ЛитМир - Электронная Библиотека

На них пахнуло свежим воздухом после удушливой атмосферы в тесном проходе, в котором они до этого стояли.

Однако, дверь выходила не прямо на улицу, как предполагал Ник Картер.

По просьбе Лючии он засветил электрический фонарь и увидел, что им надо пройти еще один коридор, настолько узкий, что можно было продвигаться вперед лишь боком.

По-видимому, коридор проходил внутри толстой стены, в которую воздух поступал из маленьких отверстий.

После крутого поворота показалась тяжелая железная дверь.

Лючия снова остановилась. Она дотронулась до руки сыщика и проговорила:

– Теперь мы у цели. Вот эта дверь покрыта снаружи кирпичами и так искусно вделана в стену, что никто не может догадаться, что здесь имеется выход. Даже днем его никто не найдет, а тот кто его знает, не сумеет открыть его, не зная секретного механизма.

– Отлично! отлично! – заметил сыщик.

– Вы видите, что на дверях нет замка, – продолжала Лючия, – да и не пружиной она открывается, а особым специальным затвором, изготовленным по специальному заказу Калиостро. Вот посмотрите, – продолжала она, опускаясь на колени, – видите вот этот маленький засов? На нем держится вся дверь. А теперь обратите внимание!

Она отодвинула засов и встала.

Тотчас же большая дверь открылась во внутрь, образовав, однако, щель только сантиметров в пятнадцать. Потом она остановилась и начала подниматься вверх.

– Идем, – торопила Лючия, – дверь сейчас же опустится вниз.

Как только сыщик вышел вслед за Лючией на улицу, стена опять опустилась вниз и бесшумно закрыла отверстие, от которого не осталось и следа.

– Калиостро большой умница! – заметил Ник Картер, – ведь это замечательный механизм! Быть может, в будущую ночь нам придется им воспользоваться!

– Вот для этого я и объяснила вам все так подробно, – ответила Лючия, причем лицо ее омрачилось, – вы знаете, что моему отцу и мне пришлось много выстрадать из-за общения с союзом "Черной руки" и никакая небесная и земная сила не может освободить нас от этого общения! В качестве прямого потомка первого Беллини, отец мой с самого рождения уже состоял верховным главой этой шайки грабителей, вымогателей и убийц и если бы он хотя единым словом или даже взглядом показал, что он тяготится этой ролью, то был бы убит; та же участь ожидает и меня, если я дерзну воспротивиться законам "Черной руки". Я ненавижу преступные деяния этого союза и потому стала предательницей и выдала вам его тайны, так как вы преследуете те же цели, что и я. Вы тоже добиваетесь уничтожения "Черной руки" по неизвестным мне причинам! А если нам с вами удастся обезвредить эту шайку, которая причинила человечеству неисчислимое горе и печаль, то мой отец будет свободным человеком, – только тогда мы будем счастливы и довольны!

– В какой, именно, день вас похитили? – спросил сыщик.

– Какой у нас сегодня день? Среда? Стало быть, это произошло только вчера вечером.

– С того времени прошло часов пять, – задумчиво проговорил сыщик, – трудно говорить, сколько событий произошло за столь короткий промежуток времени.

Тем временем они миновали узкий переулок, разделявший два огромных здания товарных складов Калиостро. Нигде не было ни души.

– Кажется за нами никто не следит, – заметил сыщик, – преступники, вероятно, еще находятся внизу в подвале и ищут вас. Вряд ли они так скоро прекратят розыски, тем более, что им неизвестен секретный выход из здания и они должны думать, что вы все еще находитесь где-нибудь там в подземелье.

– Но они могут известить Калиостро, – возразила Лючия, – а он, конечно, сейчас же поймет, что я воспользовалась секретным выходом, который он показал моему отцу и мне. Но прежде чем он явится, мы с вами будем уже за тридевять земель.

Сыщик со своей спутницей завернули на улицу, которая шла мимо главного фасада зданий Калиостро. Здесь тоже было мало прохожих.

Вскоре они сели в вагон трамвая и поехали к Бруклинскому мосту.

Там они вышли и Ник Картер по просьбе Лючии подозвал коляску, в которой она собиралась уехать домой.

