ЛитМир - Электронная Библиотека

– Быть может, вы из благодарности теперь ответите мне на те вопросы, на которые вы раньше отказались отвечать?

– К крайнему сожалению, не могу. Не смею, хотя и рискую навлечь на себя ваше недовольство, но в то же время я искренне хотел бы заслужить ваше расположение.

– Не похоже, – заметил Ник Картер.

Каддль, помолчав немного, заговорил:

– Могу вам сказать только одно, мистер Картер! Я два раза уже собирался ехать к вам в Нью-Йорк, чтобы поговорить с вами, правда, еще до того, как я попал в тюрьму. Затем я два раза намеревался вызвать вас сюда в надежде на то, что вы мне поможете!

– Когда именно это было?

– В первый раз вскоре после того, как я был отлучен, а во второй раз несколько дней спустя после моего прибытия в тюрьму!

– Я вас положительно не понимаю, Каддль! – воскликнул Ник Картер, глядя на арестанта. – И больше вы ничего не хотите мне сказать?

– Нет, мистер Картер! При всем желании не могу! Дайте мне хоть подумать! Начальник тюрьмы, конечно, знает ваш адрес, а я спустя некоторое время сообщу вам все, что вам угодно знать!

– Хорошо! Теперь нам больше говорить не о чем, – произнес Ник Картер и нажал кнопку электрического звонка.

Явился начальник тюрьмы. Каддль уже встал и стоял у двери.

– Вы закончили, мистер Картер? – спросил начальник тюрьмы.

– Да.

Был вызван надзиратель, который отвел Каддля в его камеру.

Ник Картер пересказал начальнику тюрьмы всю свою беседу с Каддлем и закончил словами:

– Будьте уверены, каждая нитка, изготовленная Каддлем, представляла собой какое-нибудь извещение, даже та, которую он делает для вашей дочери.

Начальник тюрьмы был глубоко возмущен тем, что Каддль провел его, и он, несомненно, выместил бы свою злобу на арестанте, если бы Ник Картер не успокоил его.

– Не наказывайте его, – сказал он, – конечно, не из-за того, чтобы потакать ему, а для того, чтобы уличить его в его проделках. Я ему дал понять, что ничего не скажу вам об его секретных извещениях, так что, если вы оставите его в покое и не дадите ему понять, что посвящены в его тайну, то он будет спокоен и даже, пожалуй, попробует снова послать кому-нибудь такое своеобразное извещение.

– Вряд ли он попадется в эту ловушку! Слишком он хитер для этого!

– Возможно, – согласился Ник Картер, – но попытаться все-таки можно. Как только он изготовит новую нитку, вы ее тотчас же захватите и пришлите мне, когда узнаете, кому она предназначалась. А я затем лично передам эту нитку адресату.

– Знаете ли, мистер Картер, что я думаю?

– Именно?

– Мне кажется, он замышляет бегство из тюрьмы, и запасается содействием своих друзей и сообщников.

– Не думаю, – возразил Ник Картер, – по-моему, он совершенно не помышляет о бегстве. Напротив, ему, по-видимому, безразлично, сидеть ли полтора года или весь срок. Кроме того, раз он находится в тюрьме, никому в голову не придет обвинить его в соучастии в преступлении, совершаемом его друзьями. Впрочем, он мне сказал еще вот что: два раза уже он собирался дать мне все необходимые сведения, и оба раза он предпочел молчать. В конце концов, он попросил дать ему время на размышление и обещал известить меня через вас, когда придет к определенному решению. Возможно, что он пожелает видеть меня лично, тогда вам нужно будет протелеграфировать мне только одно слово "четки". Если меня не будет в Нью-Йорке, то телеграмма будет передана мне вслед.

– Все будет сделано, мистер Картер.

Начальник тюрьмы был весьма озабочен: ему казалось, что Каддль – член шайки преступников, который держал связь с ними и давал распоряжения для совершения преступлений через свои четки.

– Следующим поездом я уезжаю в Вашингтон, – сказал Ник Картер, берясь за шляпу и перчатки, – повторяю: Каддль ничего не должен знать, иначе мы ничего не добьемся.

Глава VII

Пустая карета

В шесть часов вечера Ник Картер вернулся в Вашингтон. На вокзале его ждал Патси, которого он известил телеграммой о часе своего прибытия.

– Ну, что тебе удалось узнать? – спросил Ник Картер, поздоровавшись со своим помощником.

– А я как раз хотел спросить то же самое у вас, – рассмеялся Патси.

– Что же. Обменяемся впечатлениями за обедом, – предложил Ник Картер, – надо тебе сказать, я умираю с голода. Возьмем карету и поедем в гостиницу Ралей.

Прибыв в ресторан, Ник Картер заказал обед, и рассказал своему помощнику о своем свидании с Каддлем.

