ЛитМир - Электронная Библиотека

По стенам были расставлены уютные кожаные кресла; у одной стены стояло механическое пианино, валики которого представляли собой целую коллекцию всех итальянских популярных песен; у другой стены стоял граммофон с громадным набором всевозможных пластинок.

В конце концов Ник Картер с особенным удовольствием обратил внимание на сиявшую новизной кровать с мягким матрацем и шелковыми одеялами.

– Черт возьми! Недурная обстановочка! – воскликнул Ник Картер с довольным видом, – здесь пожить будет недурно. А если еще и стены, потолок и прежде всего дверь, не пропускают звуков, чтобы нас здесь не могли подслушать, то поздравляю тебя с умением устраиваться, Дик.

– Об этом не беспокойся, – отозвался Дик, улыбаясь, – здесь можно тебя убить по всем правилам искусства, а ты кричи, сколько хочешь, твой сосед в следующей комнате не услышит ни малейшего звука. Тен-Итси великолепно устроил все это.

– А где телефон?

– Его просто гениально запрятали Патси, Тен-Итси и Мак-Коркль. Я преклоняюсь перед твоей догадливостью, Ник, но готов заключить с тобой пари, что ты в течение суток не найдешь аппарата.

– Возможно, что я все-таки выиграл бы это пари, – ответил Ник Картер, – но так как времени у меня немного, то ты уж лучше прямо покажи мне, где он находится.

– Пойдем, – отозвался Дик.

Он направился к нише в стене, отвернул конец ковра и указал на маленький люк в полу.

Открыв этот люк, он вынул из находившегося под ним отверстия телефонный аппарат, к которому был прикреплен большой моток изолированной проволоки.

– Как в сказке! – воскликнул Дик, – стоит тебе постучать об пол, и ты получаешь возможность беседовать, с кем угодно.

Ник Картер рассеянно улыбнулся. Он был слишком занят своими мыслями и не отвечал на шутки помощника.

Он приложил трубку к уху, позвонил и прислушался.

Он в свое время условился с начальником полиции, что телефонистка, как только услышит звонок, должна произнести пароль: "Все готово".

И Ник Картер, внимательно слушая, расслышал слова:

– Все готово.

– Отлично! Говорит Ник Картер, – ответил сыщик, – я довольно долго заставил вас ждать, госпожа?

– Да, четыре недели и два дня, – послышалось в ответ, – я за это время успела прочитать штук полтораста романов.

– Вот как! Дело не маленькое. Надеюсь, вы не пострадали от столь усиленного чтения. Будьте добры известить начальника, когда увидите его завтра утром, что я взялся за дело и начинаю действовать энергично.

– Слушаю, – отозвалась телефонистка.

– Что он, беспокоился по поводу моего долгого молчания?

– Конечно.

– Так вот: сообщите ему, что я здоров и невредим. Прощайте, госпожа.

– Прощайте, мистер Картер.

Сыщик отдал Дику слуховую трубку, а тот положил ее обратно в углубление и затем закрыл люк. Когда он привел в порядок ковер, комната имела опять прежний вид.

– А теперь возьмемся за работу, – произнес Ник Картер, взглянул на часы и прибавил:

– Как быстро время проходит. У меня остается всего только полчаса.

– Что у тебя, свидание?

– Самое настоящее, – шутил Ник Картер, – мне сегодня вечером предстоит познакомиться с какой-то дамой.

– Экий счастливец. Сколько ей лет?

– Она не моложе семнадцати, но и не старше семидесяти.

– Хорошенькая?

– Бог ее знает. Вообще я понятия не имею, хороша ли она или дурна собой, молода или стара, девица она или замужняя, ангел она или черт. Да оно впрочем, и безразлично. Слушай теперь, что я тебе расскажу, Дик.

И Ник Картер в кратких словах рассказал своему помощнику все то, что с ним случилось после того, как он расстался с ним на вокзале в Чикаго.

– Теперь ты все знаешь, – заключил он свой рассказ, – и я попрошу тебя рассказать мне, что ты делал все это время?

– Не стоит и говорить.

– Ты, конечно, сейчас же после приезда в Нью-Йорк поселился в смежной комнате?

