ЛитМир - Электронная Библиотека

Патси внимательно выслушал всю статью.

– Знаете ли, что мне кажется? – сказал он, когда Ник Картер отложил газету. – Убитого зовут, наверно, Филиппом.

– Так думаю и я, – задумчиво произнес Ник Картер, – но вот подают кофе. После обеда мы сделаем наши три визита, а потом отправимся к полковнику Муру за более подробными сведениями и чтобы осмотреть труп.

– Я готов на все. Закурим сигары и вперед.

Спустя десять минут сыщики разошлись в разные стороны.

Но розыски оказались не так просты, как полагал Ник Картер.

Нику Картеру сообщили, что мисс Зара Мулиган действительно проживала в указанном доме, но выехала несколько месяцев тому назад неизвестно куда.

Ник Картер тотчас же поехал на почтамт и спросил там, не оставляла ли мисс Зара Мулиган какого-либо адреса, по которому ей могли доставляться письма. Никакого адреса не оказалось, так что Ник Картер прямо отправился туда, где он условился встретиться с Патси.

Ему пришлось ждать своего помощника недолго.

– Ну, что ты узнал о Заре Залинском? – спросил он.

– Он поляк, – сообщил Патси, – носит обычную шевелюру музыканта и играет каждый вечер в оркестре одного из пригородных театров. Он как раз собирался уходить, когда я явился. Я заговорил с ним, мы побеседовали немного, а потом поехали вместе на трамвае. Он решительно ничего общего не имеет с нашим делом.

– Что ж, пойдем к Зенобии Зара, – сказал Ник Картер, – и именно на квартиру, а не в официальную приемную, так как теперь ее там, наверно, уже нет. По всей вероятности, мы и тут ничего не добьемся, но мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы раскрыть эту тайну.

– Пойдем пешком? – спросил Патси. – Отсюда ведь не далеко.

– Пойдем.

Глава VIII

Поразительные открытия

Сыщики дошли до ветхого, довольно запущенного двухэтажного дома. От улицы он был отделен садиком, окруженным старой, ржавой железной решеткой. Сад зарос высоким бурьяном и травой. Само здание производило какое-то мрачное впечатление, казалось, что в нем никто не живет.

– Мне что-то кажется, что тут нам предстоят новые загадки, – сказал Ник Картер.

– Совершенно верно, – согласился Патси, – даже жутко смотреть на этот дом. Точно он заколдованный.

Ник Картер позвонил, но никто не отозвался. Позвонив еще два раза, Ник Картер потерял терпение, взял отмычку и открыл замок.

Против ожиданий дверь даже не скрипнула.

Сыщики вошли в темную переднюю и заперли за собой дверь.

Осветив переднюю своими электрическими фонарями, они увидели обычную обстановку: вешалку, несколько стульев и настенное зеркало.

Открыв дверь справа, они вошли в гостиную со старомодной мягкой мебелью, фортепьяно, зеркальным шкафом и старым, истоптанным ковром.

На мебели, однако, не было пыли и по свежему воздуху в гостиной можно было подумать, что ее недавно только проветрили. Если бы время было более позднее, то сыщики предположили бы, что обитатели квартиры уже легли спать, но так как было всего девять часов, то этого нельзя было допустить.

Смежная с гостиной комната тоже была обставлена старомодной мебелью.

Неслышными шагами сыщики направились по лестнице на второй этаж и вошли в первую комнату, оказавшуюся спальной.

Когда луч света от фонаря Ника Картера упал на постель, загадка безмолвной тишины в доме сразу была решена.

На постели лежал труп одетой молодой женщины. Рядом с ней, совсем близко у изголовья кровати, стоял стеклянный флакончик, испускавший резкий запах горького миндаля.

– Синильная кислота, – коротко произнес Ник Картер, – ты слышишь, Патси?

– Слышу! Похоже на самоубийство!

– Вероятно, так оно и есть, – согласился Ник Картер, – а покойница не кто иная, как Зенобия Зара!

– Зара и Филипп, оба имени из той телеграммы, – пробормотал Патси, – дело все больше осложняется.