– Я нарочно ознакомил тебя сначала с результатом моей поездки, – закончил он свое повествование, – потому что это, несомненно, поможет тебе разобраться в собираемых тобой данных о таинственной Заре. Я не верю, чтобы Каддль сказал мне всю правду! В общем, я этого человека никак не могу понять! Ну, а теперь говори, как твои дела?

– К сожалению, у меня мало нового, – заявил Патси, – в сущности, я знаю не больше того, что знал и раньше. В адресной книге я нашел три лица, носящих имя Зара, у двоих это имя, у третьего фамилия.

– Принадлежат ли они к одной и той же семье?

– Как будто бы нет. Я прочитаю вам то, что узнал.

Он вынул из кармана записку и начал читать:

– Зара Мулиган...

– Как? – прервал его Ник Картер, – значит, Каддль все-таки надул меня, когда говорил, что девицу, которая приходила к нему в тюрьму, зовут не Зарой. Ну, читай дальше.

– Так вот: Зара Мулиган, Юго-Восточной части, улица В., № 39.

– Дальнейших подробностей не было? Замужем ли, девица, занятие?

– Нет, только имя, фамилия и адрес.

– Ты не заходил к ней?

– Ни к ней, ни к другим.

– Дальше.

– Зара Залинский, музыкант, Северо-Западной части, улица П., № 91.

– Должно быть, поляк. А дальше?

– Зенобия Зара, учительница. У нее два адреса: Юго-Восточной части, улица С, № 72, где она живет, и Северо-Западной части, улица Ф., № 14, где у нее приемный кабинет.

– А в адресной книге просто указано "учительница"? Странно. А чему же она учит?

– Этого не сказано.

– Жаль. Из этого мы могли бы вывести кое-какие заключения. Быть может, она даст уроки резьбы деревянных вещей, вроде шариков для четок.

– Понимаю, – улыбнулся Патси, – к сожалению, этого не сказано.

– Когда мы пообедаем, то пойдем разыскивать этих лиц. Торопиться некуда, так как Каддль, конечно, не мог успеть известить их о моем посещении в тюрьме, ведь я отнял у него всякую возможность общаться таким образом.

– Отлично, – заметил Патси, – но как вы полагаете сделать: имеете ли мы пойдем к этим господам, или каждый из нас отдельно?

– Лучше, если мы будем действовать независимо один от другого. Ты пойди на улицу П. и справься о музыканте Заре Залинском, а я пойду к мисс Заре Мулиган. Затем мы с тобой сойдемся на углу авеню Нью-Джерси и улицы Б. и отправимся вместе к госпоже Зенобии. Один должен ждать другого, а то тебя или меня могут задержать подольше.

Когда официант подал последнее блюдо, Ник Картер спросил:

– Ты читал сегодняшние газеты?

– Нет, времени не было. Ведь я просмотрел всю адресную книгу с начала до конца два раза, чтобы не пропустить кого-нибудь.

– Я тебя и не упрекаю, но все-таки заглянуть в газеты можно было, – заметил Ник Картер и попросил официанта принести газету.

Как только он открыл газету, он произнес:

– Жаль, Патси, что ты не удосужился прочитать эту газету. Там есть нечто такое, что должно тебя заинтересовать.

– Будьте добры, прочтите вслух, – сказал Патси, который в это время снимал кожу с золотистого банана.

– Ты на старости лет разленился, – ответил Ник Картер, шутливо грозя ему пальцем, – ну, так и быть, прочитаю тебе.

Статья гласила следующее:

"Сегодня утром вблизи моста Кабин, около шоссе, найдена наемная карета без четвертого колеса. Карета стояла довольно далеко в стороне, на лугу, так что можно было подумать, что ее туда завез либо седок, либо кучер, с тем, чтобы оставить ее там до починки. По расспросам полицейского выяснилось, что карста стояла на том же месте уже накануне. Осмотрев тщательно карету, полицейский обратил внимание на то, что занавески на окнах были спущены, а двери так заперты, что их нельзя было открыть обычным путем. В это время проезжал полковник Мур, начальник Вашингтонской полиций. Полицейский доложил ему о своей находке и Мур распорядился взломать дверцы кареты. Оказалось, что в карете лежит труп молодого человека, несомненно, убитого. Кинжал еще торчал у него в груди. Бедняга, по-видимому, умер моментально, не успев даже крикнуть. На переднем сидении лежали две сбруи. Вероятно, с лошадей, которые были запряжены в карсту. Недостающее колесо валялось вблизи в кустах. Повреждений на нем не было, и по-видимому, оно было снято с оси только для того, чтобы создать видимость несчастного случая. Лошади исчезли бесследно, как и владелец кареты. Полиция уже обыскала все конюшни и дворы, допросила всех кучеров, но ничего не добилась".

6
{"b":"13419","o":1}