ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что было дальше?

– Он моментально свалился замертво. Я прислушался. По-видимому, никто не услышать выстрела. Затем я обшарил его карманы и взял содержимое кассы. Всего я раздобыл четыреста десять долларов – вот они.

Паскарель вынул деньги из кармана и положил их на ящик, за которым сидел Меркодатти.

– Вас никто не преследовал?

– Нет.

– Вы это наверное знаете?

– Вполне в этом уверен.

– Бенволио Паскарель, вы хорошо исполнили возложенное на вас поручение.

Преступник ехидно улыбнулся, а затем вернулся на свое место.

Теперь к столу подошел какой-то другой мужчина, по-видимому, казначей отдела, пересчитал деньги, громко повторил сумму и положил деньги в карман, причем присутствующие отмечали что-то в своих записных книжках.

– Мы переходим к следующему вопросу дня, – заявил Меркодатти, – теперь предстоит доклад союза вымогателей.

К ящику подошли трое мужчин. Имена их не были произнесены, но кроме сыщика, все присутствующие, по-видимому, знали их.

Один из них, вероятно предводитель, приблизился к Меркодатти и заговорил:

– Первое наше извещение было послано банкиру Паоли три недели тому назад.

– Знаем, – раздалось несколько голосов.

– Сначала он ни на что не соглашался, но второе письмо с угрозой запугало его.

– Знаем.

– Тем не менее он донес полиции, прося защиты. Мне было поручено послать ему еще одно или несколько писем. В случае неисполнения наших требований в определенный срок, смертный приговор подлежал исполнению. Ему был дан недельный срок для уплаты тысячи долларов, причем было заявлено, что в случае неуплаты он будет убит.

– Какое решение принял Паоли?

– Он произвел уплату.

– Деньги при вас?

– Да.

Докладчик тоже вынул из кармана деньги и положил их на ящик.

– Подтвердили ли вы банкиру получение денег?

– Да, письменно.

– Что сообщили вы ему?

– Я коротко заявил ему, что мы исполним наше обещание, и что в течение одного года мы не будем к нему обращаться с требованиями. Но что по истечение этого срока он должен снова внести нам тысячу долларов, и так далее ежегодно. Я ясно заявил, что он неминуемо будет убит, если откажется от уплаты одного из очередных взносов или обратиться к содействию полиции.

– Отлично, – одобрительно произнес Меркодатти, – казначей, примите деньги.

Казначей встал, подошел к столу, пересчитал деньги и, назвав сумму, положил их в карман.

Снова воцарилось молчание.

– Экзаменатор! – крикнул Меркодатти.

К ящику теперь подошел не кто иной, как Пеллурия.

Бросив многозначительный взгляд на сыщика, итальянец спокойно стал ждать вопроса председателя.

– Какие предложения намерены вы внести?

– На Грандт-стрит проживает некий банкир Канова, человек состоятельный, даже богатый. Ему было послано уже два письма, но он не удостоил нас даже ответа. Я предлагаю, чтобы вымогатели и исполнители в данном случае соединились воедино, и чтобы обязанности тех и других были возложены на одного из наших братьев.

– Это предложение достойно обсуждения, – ответил Меркодатти после короткого раздумья. – Кого же вы считаете способным удачно исполнить эту двойную задачу? Назовите имя.

– Марко Спада – наш друг и брат.

И Пеллурия указал на сыщика.

Меркодатти обратился к Нику Картеру с коварным выражением на лице.

– Вы слышали предложение Пеллурии?

Ник Картер молча наклонил голову, но не произнес ни слова.

– Вы согласны принять на себя это поручение.

Сыщик пожал плечами и улыбнулся.

– Я прошу вас ответить громогласно ясными словами.

– Я принимаю поручение, – ответил Ник Картер, – хотя не совсем понимаю, почему вы в первый же день моего поступления возлагаете на меня исполнение подобных требований.

Меркодатти переглянулся с Пеллурия, а тот ухмыльнулся.

– Хорошо, – пробормотал Пеллурия, по-видимому, удовлетворившись ответом сыщика, вполне соответствовавшим данному моменту.

