ЛитМир - Электронная Библиотека

– Недоразумений не было, – уклончиво ответил Ник Картер, – и вам во всяком случае нечего опасаться неприятностей. Я пока еще не могу сообщить вам, почему именно я так интересуюсь изготовителем этих ниток, а теперь попрошу вас еще сказать мне, если возможно, не справляясь по книгам, отсылал ли Каддль в последнее время кому-нибудь такую нитку?

– Отсылал. Это было недели три тому назад, пожалуй, даже меньше.

– Видели ли вы эту нитку?

– Я сам не видел, но ее видел старший надзиратель.

– Он, вероятно, сумеет нам сказать, кому эта нитка была послана. Начал ли Каддль после этого изготовлять новую нитку?

– Весьма возможно. Как только у него выдается свободное время, он вырезает шарики. Такие нитки ему приходится делать довольно долго, так как изготовление отнимает много времени и труда.

– Где теперь находится Каддль?

– По всей вероятности, в своей маленькой мастерской.

– Нельзя ли его занять чем-нибудь в других местах минут на пятнадцать? Конечно, он не должен знать, что кто-то желает осмотреть его мастерскую.

– Это можно. Но я не понимаю, для чего вам это нужно. Надеюсь...

– Терпение, – улыбнулся Ник Картер, – я объясню вам в свое время все, но пока у меня есть серьезные основания не раскрывать своих карт. Так вы будете любезны исполнить мое желание?

– Если вы подождете меня немного, то я сейчас же распоряжусь, – ответил начальник тюрьмы, которому все время было как-то не по себе.

Он никогда не имел случая ближе узнать знаменитого сыщика, но столько читал о нем, что знал, что Ник Картер никогда не занимается мелкими делами. Несмотря на уверение сыщика, что ему, начальнику тюрьмы, никакая неприятность не угрожает, он все-таки предчувствовал, что вся эта история закончится выговором от начальства. Он проклинал всех сыщиков с их делами, но, конечно, с виду был весьма предупредителен и любезен.

Спустя минут пять он вернулся в приемную и проводил своего посетителя в маленькое, с решетками на окнах, помещение длиной в пять и шириной в три метра. Под единственным окном, выходящим во двор, во всю длину стены была приделана широкая толстая доска, служившая верстаком, на котором лежали инструменты, употребляемые обычно резчиками.

Ник Картер высказал удивление по поводу того, что заключенному разрешено пользоваться инструментами, которые он мог пустить в ход в качестве оружия.

– Все инструменты пронумерованы, – сказал начальник тюрьмы, – и заключенный вечером обязан сдавать их надзирателю, кроме того, Каддль за образцовое поведение пользуется, как я уже говорил, особыми льготами.

– Вот как, – проворчал Ник Картер, внимательно осматривая помещение и не упуская из виду ни одной мелочи.

– А вот и нитка, – вдруг воскликнул Ник Картер, – которую он сейчас делает.

Он указал на ряд выделанных из дерева шариков, связанных между собой стальными звеньями. По-видимому, нитка скоро должна была быть готова. Каддль просто положил ее на верстак, когда его вызвали.

Нитка имела в длину дюймов восемнадцать. Шарики на ней были крупнее тех, что были нанизаны на найденной сыщиком нитке. Самые маленькие шарики новой нитки были больше самых больших на найденной нитке. Вообще, все составные части были пропорционально больше.

– Вот эту нитку Каддль делает для моей дочери, – заметил начальник тюрьмы.

– Как так? – спросил Ник Картер, внимательно разглядывая нитку.

– Моя дочь как-то случайно увидела одну из изготовленных им ниток, – пояснил начальник тюрьмы, – и высказала желание иметь такую же. Каддль тотчас же и взялся за работу.

Тем временем Ник Картер заметил к крайнему своему изумлению, что шарики на новой нитке тоже составляли известные слова по азбуке Морзе. Он прочитал: "Да хранит тебя судьба на жизненном пути и..."

Дальше шариков больше не было. По-видимому, Каддль привык делать нитки с таинственным значением и не сделал исключения также и в данном случае.

– Ну-с, теперь вернемся в приемную, – сказал Ник Картер, – больше мне здесь пока делать нечего.

