ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут Пеллурия, к изумлению Ника Картера, подошел к пристани и сел в одну из маленьких весельных лодок, стоявших недалеко от товарных складов.

Оставаясь незамеченным, Ник Картер сел в другую лодку, опустил весла в воду и приготовился преследовать итальянца также и по реке.

Лодки стояли вблизи так называемого "канала Гованус", где река расширяется и переходит в залив.

Тут обыкновенно стояли ненужные или вышедшие из употребления судна, начиная с маленькой лодочки и кончая громадной баржой, из тех, что выходят даже в открытое море.

Ник Картер к изумлению своему заметил, что Пеллурия направляется к трем большим баржам, стоявшим одна возле другой на якорях.

Это было тем более странно, что баржи эти, по-видимому, давно уже не пускались в работу, и потому могли служить убежищем разве только водяным крысам.

Пеллурия приблизился к одной из этих барж и скрылся в темноте.

Ник Картер неподвижно сидел в своей лодке и стал его ждать.

Но когда Пеллурия не вышел больше из темноты, сыщик пришел к убеждению, что итальянец либо взобрался на одну из барж, либо находится в непосредственной ее близости.

Ник Картер решил последовать за ним.

Как можно осторожнее он отправился дальше, обращая особое внимание на то, чтобы не столкнуться с одной из ветхих барж и не произвести шума.

Вдруг он остановил лодку, так как услышал шепот нескольких голосов.

По всей вероятности беседовавшие стояли на палубе баржи, но Ник Картер при всем желании не мог их видеть; равным образом он не мог понять ни одного слова из их беседы.

Прошло несколько минут и шепот умолк.

Ник Картер подождал немного, а потом, не расслышав ни малейшего шороха, снова привел свою лодку в движение, подвигаясь вперед вдоль корпуса баржи. Вдруг он ощутил на плоскости корпуса какую-то выпуклость; ощупав это место, он убедился, что то был так называемый грузовой люк, или дверь на шарнирах, закрывающаяся кверху.

Затем Ник Картер пощупал у нижнего края люка ручку, причем к изумлению своему заметил, что люк не был заперт.

Он прислушался. Кругом стояла безмолвная тишина.

Затем он взял свой карманный фонарь и осветил помещение за люком.

Он увидел, что остов баржи был наполнен водой, глубиной, однако, не более фута.

На воде плавало несколько весельных лодок. Очевидно, остов баржи служил местом хранения подобных лодок.

Все это было приспособлено, по-видимому, весьма изобретательным преступником, сюда мог скрыться бесследно всякий преследуемый и никто не догадался бы, что эта баржа служит убежищем для всякого сброда.

Ник Картер не сомневался в том, что Пеллурия причалил сюда только для того, чтобы спрятать свою лодку, вероятно, он говорил со сторожем старой баржи, с которым он потом и ушел куда-то.

Сыщик тоже вошел со своей лодкой во внутрь баржи.

Осмотрев весьма осторожно все внутренние стены баржи и убедившись, что кроме люка не было другого выхода, он опять вышел наружу, закрыл люк, а затем ловко взобрался на палубу.

Он уже собирался продолжать свои расследования, как вдруг опять расслышал чьи-то голоса.

Моментально он юркнул за будку и там прикорнул.

Оттуда он мог видеть почти всю палубу.

Спустя несколько минут он расслышал легкий скрип и вместе с тем к крайнему своему изумлению увидел, как поднимается кверху крыша капитанской каюты.

По-видимому, она поднималась посредством блока.

Когда она открылась настолько, что из-под нее мог вылезти человек, скрип прекратился и сыщик расслышал, как внутри кто-то поднялся вверх по этой лестнице и на палубу вышла какая-то фигура, за нею вторая.

Они остановились на расстоянии всего лишь нескольких шагов от Ника Картера и завели беседу на итальянском языке.

Сыщику, однако, не удалось разглядеть их лиц, но уже из первых же слов он узнал, что Пеллурия здесь не было.

– Пеллурия говорит, что этот Спада достоин доверия, – шептал один из незнакомцев, – причем, по его мнению, он не постоит за крупным вступительным взносом!