– Возможно, что это самоубийство ничего общего не имеет с телеграммой, – возразил Ник Картер, – хотя я согласен, что можно предположить их взаимную связь. Мало ли что бывает.

Ник Картер подошел к постели и положил руку на лоб покойницы. Затем он сказал:

– Она скончалась уже давно, быть может, уже несколько часов.

Покойницу нельзя было назвать красивой в обычном смысле слова, но лицо ее отличалось своеобразной прелестью.

– Ей лет тридцать, не больше, – тихо произнес Картер, – почему-то ее лицо мне кажется знакомым, хотя я при всем желании не могу припомнить, где и когда ее видел. Но пока нечего задумываться об этом.

– Вы будете звонить в полицейское управление? – спросил Патси, уходя вместе со своим начальником.

– Нет. Мы сначала поедем к полковнику Муру, которого я хочу лично известить о нашей находке. Этим мы и исполним нашу обязанность, а он со своими подчиненными пусть и займется этим делом, которое в сущности нас не касается.

Спустя минут двадцать они вошли в кабинет начальника полиции.

Ник Картер сообщил ему о своей последней находке, рассказал все, что произошло со времени нахождения четок, и закончил свое повествование словами:

– Нет сомнения, что найденный в карете труп и есть тот самый неизвестный, именуемый в телеграмме Филиппом.

– Это вполне возможно, мистер Картер, – возразил полковник Мур, – но все же сомнительно. Полагаете ли вы, что ваша последняя находка тоже имеет отношение к телеграмме на четках?

– Нет, этого я не думаю, хотя не исключаю возможности. Я никогда не отправился бы в тот дом, если бы мой помощник не нашел в адресной книге имени Зенобии Зара. Вы премного обязали бы меня полковник, если бы поручили кому-нибудь из ваших подчиненных разузнать о прошлом этой мисс Зара.

– Конечно, я сейчас же распоряжусь.

– В адресной книге сказано, что у покойной была какая-то приемная комната или учебное заведение на улице Ф. А если это так, то надо полагать, у нее были ученицы и мы сумеем найти кого-нибудь из них, чтобы получить необходимые нам сведения.

– Это значительно облегчит работу моим людям, – заметил Мур – и я думаю, что через несколько часов я разузнаю все, что нужно.

– Нет ли у вас еще каких-нибудь сведений помимо того, что было в газете? – спросил Ник Картер.

– К сожалению, ничего.

– Значит личность убитого не установлена?

– Нет! На трупе не оказалось ничего такого, что могло бы дать дополнительные сведения. При нем не было ни часов, ни кошелька, ни даже носового платка, а на белье его нет меток.

– Сколько ему лет по вашему мнению?

– Лет тридцать с небольшим. Если хотите, осмотрим труп сейчас. Знаете, я тоже присоединяюсь к вашему мнению, что он и есть тот самый Филипп, о котором идет речь в телеграмме.

– Есть ли у вас какие-нибудь данные относительно кареты?

– Да, нам удалось установить, что у одного из владельцев манежа в Балтиморе исчезли карета и пара лошадей. Этот господин завтра приедет сюда и установит, ему ли принадлежит найденная карета с лошадьми, которые были найдены сегодня.

– Вот как, лошади тоже найдены? Где именно? – заинтересовался Ник Картер.

– Во всяком случае, мы полагаем, что лошади, которые найдены, были запряжены в этой карете. Они найдены в противоположном конце города вблизи скакового поля. Тут же, в кустах, было найдено два седла со всеми принадлежностями. Отсюда можно заключить, что кучер с убийцей, который, надо полагать, сидел вместе со своей жертвой в карете, увели лошадей именно к скаковому полю. А седла могли быть заблаговременно спрятаны под козлами или даже в самой карете.

Полковник и сыщики отправились в покойницкую, где находился убитый.

Едва только Ник Картер взглянул на покойного, как чуть не вскрикнул от изумления.

– Неужели вы его знаете? – спросил полковник.

– Нет, но дело опять усложняется.

– Каким образом?

– Когда я взглянул на покойного, – ответил Ник Картер, – мне сразу показалось, что это тот самый человек, с которым я сегодня утром беседовал в тюрьме Моммензин в Филадельфии, так он на него похож.

7
{"b":"13419","o":1}