ЛитМир - Электронная Библиотека

– А где происходят заседания "Черной сотни"?

– Это вы узнаете лишь после того, как подвергнетесь церемонии зачисления в состав членов. Не удивляйтесь, особенного тут ничего нет. Вам только придется собственной кровью записать ваше имя в книгу перечня членов!

– Знаете, Пеллурия, я счастлив, что имел возможность оказать вам сегодня услугу, – произнес Ник Картер и глубоко вздохнул, – ведь без этого я, пожалуй, никогда не нашел бы возможности попасть в члены братства! Но вот мы и прибыли к тому дому, где мы до поры, до времени будем скрываться.

– Слава Богу! А то я сильно устал, да и изнервничался окончательно.

– Пустяки. За нами нет погони и здесь никто нас не тронет. Вот мы и пришли к цели: по этой лестнице надо подняться на третий этаж. Идите за мной, Пеллурия. Ну, вот мы и на месте – войдите сюда.

Ник Картер открыл дверь.

Войдя в комнату, он нажал электрическую кнопку, вследствие чего моментально засияли лампочки двойной люстры.

Пеллурия в изумлении стал оглядываться к комнате.

– Черт возьми. Спада, откуда у вас средства на такую роскошь? – спросил он.

– Я из богатого дома, Пеллурия, – ответил Ник Картер, – садитесь, вот вам бутылка виски, а вот сигары – впрочем, извините, коробка-то, оказывается, пуста. На другой стороне улицы есть табачный магазин, где продаются всевозможные сигары. Не будете ли вы любезны сходить вниз и купить несколько штук? Пожалуйста. Вот вам ключ, чтобы вы могли беспрепятственно вернуться сюда.

Пеллурия был страстный курильщик; так как в тюрьме он сидел двое суток без сигар, то теперь ему страшно хотелось курить и он поспешил исполнить просьбу своего приятеля.

Как только он вышел из комнаты, Ник Картер подошел к нише, отодвинул там ковер и поднял крышку люка, в котором под полом был приспособлен телефонный аппарат.

Телефон этот был устроен по специальному заказу сыщика для того, чтобы он мог во всякое время связаться с начальником полиции. Кроме самого начальника никто в полицейском управлении не знал о существовании этого аппарата.

В одном из секретных помещений здания управления полиции при аппарате неотлучно дежурила достойная доверия телефонистка, на обязанности которой лежало ожидать вызова сыщика.

Как только Ник Картер приложил трубку к своему уху, он услышал заранее условленный пароль:

– Все на месте!

* * *

Михаил Пеллурия, вероятно, немало был бы поражен, если бы мог подслушать своего мнимого приятеля в данную минуту.

Он узнал бы, что Ник Картер нарочно, по заранее и давно уже обдуманному плану устроил бегство из кареты, для того, чтобы дать Михаилу Пеллурия возможность снестись с другими отделами союза "Черной руки".

Начальник полиции очень обрадовался, когда Ник Картер сообщил ему, что имеет надежду попасть, по протекции Пеллурия, в члены "Черной сотни".

Едва Ник Картер успел окончить беседу, спрятать аппарат на свое место и сесть в качалку у окна, как вернулся Пеллурия.

Ник Картер закурил сигару, взглянул на стенные часы и произнес:

– А я полагал, что теперь еще не так поздно. Что бы вы сделали теперь, Пеллурия, если бы могли быть совершенно уверены в том, что полиция не будет преследовать вас?

– А который теперь час? Ого, уже половина одиннадцатого! – воскликнул итальянец, – уверяю вас, Спада, если бы я не опасался, что по дороге меня задержат, я отправился бы немедленно на главную квартиру "Черной сотни" и приготовил бы все, что нужно для вашего избрания, так как завтра ночью должно состояться заседание!

– В таком случае идите, – сказал Ник Картер, – никто не будет вам препятствовать.

– Да, если бы вы могли загримировать меня так, что ни один сыщик не узнает меня на улице!

– Только-то всего? Если хотите, я вас загримирую самым лучшим образом! Можем сейчас же начать работу.

– А каким же образом я попаду сюда обратно? – озабоченно спросил Пеллурия.

– У меня два ключа от парадной, из которых я вам дам один; вместе с тем возьмите также ключ от самой комнаты. Там в углу стоит диван: стоит только вытянуть спинку, и получится весьма удобная кровать. Когда вы полагаете вернуться сюда?