Но Меркодатти, казалось, остался недоволен возражением Ника Картера. После некоторого раздумья он произнес:

– Я назначу Михаила Пеллурия вашим заместителем, – нерешительно заявил он. – Он будет действовать вместе с вами и под вашим руководством!

Когда сыщик посмотрел на Пеллурия, он заметил, как тот бросил на него взгляд, полный ненависти.

Он понял, что тот охотнее вонзил бы ему нож в горло, чем очутиться у него в подчинении.

"Придется остерегаться этого господина, – подумал сыщик, – да и поведение Меркодатти мне не нравится. Не знаю, что они имеют против меня и почему они меня боятся. Но как тот, так и другой способны укокошить меня, как только я покажусь им неудобным."

Предсказание Лючии Беллини, что никто не потребует клятвы от Ника Картера, сбылось.

Меркодатти произнес несколько заключительных слов, после чего присутствующие медленно и бесшумно вышли из подвала. В конце концов остались только Меркодатти, Пеллурия и Ник Картер.

Это возбудило подозрение сыщика. Снова проснулось его "шестое чувство" и он почуял опасность.

Что-то такое затевалось против него, хотя он не мог еще угадать, что именно.

Когда последние члены союза скрылись за дверями, Ник Картер собрался последовать за ними.

Но Меркодатти остановил его и с ехидной улыбкой спросил:

– Вы очень торопитесь, Спада?

– Не особенно.

– Не подождете ли вы меня? Ведь, нам с вами по дороге.

– Как вам будет угодно, – спокойно ответил Ник Картер.

– В таком случае мы отправимся домой вместе с Пеллурия.

Сыщик кивнул головой и отошел в сторону.

Меркодатти подошел к двери, запер ее и положил ключ в карман.

Затем он выхватил револьвер и прицелился в Ника Картера.

– А теперь, Спада, – хладнокровно заявил он, – вы дадите нам обстоятельное объяснение, или же не выйдете отсюда живым.

Ник Картер и глазом не моргнул, несмотря на внезапность угрозы.

– Что вам от меня угодно? – спросил он с презрительной улыбкой.

– Мы требуем объяснения вашего странного поведения!

– Что вам не понравилось в нем?

– Очень многое. Если вы уже принадлежали к союзу, то почему вы пытались подружиться со мной и с Пеллурия, не сделав предварительно условленных знаков? Почему вы, человек, по-видимому, знающий многое, не доверились нам? Вы напрасно стараетесь уверить нас в том, что вы недавно только появились в нашем городе.

– Вы задали мне столько вопросов сразу, что я уже успел забыть первые, слушая последние, – ответил Ник Картер, пожимая плечами.

– Сколько бы вопросов я ни задал вам, я требую немедленного и подробного ответа, – грозно воскликнул Меркодатти.

– Послушайте, – презрительно отозвался Ник Картер, – спрячьте вашу игрушку в карман. Я вижу, у вас рука дрожит. Таких, как вы, не следовало бы ставить во главе отделов. Вы довольно плохой трактирщик и совсем не годитесь в предводители. Не машите у меня перед лицом рукой, а то револьвер может разрядиться.

– А если бы даже так? – проскрежетал Меркодатти, доведенный до бешенства презрительными словами сыщика.

– Вы должны были бы пенять на себя в таком случае, – сухо ответил Ник Картер.

Но Меркодатти не опустил руки с револьвером. Лицо его приняло жестокое, зверское выражение.

– Отвечайте на мои вопросы! – резко крикнул он, – или я пристрелю вас, как собаку.

– Этого вы не сделаете, – спокойно возразил Ник Картер, – стрелять вы не будете, так как не дерзнете сделать это, а если бы вы все-таки осмелились выстрелить в меня, то в течение ближайших суток вас постигла бы страшная кара.

Эти слова, по-видимому, произвели огромное впечатление на Меркодатти.

Он отвел глаза от Ника Картера и вопросительно взглянул на Михаила Пеллурия.

Этого сыщику только и нужно было.

В ту же секунду Ник Картер отскочил на шаг и поднял кверху обе руки. Точно по мановению волшебного жезла у него моментально в каждой руке очутилось по револьверу.

Блеснул огонек, раздался выстрел и пуля выбила оружие из рук Меркодатти. Револьвер отлетел к стене.

10
{"b":"13414","o":1}