– Да, но этим и ограничилась моя работа. Я все это время жил припеваючи и ничего не делал.

– Познакомился ли ты с кем-нибудь?

– Кое с кем, да, но все это ничего не стоит.

– Стало быть, тебе не удалось познакомиться с членами союза "Черной руки"?

– К сожалению, нет, хотя это было бы весьма интересно.

– В общем я доволен этим, так как я решил внести некоторые изменения в известные тебе мои планы. Дело в том, что я пришел к убеждению, что тебе не следует пытаться попасть в союз в качестве участника, а что ты должен будешь пасть его жертвой.

– Приятная перспектива, нечего сказать.

– Поэтому ты где-нибудь поблизости откроешь итальянскую банкирскую контору.

– Это звучит более симпатично.

– Затем я дам понять моим приятелям, что ты человек весьма богатый, бросивший свою родину из-за несогласий во взглядах с прокурором, что твое имя Антонио Вольпе служит тебе только псевдонимом, что ты парень покладистый и что из тебя можно будет выжать порядочную сумму.

– Веселые виды на ближайшее будущее, – сухо заметил Дик и прибавил: – А не лучше ли будет, если ты будешь говорить обо мне только хорошее? Ведь члены союза "Черной руки" так или иначе возьмутся за меня. Тогда дело становится безобиднее, и ты можешь сыграть роль преданного друга.

– Пожалуй, это верно. Но я, конечно, лишь весьма неохотно дам согласие на твое убийство.

– Ты просто душа-человек.

– Причем я устрою так, что твое убийство будет возложено на меня, – заявил Ник Картер, улыбаясь. – Я обязательно должен кого-нибудь убить, чтобы заслужить доверие членов общества. Вот почему я и изменил свой план, так как тебя я скорее всего сумею укокошить.

– Великолепно! Быть по сему! – воскликнул Дик, – а члены мафии, конечно, подумают, что ты на самом деле совершил убийство, и потому почтят тебя полным доверием.

– Будем надеяться. Но теперь я должен идти.

– Не придти ли мне совершенно случайно в Атлантический сад?

– Нет, пока не двигайся с места, Дик. Нас еще не должны видеть вместе, – ответил Ник Картер и ушел.

* * *

Ровно в половине одиннадцатого Ник Картер вошел со стороны Бовери в большой Атлантический сад.

Как всегда по субботам, ресторан был переполнен, и сыщику стоило большого труда получить отдельный столик.

Ему было нелегко удержать этот столик исключительно за собой, так как масса прибывающих гостей домогалась присесть к нему.

Около четверти двенадцатого в зал вошли кавалер с дамой. Они направились прямо к тому столику, за которым сидел Ник Картер, и присели к нему, не спросив даже разрешения.

Так как сыщику не было поручено задать пришедшим какой-либо вопрос и таким образом удостоверить их личность, то он решил до поры до времени не обращать на них никакого внимания и предоставить им начать переговоры. Он нисколько не сомневался в том, что это была именно та чета, которую имел в виду Меркодатти, тем более, что беглым взглядом он убедился, что, как изящно одетая дама, так и ее кавалер – родом из Италии.

Спустя несколько времени кавалер встал и ушел так тихо и незаметно, что даже Ник Картер обратил на это внимание лишь тогда, когда он уже подходил к выходу из зала.

Дама осталась на своем месте.

Она была красавица, каких мало, и своим страстным, южным лицом напоминала только что распустившийся пышный цветок граната.

Ник Картер еще думал над тем, как теперь быть, как вдруг заметил, что на него устремились ее черные глаза.

– Давно ли вы уже находитесь в этой стране, мистер Спада? – спросила она.

Стало быть – пароль. Ник Картер немедленно ответил:

– Для меня существует одна только страна, все мои помыслы постоянно там.

– Вы говорите об Италии?

– Именно, об Италии.

Беседа прекратилась.

Но Ник Картер взглянул на большие стенные часы, на которых было без десяти двенадцать, и произнес:

– Не пора ли нам уходить?

– А куда вы еще собираетесь в столь поздний час?

– Я условился быть в определенном месте.

5
{"b":"13414","o":1}