ЛитМир - Электронная Библиотека

Сыщик в недоумении пошел дальше, не находя объяснения этому лабиринту.

В конце лестницы, в которой было ступенек пятнадцать, он увидел тяжелую, дубовую дверь, обитую железом. Дверь эта не была заперта. Когда сыщик нажал ручку, она легко открылась; значит, ее открывали часто.

Сыщик теперь очутился в коридоре с асфальтовым полом.

Он сообразил, что по всей вероятности, он прошел через все три баржи, связанные между собой, а теперь вышел на твердую почву. По-видимому, этот проход вел к какому-нибудь дому на берегу.

Проход был настолько высок, что Ник Картер мог свободно выпрямиться; проход был шириной около двух метров.

"Несомненно, это и есть ход к месту заседаний "Черной сотни" и, вероятно, он оканчивается у того амбара, куда Пеллурия должен будет проводить меня по приказанию Калиостро", – подумал сыщик.

Вдруг он остановился.

– Конечно! Ведь это амбары Калиостро! Как это я сразу не догадался! Ведь отсюда снабжается товарами весь итальянский квартал! Эти амбары великолепно торгуют! Калиостро и есть подставное имя предводителя "Черной сотни"! Теперь я понимаю в чем дело! Место это взято в аренду этим Калиостро, один из амбаров которого тоже находится здесь! Он человек богатый, не стеснен в деньгах, а потому приспособил эти три баржи для тайных сходок своей шайки! Этот лабиринт устроен так умело, что я мог бы искать его до второго пришествия, если бы не наткнулся на него совершенно случайно! Работы, разумеется, были произведены членами союза "Черной руки", тем более, что в Америку прибывает больше всего итальянцев – землекопов, каменщиков и плотников. Вот почему Калиостро, занимающий влиятельное положение в качестве владельца итальянских торговых складов, имеет возможность председательствовать по ночам на сходках, подчиненных ему грабителей и убийц, не выходя даже из своего дома! Одного только не понимаю: почему же Калиостро не воспользовался сегодня этим тайным проходом, а предпочел отправиться водой, что много опаснее?

Ник Картер шел дальше, все время неся оглушенного им человека за собою.

Проход оказался много длиннее всех предыдущих.

Наконец, сыщик дошел до второй двери, тоже не запертой и, когда переступил порог, то очутился в большом помещении вероятно, погребе дома Калиостро.

В одном из углов был устроен деревянный сарай, дверь которого была открыта. Внутри стояла кровать и кое-какая мебель.

"Теперь я знаю, кого тащу за собой, – подумал Ник Картер, – этот молодец должен был сторожить у начала прохода, а члены "Черной сотни" почему-то всегда пользуются водным путем. Теперь я свяжу этого сторожа и положу ему в рот платок, чтобы он не мог кричать, когда придет в себя. Затем я осмотрю эти весьма интересные помещения; этим я могу заняться совершенно спокойно, так как теперь вряд ли кто-нибудь еще знает о том, что я нахожусь здесь."

В углу на полу сыщик нашел веревку, которой он связал оглушенного сторожа так, что тот и пальцем не мог пошевельнуть. Затем он всунул ему в рот его же собственный платок.

Пока он еще не думал о том, что будет дальше со сторожем. Ему предстояла задача: возможно тщательнее осмотреть помещение, в котором происходили тайные заседания "Черной сотни". Правда, он мог бы сделать это и в следующую ночь, после принятия его в союз, но предпочел покончить с этим теперь же.

Уложив сторожа на кровать, он перешел в смежное с погребом помещение.

Это было что-то вроде передней, с четырьмя дверями.

Ник Картер прислушался. Кругом было тихо. По-видимому, кроме него в погребе никого не было. Тем не менее он отворил первую дверь с соблюдением всех мер осторожности.

За дверью было расположено помещение, тоже обставленное крайне бедно.

На простом деревянном столе стоял подсвечник со свечой; так как свеча эта горела, то надо было думать, что обитатель комнаты с минуты на минуту должен вернуться.

Ник Картер все-таки вошел; осмотрев комнату и увидя, что в ней нет ничего интересного, он вышел опять в первое помещение и подошел к другой двери.