– Часа в два ночи, не раньше.

– В это время я уже буду спать, – смеясь, ответил Ник Картер, – и я буду покорнейше просить вас, Пеллурия, избегать даже малейшего шума ночью, так как, если меня разбудите, то я уже не засну больше. Ну, а теперь скажите, в кого вы хотите превратиться? В китайца или негра, а может быть, в бродягу?

– Вот это последнее, пожалуй, будет лучше всего, – согласился Пеллурия, – в виде бродяги на меня меньше всего обратят внимание в этой части города.

Ник Картер подошел к стоявшему в углу комоду с глубокими ящиками и вынул оттуда несколько коробок, париков, фальшивых бород, а также и несколько разнообразнейших костюмов.

– Вот, Пеллурия, выбирайте, что хотите, переоденьтесь, а все остальное я сделаю в единый миг.

Спустя четверть часа Пеллурия действительно превратился по внешнему виду в бродягу, который ночует на свежем воздухе и знает мыло и его применение лишь понаслышке.

– Спада, вы просто фокусник какой-то! – воскликнул Пеллурия, глядя на себя в зеркало, – теперь меня не узнала бы и родная мать! Да, в таком наряде мне нечего опасаться полиции! А что вы теперь будете делать?

– Как только я выкурю сигару, я лягу в постель, так как страшно устал. Итак, до свиданья, Пеллурия. Когда придете домой, не шумите. Вы, конечно, теперь и должны вести себя, как бродяга: помните, что ни один бродяга не пропустит трактира без того, чтобы не зайти и не выпить хоть на грош. Вы, таким образом, придете немного позднее, но зато никто ни в чем не заподозрит вас.

– Благодарю за совет, Спада, я буду им руководствоваться. Прощайте.

И Пеллурия вышел из комнаты.

Как только он закрыл за собой дверь, Ник Картер вскочил и быстро начал натирать лицо какой-то светлой жидкостью, вследствие чего совершенно изменил цвет лица. Затем он накинул на себя другой костюм и надел парик с фальшивой бородой.

После этого сыщик бесшумно вышел из комнаты.

В лице почтенного старца с седыми волосами и золотыми очками на носу, никто не узнал бы бежавшего из тюрьмы итальянца; сыщик спокойно мог бы заговорить с самим Михаилом Пеллурия, не рискую возбудить его подозрений.

Ник Картер знал заранее, что Пеллурия сначала удостоверится в том, не выслеживает ли его мнимый соотечественник; вот почему сыщик не вышел на улицу, а стал в тени подъезда, где Пеллурия не мог его видеть.

Минут десять Пеллурия следил за домом, прячась по темным углам, наблюдая за подъездом. В конце концов ему показалось, что бояться нечего.

"Отлично! – подумал сыщик, – если он до сих пор не доверял мне, то теперь должно было исчезнуть и последнее сомнение!"

Пеллурия не успел отойти и двадцати шагов, как Ник Картер вышел из подъезда, перешел на другую сторону улицы и последовал за итальянцем.

По-видимому, Пеллурия и в голову не приходило, что его выслеживают и потому он избрал кратчайший путь.

Он прошел по Бликер-стрит и миновал Бовери, нигде не останавливаясь.

Наконец он вскочил в вагон электрического трамвая.

Ник Картер последовал его примеру, с той только разницей, что устроился на задней площадке, тогда как мнимый бродяга стоял на передней.

Пеллурия соскочил с вагона лишь вблизи "Асторгауза", известной гостиницы на углу Бродвея и Садового проспекта.

Теперь Нику Картеру стало много труднее выслеживать итальянца, так как последний сел в фургон, ехавший по направлению к Бруклинскому мосту, да сел так, что мог видеть всех, кто идет сзади фургона.

Но Ник Картер и тут нашелся. Он нанял коляску и приказал кучеру ехать вслед за фургоном, но так, чтобы седевший на последнем пассажир не догадался, в чем дело.

Приехав в Бруклин, Пеллура сойдя с фургона, снова сел в вагон электрического трамвая, и в конце концов доехал до той части города, которая в Нью-Йорке именуется "Гованус" и состоит из массы выходящих на пристань маленьких улиц.

3
{"b":"13420","o":1}