ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неужели вы думаете, что разделаетесь один?

– Попробую.

– А я не буду помогать вам?

– Это, по моему, не имеет никакого смысла. Если нельзя устроить это с быстротой молнии, то и начинать не стоит. Вы удирайте и ожидайте меня на ближайшем углу. Я знаю по близости такое место, где мы с успехом можем скрыться.

– Тем лучше, Спада! Буду делать так, как вы говорите!

– Тише. Идут.

Кто-то повозился у замка и вслед за тем дверцы кареты открылись.

– Выходите, окаянные, оттуда!

Согласно своему плану Ник Картер соскочил на землю обеими ногами сразу и в тот же момент накинулся на смотрителей.

Так как смотрители отошли было немного в сторону, то Пеллурия не мог видеть, что собственно делается. Но судя по глухому звуку падения человеческих тел, он решил, что Марко Спада успешно выполнил свое намерение.

Выскочив из кареты, он увидел на земле двух растянувшихся смотрителей; Марко Спада боролся с кучером.

Пеллурия в нерешительности остановился, так как ему хотелось помочь своему храброму приятелю, но когда Спада крикнул ему убираться как можно скорее, он помчался вперед по улице Лудло.

На ближайшем углу он остановился и прислушался.

Он радостно вскрикнул, когда услышал в ночной темноте быстро приближающиеся шаги, а затем узнал своего приятеля Марко Спада.

– За мной, Пеллурия, – шепнул ему Ник Картер, быстро проходя мимо.

Они прошли по целому лабиринту улиц и переулков, пока, наконец, Ник Картер остановился и положил итальянцу руку на плечо.

– А теперь, Пеллурия, нам уже не страшны никакие сыщики! – проговорил он, улыбаясь.

– Они, еще, пожалуй, могут нагнать нас, Спада! – боязливо ответил тот.

– Да они и понятия не имеют, куда именно мы бежали! Кроме того, ни один из них не очнется от обморока раньше, как часа через два!

– Неужели вы уложили всех троих! Черт возьми, и молодец же вы! Но не будет ли лучше, если мы попытаемся уйти подальше, как можно скорее?

– Напротив, слишком большая поспешность может навлечь на нас подозрение! Мы пойдем дальше совершенно спокойно и никто не заподозрить в нас беглых арестантов!

– Вы правы, Спада, – согласился Пеллурия. – Куда же мы пойдем?

– В тот дом, о котором я вам уже как-то рассказывал. Он находится вблизи нашего квартала.

– Да ведь там-то нас будут искать прежде всего!

– Отнюдь нет. Я нанял там такую комнату, что вся нью-йоркская полиция не найдет нас.

Пеллурия, покачивая головой, пошел вслед за своим приятелем, который шел вперед весело и беспечно; сам Пеллурия страшно волновался и все время боязливо оглядывался по сторонам.

– Неужели вы думаете, Спада, что в той комнате мы будем в безопасности? А если бы даже и так, то ведь там мы будем в таком же плену, как в тюрьме: на улицу мы не можем показываться, так как наши портреты завтра же появятся во всех газетах.

– Глупости! До завтра мы с вами так основательно переоденемся и загримируемся, что мы сами себя не узнаем, глядя в зеркало.

– Вы молодец, Спада! Разве вы умеете гримироваться?

– Погодите, сами увидите! – ответил Ник Картер.

– В вашем лице я нашел истинного друга! Я виноват перед вами, Спада, так как сначала заподозрил вас и замышлял против вас недоброе!

– Забудьте об этом, Пеллурия! У нас с вами теперь более спешные дела, так как мы должны как можно скорее завязать отношения с каким-нибудь другим отделом "Черной руки".

– Об этом уж позвольте побеспокоиться мне, Спада! Надо вам сказать, что я состою членом самого могущественного отдела, самого главного союза. Вы уже слышали о "Черной сотне"?

– Где бы! Неужели вы...

– Да, я состою ее членом! – торжественно заявил Пеллурия, – это так же верно, как то, что вы осенью еще не надеялись бы сделаться членом союза! Но после всего того, что вы для меня сделали, вы достойны быть принятым в состав "Черной сотни"!

