ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тем не менее, — сказала Морган, — на месте Веры я бы рассердилась.

— Мы с Верой больше не живем вместе.

— Ты… Ты разведен?

— Да.

— Ты говорил о ней как о своей жене.

Джейсон подумал, что внезапный блеск в голубых глазах померещился ему. — Ты спросила, чьи надушенные простыни и одежда для верховой езды, и я ответил. Не думал, что нужно уточнять.

— Развод всегда труден, — тихо произнесла Морган.

— Знаешь по опыту?

— Нет, что ты, я не была замужем. Мне жаль твою жену, Джейсон.

— Не стоит ее жалеть, — резко отозвался он. — Вере больше нравится в Остине, чем на ранчо «Шесть ворот». В любом случае в ее жизни есть новый мужчина.

— Тебе должно быть одиноко, — мягко сказала она.

Ее тон, ее жалость разозлили Джейсона.

— Зачем ты это говоришь? — хмуро произнес он.

— Тебя окружают ковбои. Все они славные парни… Но… — Морган остановилась.

— Ты имеешь в виду, мне не хватает женщины рядом?

— Разве не так?

— В данный момент нет, — спокойно ответил он. — От женщин одни неприятности. Я знаю это по собственному опыту. У меня есть все, что мне нужно, Морган. Ранчо, лошади. Свобода. Дружба.

— Мне кажется, ты хочешь меня о чем-то предупредить.

Эта девушка проницательна. Неплохо. Не возникнет непонимания, когда настанет время ее отъезда.

— Предупредить? Возможно, ты и права.

Пойми: Вера вышла за меня ради выгоды. Некоторое время я действительно верил, что она любит меня, что ей нравится жить на ранчо.

— Потом все изменилось?

— И очень быстро, — усмехнулся Джейсон. — На следующий же день ранчо превратилось в глазах Веры в ужасное место, оторванное от цивилизации. Она хотела переменить все. Она наполнила дом этим глупым мусором — ты, наверное, видела какие-то безделушки. То, что она не забрала с собой при отъезде, я выбросил. Все, кроме одежды для верховой езды и надушенных простыней — я забыл о них.

— Что плохого в желании немного украсить дом?

— В общем, ничего. Но Вера хотела изменить меня. Она надеялась, что может заставить меня жить вне ранчо, в городе, например в Далласе или Остине, где она ходила бы по магазинам, принимала гостей и завела две дюжины подруг, а я бы управлял ранчо на расстоянии. Как эти проклятые фермеры-джентльмены.

— Вы не могли пойти друг другу навстречу?

— Нет. Поняв, что не сможет добиться желаемого, Вера какое-то время дулась, потом уехала.

Помолчав, Морган произнесла:

— Тебе было больно.

— Да… Я пытался урезонить ее, но безуспешно. Она покинула ранчо и быстро нашла себе другого мужчину, более в своем вкусе.

— Сколько в тебе горечи, — сказала Морган.

— Горечи? — Губы Джейсона сжались. — Я бы назвал это реализмом. Вера только притворялась, а я на некоторое время поверил. — Его голос стал более решительным. — Ни одна женщина не нанесет мне больше удара. Ни одна, Морган. — Не все женщины одинаковы, — мягко произнесла она.

— Для меня — все. Других пока не встречал.

— Один неудачный опыт — и ты вообще решил не иметь дела с женщинами?

Джейсон отчужденно посмотрел на нее.

— Я совершенно нормальный мужчина, Морган Мьюир. Мне нравятся женщины. Я люблю обнимать женщину, люблю чувствовать мягкое женское тело. Но в моей жизни женщин больше не будет. Никогда.

— Ты упрям, Джейсон, и решил, что все женщины подобны Вере.

— Докажи, что это не так, — бросил он вызов. Она смотрела на него, ее щеки пылали, глаза сверкали. Желания, которые прежде не могла разбудить ни одна женщина, волной нахлынули на Джейсона. Глядя на хрупкую девочку с пылающим озорным личиком, он понял, что хочет лишь одного — подхватить ее на руки и никогда не отпускать.

— И докажу.

— Как? — Он был заинтригован.

Морган шагнула ему навстречу. Джейсон сидел неподвижно, когда она наклонилась над ним и прижалась губами к его губам.

На мгновение окаменев, он почувствовал огромное возбуждение. Она уже собиралась отойти, когда он притянул ее к себе. Очевидно, только этого не предусмотрела Морган, потому что потеряла равновесие и оказалась у него на коленях.

