в решительной борьбе с природой оказался победителем!

Ник Картер спокойно выслушал его и со вздохом произнес:

– Как мне вас жаль, доктор Кварц! Сколько добра мог бы принести человек с вашими способностями!

Доктор вынул из кармана маленький футлярчик и достал из него крошечный шприц из рода тех, которые применяются врачами для подкожных впрыскиваний. Затем, подойдя к горевшей в овине свече, он накапал несколько капель из маленькой склянки в тоненькую реторту и начал греть содержимое последней на огне. По-видимому, это была очень сложная смесь, так как доктор Кварц вынул еще несколько склянок, тщательно отсчитал по нескольку капель из каждой и прибавил в реторту. Наконец, по-видимому, добившись своего, он наполнил шприц этой жидкостью и возвратился к сыщику, который не сводил с него глаз.

– Это удивительный состав, – начал доктор Кварц, близко поднося крошечный шприц к глазам сыщика, – мои коллеги по профессии отдали бы жизнь, чтобы узнать, что именно эта смесь может предупредить и вылечить! Вы первый в мире человек, Картер, который практически испытает на собственном теле действие этой жидкости. Вы вправе гордиться этим!

– Не стану утверждать, что я утопаю в блаженстве, – с презрительной усмешкой ответил Ник Картер.

– Великолепно сказано, друг Картер, – воскликнул доктор Кварц, и глаза его засияли, – более того! Вы верно определили действие этой жидкости! Через пять минут вы действительно будете утопать в блаженстве и станете утверждать, что я оказал вам большое благодеяние. Вы очутитесь в раю, в утопии, в стране богов, которая существует лишь в воображении поэтов. Ах, доктор Картер, я готов даже завидовать вам!

– Пожалуйста, не стесняйтесь, я охотно уступлю вам свое место, тем более, что ваши намерения не очень-то мне нравятся, – с резким смехом возразил сыщик.

– Шутник, – ответил доктор, любезно улыбаясь, – надеюсь, еще не раз вы обрадуете меня остроумными замечаниями даже и позднее, во время наших совместных занятий, когда вы, правда, будете страдающим лицом!

– Конец – всему делу венец, – спокойно отозвался Ник Картер, – вы еще не довезли меня до вашего маленького островка, друг Кварц, и мне думается, что вы никогда и не довезете.

Кварц только пожал плечами, он опустился на колени рядом со связанным сыщиком и наклонился над ним.

– Будете ли вы лежать спокойно, Картер? – спросил он. – Иначе мне придется приказать держать вас за руку.

– Не беспокойтесь, я проглочу свое лекарство. Я ведь сознаю, что другого мне ничего не остается, по крайней мере теперь.

– Вы поразительно разумны!

Доктор Кварц засучил рукав своей жертвы и ввел булавочное острие под кожу возле артерии. В ту же секунду Нику Картеру показалось, что по его жилам протекает жидкий огонь.

Но странное возбуждение продлилось недолго. Когда ему стало казаться, что он не выдержит больше, мука уменьшилась и обратилась в приятную теплоту.

Он, улыбаясь, посмотрел на Кварца. Сразу все окружающее показалось ему совершенно в другом виде. Он узнавал не только помещение, но и лиц, в нем находящихся. Но странно! Ему казалось, что он знает этих людей, но их присутствие уже не вызывало в нем отвращения.

Затем он заметил, как Занони опустилась рядом с ним на колени и стала развязывать его. Против своей воли он почувствовал влечение к этой прекрасной женщине и благодарно ей улыбнулся.

Точно во сне он слышал, как доктор Кварц распорядился бросить труп несчастного Прейса в вырытую им и сыщиком яму, засыпать ее землей и утрамбовать. Но Ник Картер в этом не видел ничего дурного, ему казалось в порядке вещей, что Прейс был задушен арканом и погребен.

Двойное действие сделанного сыщику впрыскивания сказывалось в том, что оно не лишало его сознания, но настолько ослабило деятельность ума, что он забыл грань между добром и злом и совершенно потерял память о прошлом.

Он видел, что его окружают Кварц, Кристаль и Занони, но соображал только то, что эти лица ему знакомы, имен же их он не помнил, да и забыл свои прежние отношения к ним.

Менее всего он видел в них врагов, напротив, он был им искренне благодарен за оказываемую заботливость.

7
{"b":"13413","o":1}