– Знаете, Пеллурия, ведь это моя давнишняя мечта, – шепнул Ник Картер, – я очень много слышал об этой "Черной сотне"! Расскажите мне побольше о ней.

– Видите ли, "Черная сотня" – это наши избранники, в ряды которых может быть зачислен лишь тот, кто совершил для союза "Черной руки" что-нибудь выдающееся.

– А вы разве совершили что-нибудь такое?

– Еще бы! Я ведь заставил одного итальянского герцога уплатить нам полмиллиона лир, а когда он отказался от вторичной платы такой же суммы, то я убил его кинжалом! Это было в Италии, где мне после этого оставаться, конечно, было нельзя. Вот меня и отправили сюда с тем, чтобы зачислили в "Черную сотню"!

– Вот как! А я и не думал, что вы так храбры! Ведь в сравнении с вами я мальчишка и щенок! Я ничего не сделал такого, чем мог бы заслужить подобное отличие!

– Напрасно вы так думаете, Спада! Вы спасли от тюрьмы и смерти члена "Черной сотни", а это равносильно тому, что сделал я для союза. Поверьте мне, Спада, моей рекомендации будет достаточно, чтобы вас приняли!

– А если нет вакансий? Ведь это братство состоит, надо полагать, из ста членов?

– Вакансии всегда есть! Ведь члены этого братства не только пользуются почестями, они подвержены также частой опасности, так как им поручаются самые трудные дела! Кроме ста действительных членов в братстве есть еще начальник!

Пеллурия наклонился ближе к своему спутнику:

– Вы знаете Беллини? – шепнул он.

– Как! Отец Лючии? – в изумлении спросил сыщик.

– Нет, это другой Беллини, родственник того старика, но он именует себя Калиостро!

– Имя подходящее!

– Лучшее трудно было придумать! Так вот, слушайте же! Братство "Черной сотни" стоит во главе всех прочих отделов в Америке. Оно приводит в исполнение все распоряжения, отдаваемые Беллини в качестве верховного руководителя союза "Черной руки", распространенного по всему земному шару. Члены братства набраны со всех частей света. Кто отличится каким-нибудь подвигом, тот попадает в баллотировочную запись, на основании которой производятся выборы. Сами выборы происходят в доме Беллини. Порядка избрания я и сам не знаю, но я знаю, что "Черная сотня" распоряжается неограниченной властью по всей Америке. Все местные отделы, как бы они не были сильны сами по себе, обязаны повиноваться "Черной сотне". Для достижения этой цели "Черная сотня" ведет подробную отчетность всем отделам и ей известна биография каждого члена в отдельности, хотя таких членов в Соединенных Штатах тысячи!

– А кто ведет эту отчетность?

– Глава, как мы называем начальника. Он состоит нашим вожаком, он распоряжается судьбой каждого из нас и за это получает двадцать пять тысяч долларов жалованья в год!

– Недурно, черт возьми!

– Так-то оно так, но не забывайте, что глава уже потому вынужден жить на широкую ногу, что он обязан вести знакомство с представителями высшей власти, так как он таким образом вовремя узнает о мерах, принимаемых против союза "Черной руки".

– Долго ли такой глава руководит союзом?

– Он избирается на всю жизнь, а в случае его смерти "Черная сотня" выбирает из своей среды заместителей.

– А каким образом выбирался Беллини, верховный начальник всего союза "Черной руки"?

– Точно таким же образом, с той только разницей, что тогда из каждой страны света приезжают в Америку делегаты – члены "Черной сотни". Эти делегаты на тайном заседании избирают нового верховного начальника.

– Стоящий ныне во главе союза Беллини уже очень стар?

– Да, ему лет восемьдесят! Да и здоровье его оставляет желать лучшего. Говорят даже, что в близком будущем предстоит избрание нового руководителя.

– А кто займет это место?

– Этого никто не может предсказать! Меркодатти считался кандидатом, но после того, как он похитил Лючию Беллини и скрылся, о нем уже и речи быть не может.

– Не считаете ли вы его предателем?

– Как вам сказать? Меня нисколько не поразило бы известие о том, что "Черная сотня" приговорила его к смерти! Точно не могу этого сказать, так как вследствие своего ареста я не мог присутствовать на последнем тайном заседании!

2
{"b":"13420","o":1}