– Не поехать ли вам лучше со мной? – спросил сыщик, – у меня есть надежный угол, где...

– Нет! Я должна вернуться к отцу, который умер бы от ужаса, если бы завтра утром меня не было дома, – решительно заявила Лючия, – но я надеюсь, что в скором времени мы с вами увидимся! А что касается наших врагов, то я их не боюсь больше после того, как познакомилась с вами! А теперь, прощайте!

Она сердечно распростилась с Ником Картером и уехала.

Сыщик поспешил к себе в итальянский квартал и прибыл в свою комнату еще до возвращения Михаила Пеллурия.

* * *

Ник Картер был настолько предусмотрителен, что соединил замок двери с косяком посредством тонкой шелковой нити, которая, разумеется, должна была оказаться разорванной, если бы кто-нибудь вошел в комнату в его отсутствие.

Так как нитка была цела, то сыщик понял, что Пеллурия еще не вернулся.

Он быстро переоделся, снял грим и по прошествии нескольких минут превратился снова в прежнего Марко Спада.

Затем он лег в постель.

Он притворился спящим, когда Пеллурия вернулся.

Когда итальянец прошел по комнате, сыщик как бы с просонья встрепенулся!

– Алло! Кто там? – крикнул он.

– Это я, Пеллурия! – раздалось в ответ.

Ник Картер рассмеялся.

– Счастье ваше, что вы сразу назвали себя, – проговорил он, зевая, – я уже собирался угостить вас пулей в лоб! Мне видите ли, снилось, что нас преследуют полисмены, а когда меня разбудил скрип двери, рука моя уже схватила револьвер! Который теперь час?

– Половина третьего.

– Да неужели уже так поздно? – воскликнул сыщик, – а я готов был бы поклясться, что лег только четверть часа тому назад.

– Очевидно, вы крепко спите? – спросил Пеллурия, вешая свою широкополую шляпу на крючок.

– Да, но теперь я уже окончательно проснулся. Рассказывайте о ваших приключениях, Пеллурия.

Сыщик взял с ночного столика спички и закурил сигару.

– Сегодня ночью произошло черт знает что такое! – проворчал Пеллурия и засветил электрическую лампочку.

– А что случилось?

– Калиостро ужасный болван! – продолжал Пеллурия, и тоже закурил сигару.

– В чем же дело? Говорите яснее!

– Этот старый дурак похитил Лючию Беллини!

– Быть не может! – воскликнул Ник Картер.

– А между тем это так! Он хотел на ней жениться, хотя годится ей в отцы! Ведь вы знаете, что после смерти старика Беллини Лючия становится главою нашего союза, а так как Калиостро добивается главенства и Лючия отказала ему в своей руке, то он и похитил ее вчера вечером и перевез на главную квартиру "Черной сотни", чтобы заставить ее согласиться выйти за него замуж.

– И там он ее держит в плену?

– Нет, она бежала!

– Стало быть, вы ее освободили?

– Нет не я, – проговорил Пеллурия с глубоким вздохом, – и я очень жалею, что не имел случая сделать это!

– Но каким же образом могла она бежать?

– Ей помог один из сторожей, который, однако, вероятно, чем-нибудь не угодил ей. Как бы там ни было, она ударила его каким-то орудием по голове, он лишился чувств, а она заковала его в те же цепи, в которые раньше была закована сама.

– Как? Калиостро дерзнул наложить на нее оковы?

– Да! Он хотел заставить ее смягчиться, но Лючии удалось вырваться и все наши поиски ни к чему не привели. В конце концов мы впятером отправились к Калиостро и известили его о случившемся.

– А он что?

– Он поклялся, что виновных завтра же постигнет страшная кара, другими словами, завтра один из нас будет убит, по всей вероятности я! Дело в том, что Калиостро подозревает меня в том, что я помог Лючии бежать.

Сыщик задумчиво выпускал клубы дыма. После некоторого молчания он сказал:

– Слушайте, Пеллурия! Вам нечего беспокоиться! Если Калиостро позволит себе слишком много, то мы его припугнем!

– Как так? – спросил Пеллурия.

7
{"b":"13420","o":1}