И затем он поцеловал ее. Решительно, страстно — более страстно, чем целовал любую другую женщину. Его руки удерживали податливое тело, ласкали его. Каждый нерв, каждый мускул громко требовали полного удовлетворения, но в то же время Джейсон понимал, что нужно остановиться.

Наконец его губы оторвались от ее губ. Морган воспользовалась моментом, чтобы откинуть голову и посмотреть на него. Она была так близко; что он мог видеть свет в ее глазах и завитки волос на лбу.

— Ты что? — прошептала она.

— Разве ты не просила? — поддразнил он.

— Я лишь поцеловала тебя. Слегка.

— Чтобы доказать, что не все женщины одинаковы.

— Да… Но я не ожидала такой бурной реакции.

— Чего же ты Ожидала?

— Не… не того, что случилось.

— Следует знать, Морган, — размеренно проговорил Джейсон, — когда ты собираешься соблазнить мужчину, будь готова ко всему. События не обязательно развернутся по твоему сценарию.

— У меня нет сценария, и я не собиралась соблазнять тебя.

Ее щеки пылали, в глазах был ужас. Ну и актриса, усмехнулся про себя Джейсон. Даже Вера была не так убедительна.

— Неужели? — язвительно спросил он.

— Нет! — возмущенно воскликнула Морган. Совсем наоборот. Я пыталась доказать тебе, что женщинами нельзя манипулировать. Я проявила к тебе симпатию.

— Симпатию, — передразнил Джейсон. Так это сейчас называется?

Он попытался притянуть ее ближе, но Морган сопротивлялась. Непроизвольно она поднялась с его колен и встала рядом, пристально глядя на Джейсона.

— Ты по-прежнему не понимаешь, Джейсон?

С пылающими глазами и краской гнева на щеках она еще милее. Но Джейсону нужно вспомнить, что Морган Мьюир — притворщица, как любая женщина. И опаснее многих.

— Я вижу, что ты ничем не отличаешься от Веры, — отрезал он.

— О, как ты низок! — Морган подняла руку для пощечины.

— Не советую, — предупредил Джейсон. — Не думай, что я не отплачу, если ударишь.

— Ты не заслуживаешь симпатии, — отрывисто проговорила она.

— Не нуждаюсь в твоих суждениях.

Но она продолжала:

— Не удивительно, что Вера ушла от тебя. Ни одна женщина не смогла бы остаться с мужчиной, который отталкивает любовь и нежность.

Он перехватил ее взгляд.

— Любовь? — спросил он странным тоном.

Она не ответила на вопрос.

— Ты оттолкнешь любую женщину, которая попытается сблизиться с тобой.

— Хочешь сказать, Морган, что ты хотела бы сближения? — Джейсон не мог поверить, что произнес эти слова.

— Ни за что! — воскликнула она. — Нужно быть дурой, чтобы захотеть сближения с тобой! Хуже чем дурой!

— В самом деле, Морган?

Джейсон быстро поднялся и приблизился так стремительно, что она не успела отступить. Снова его страстные поцелуи требовали отклика от нее, но ее губы не ответили ему. Он чувствовал, что наткнулся на какую-то границу и все его попытки бесполезны.

— Ты действительно ублюдок! — бросила она гневные слова. — Абсолютная свинья!

— Не слишком ли ты все усложняешь? — поддразнил он.

— Усложняю? Ты обвинил меня за поцелуй, а минуту спустя набросился сам, как первобытный дикарь!

Джейсон побледнел.

— Осторожнее, Морган.

— Я не возьму назад ни слова!

В ее глазах сверкали слезы. Зовущие к поцелуям губы дрожали. Джейсон ненавидел, когда женщины плачут. Вера рыдала всякий раз, когда не могла добиться своего. Сначала ее слезы нервировали его, затем он научился Противостоять им.

Джейсон видел, как Морган проглотила ком в горле, затем смахнула слезу. Что-то сжалось в Нем. — Я так понимаю, ты уезжаешь прямо сейчас? — произнес он.

Морган ответила не сразу. Джейсон видел, как худенькие плечи расправились, а головка поднялась. Затем она повернулась к нему:

— Я не уеду. Делай, что хочешь, Джейсон, но тебе не разрушить мою мечту.

Глава 4

Первый урок верховой езды был у Морган на следующее утро.

10
{"b":"13423","o":1}