На самом деле, Ник Картер был очень доволен осмотром мастерской Каддля. Он дал ему неоспоримое доказательство того, что именно Каддль изготовил найденную им на улице нитку. Кроме того, он убедился, что Каддль работал не для какого-нибудь третьего лица по предписанному ему образцу, а сам знал азбуку Морзе и соответственно этому самостоятельно нанизывал шарики.

Вернувшись в приемную, Ник Картер обратился к начальнику тюрьмы:

– У меня к вам будет еще просьба.

– Заранее изъявляю готовность ее исполнить, – заявил начальник тюрьмы, который непременно хотел произвести хорошее впечатление на сыщика.

– Благодарю вас. Не будете ли вы любезны разрешить мне поговорить с Каддлем с глазу на глаз?

– С удовольствием. Хотя, – прибавил он нерешительно, – это, собственно, и противоречит уставу, согласно которому при свиданиях должен всегда присутствовать кто-нибудь из чиновников.

– Не беспокойтесь, – ответил Ник Картер, – я хочу говорить с ним без свидетелей не для того, чтобы вы не знали, о чем мы говорим, а потому, что так он скорее разоткровенничается и даст мне все нужные сведения, если никого не будет в комнате, кроме нас одних. В присутствии же третьего лица он не скажет мне ни слова! Верьте мне, я поступаю так в наших с вами обоюдных интересах. Я, впрочем, сообщу вам все данные об этом деле, когда поговорю с Каддлем.

Начальник тюрьмы понял, что Ник Картер твердо настаивает на своем и потому только спросил, вставая:

– Прислать ли вам его сейчас?

– Пожалуйста, но только с условием, чтобы он не знал, кто я такой.

– Конечно, мистер Картер.

– Он даже не должен подозревать, что его расспрашивает сыщик, пока я ему сам не скажу. Впрочем, сколько ему лет?

– Он еще довольно молод, ему еще и тридцати нет.

– Так. А каков он из себя?

– Знаете, мистер Картер, он представляет собой нечто среднее между Аполлоном и Геркулесом. Надо, конечно, принять в расчет коротко остриженные волосы и арестантскую одежду, но смею вас уверить, когда его доставили сюда, я был просто поражен, так как никогда в жизни еще не видел такого красавца.

– Не можете ли вы сообщить мне что-нибудь о его прошлом?

– Могу. Если не ошибаюсь, он прежде ни разу не привлекался к суду, а осужден он был за то, что на улице напал на священника, который отлучил его от церкви. Но я не знаю, за что именно его отлучили.

– Часто ли к нему приходили на свидание?

– Только два раза.

– Давно ли?

– В первый раз его хотела видеть какая-то молодая девушка и это было вскоре после того, как он попал в тюрьму и больше она не являлась сюда. Месяца три тому назад к нему приходил какой-то мужчина.

– Знаете ли вы что-нибудь об этих лицах?

– Кроме имен – ничего, а оснований предполагать, что это были чужие имена, у меня нет.

– А как их звали?

– Девушка назвалась мисс Мулиган, а мужчина записался в книгу посетителей под именем Ф. Д. Моран. Имени мужчины не знаю, но я случайно видел, как молодая девушка прощалась с Каддлем и он назвал ее именем, столь странным, что я запомнил его. Он назвал ее Зара.

Ник Картер кивнул головой.

Беседа с начальником тюрьмы весьма удовлетворила его. Зара Мулиган была та самая Зара, о которой упоминалось в телеграмме на четках, а буква "Ф" перед фамилией Морана обозначала, конечно, только "Филипп".

Глава V

Беседа с Каддлем

Когда в приемную вошел Каддль, Ник Картер сразу увидел, что начальник тюрьмы нисколько не преувеличивал. Несмотря на безобразный арестантский костюм и бритую голову, Каддля смело можно было назвать писаным красавцем. В его манере не было обычной неловкости арестантов: он шел выпрямившись и держал себя с достоинством, как человек из хорошего общества.

Ник Картер понял, что Каддль несомненно получил хорошее воспитание.

Он слегка поклонился сыщику и молча ждал, пока тот с ним заговорит.

4
{"b":"13419","o":1}