Она тоже оказалась не запертой.

Во второй комнате было совершенно темно.

Когда сыщик вынул электрический фонарь и нажал кнопку, он чуть не вскрикнул от удивления.

У стены напротив двери, стояла низкая, покрытая ковром кровать, а на ней лежала молодая, красивая женщина, прикованная к стене длинной стальной цепью. Казалось, что она спит.

Ник Картер в тот же момент решил, что он прежде всего должен освободить узницу, хотя вследствие этого он до поры до времени лишался возможности привести в исполнение свое первоначальное намерение разоблачить тайны "Черной сотни".

Он подошел к кровати возможно тихо, чтобы не разбудить спящую.

Цепь была обмотана кругом талии и замыкалась тяжелым стальным замком.

Девушка была вполне одета и лежала спиной к двери, так что сыщик сначала не мог видеть ее лица. Когда он наклонился над ней, он снова чуть не вскрикнул от изумления: девушка эта была не кто иная, как Лючия Беллини, дочь главаря союза "Черной руки".

В свое время, когда Ник Картер ехал на сходку отдела, арестованного по его распоряжению, Лючия Беллини открылась сыщику, а затем сыщик вырвал ее из рук Меркодатти.

Прежде всего Ник Картер открыл замок при помощи своей универсальной отмычки.

Но девушка почему-то даже не пошевелилась и не открыла глаза даже тогда, когда Ник Картер приподнял ее, чтобы снять с нее цепь. Очевидно, она лежала в глубоком обмороке, вызванном каким-нибудь наркотическим средством.

Сыщик взял ее на руки, вынес из комнаты и запер за собой дверь.

"Если и явится сюда кто-нибудь, – думал он, – то он подумает, что девушка заставила дверь изнутри, а прежде чем он узнает истинное положение дела, мы давно успеем уйти отсюда".

Вскоре он нашел узкую, крутую деревянную лестницу, которая вела в верхние помещения.

В верхнем конце лестницы находился большой люк. Пройдя его, сыщик очутился в нижнем этаже товарного склада.

По-видимому, здесь было сложено сукно, так как по стенам были расставлены большие тюки.

Ник Картер осторожно положил девушку на один из этих тюков, а так как, по его предположению, она не могла прийти в себя раньше, как приблизительно через четверть часа, то он еще раз спустился в подвальное помещение.

Он догадался, каким образом избежать надолго обнаружение его смелого поступка.

Связанный им сторож еще не пришел в себя, но сыщик заметил, что через несколько минут он очнется, а потому приходилось торопиться.

Ник Картер вынул из кармана бутылочку с хлороформом, намочил им платок и прижал его к лицу сторожа, так что тот снова лишился чувств.

Ник Картер развязал веревки и вынул платок из его рта, а затем подхватил его и вышел из погреба.

"Если никто не поймает меня теперь же и тем расстроит мой план, то никто и не догадается, что здесь хозяйничало постороннее лицо", – подумал сыщик, направляясь в комнаты, где раньше находилась Лючия Беллини.

Войдя в эту комнату, он положил сторожа на кровать, на которой раньше лежала узница, дважды обмотал вокруг его тела стальную цепь и снова запер замок, так что пленник теперь находился в состоянии еще более беспомощном, чем до него Лючия.

Едва Ник Картер успел запереть дверь и положить ключ в карман, как услышал тяжелые шаги в асфальтированном коридоре; вслед за тем скрипнула какая-то дверь и послышалось несколько мужских голосов.

Пришельцы вошли в погреб.

Ник Картер моментально вскочил на лестницу и скрылся наверху за люком.

Очевидно, незнакомцы пришли за Лючией; так как дверь была заперта, то они несомненно попытаются взломать ее, а так как на это нужно было время, то Ник Картер имел возможность бежать вместе с Лючией.

Сыщик хотел внушить членам "Черной сотни", что Лючия освободилась без посторонней помощи, справившись также со сторожем.

Если бы это удалось, то план сыщика мог считаться удавшимся. Вряд ли члены "Черной сотни" поверят сторожу, что он застал в подземном проходе человека с электрическим фонарем, а скорее сочтут его изменником.

5
{"b":"13420","o":1}