– А он поручится своей жизнью за то, что Спада достоин доверия? – спросил другой.

– Разумеется, хотя это, пожалуй и не требуется, если принять во внимание то, что Спада уже сделал для нас!

– С этим я не согласен, – холодно заявил другой незнакомец, – напротив, я ему все еще не доверяло! Мы о нем ничего не знаем! Он заставил банкира Канова уплатить крупную сумму, а когда отдел, к которому он принадлежал, подвергся нападению полиции, он собирался заставить другого банкира – как бишь его?

– Антонио Вольне!

– Ну да, банкира Антонио Вольне, выдать нам свое состояние! И все-таки я считаю нужным подвергнуть его особому испытанию и кроме того заставить его уплатить очень крупный вступительный взнос. Разве вы с этим не согласны, Калиостро?

Ник Картер насторожился: стало быть, то говорил начальник "Черной сотни", главного отдела союза "Черной руки".

– Разве вам уже пора? – спустя некоторое время спросил первый собеседник.

– Да, давно пора! Во время моего отсутствия вы будете здесь распоряжаться! Завтра, ровно в полночь, я снова буду на месте!

– Пеллурия должен проводить Спада до входа в амбар, не так ли?

– Именно так! А теперь прощайте!

– Одну секунду! Вы позволите помочь вам достать вашу лодку?

Калиостро кивнул головой и затем оба прошли через палубу, мимо сыщика.

Ник Картер хорошо видел, как они спустились по трапу и открыли люк.

Он подождал, пока они скрылись в темноте, затем встал, пошел на носовую часть палубы и пролез в отверстие между крышкой капитанской каюты и палубой.

Избегая малейшего шороха, он спустился вниз по лестнице. Там он увидел на полу большое железное колесо, соединенное с блоком, при помощи которого можно было поднимать и опускать крышу капитанской каюты.

Ник Картер очутился в совершенно пустом помещении, объемом приблизительно в три квадратных метра. По-видимому, иного входа сюда не было, но вскоре сыщик нашел весьма ловко скрытую в стене дверь, а затем нащупал и пружину, которую нажал.

Дверь отворилась. В помещении было совершенно темно, не было слышно ни звука.

Ник Картер засветил фонарь, но в тот же момент отскочил назад.

Он чуть не столкнулся в узком проходе с каким-то мужчиной.

Он сообразил, что должен действовать с быстротой молнии, так как иначе очутится в крайне опасном положении.

Весьма возможно, что сыщик погиб бы, если бы яркий луч электрического фонаря не ослепил незнакомца до того, что он остановился, как вкопанный.

Прежде чем он успел пошевельнуться или крикнуть, Ник Картер правой рукой зажал ему рот, а левым кулаком нанес ему такой страшный удар по виску, что тот свалился без чувств.

Опасность до поры, до времени миновала.

Однако, Ник Картер не знал, куда спрятать и себя, и незнакомца так, чтобы собеседник Калиостро по возвращении ничего не заметил.

Оставалось только двигаться дальше, подобрав оглушенного.

Сделав несколько шагов, сыщик в правой стене узкого коридора увидел полуоткрытую дверь. Очевидно, незнакомец вышел именно отсюда.

Ник Картер открыл эту дверь и очутился в чрезвычайно тесном помещении, настолько низком, что он головой чуть не ударился об потолок. Кроме той двери, через которую он вышел, тут были еще четыре двери.

Ник Картер попробовал открыть одну за другой.

Все они были заперты, за исключением одной.

Когда сыщик переступил порог, на него пахнуло холодным воздухом.

Он остановился.

В коридоре раздались тяжелые шаги.

Очевидно, возвращался собеседник Калиостро.

Ник Картер был уверен, что сейчас произойдет столкновение, а потому опустил на пол свою тяжелую ношу.

Но к радости своей он услышал, что незнакомец, вынув из кармана связку ключей, отпирает другую дверь рядом.

Снова Ник Картер засветил фонарь и увидел, что находится в низком, но довольно широком проходе, в конце которого лестница вела куда-то вниз.

4
{"b":"13420","o":1}