ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я смогу, Джейсон.

На этот раз он повернул голову.

— Это смешно, Морган.

— Нет, ни капельки. — Снова она коснулась его руки. Это слабое касание заставило его вздрогнуть. — Подумай, — продолжала уговаривать Морган, — таким образом мы сможем уберечь молодняк от беды. Пожалуйста, Джейсон, разреши мне помочь.

Совсем другое «пожалуйста, Джейсон»! Это — искреннее предложение помощи.

Он взглянул на лицо Морган, задержавшись на губах, которые сводили его с ума.

— И что же ты можешь делать? — резко спросил он.

— Поддерживать сломанную часть изгороди, пока ты чинишь ее. Или еще как-нибудь помочь. Похоже, ты до сих пор не веришь; что я держала в руках инструменты. Знаешь, у тебя какие-то странные представления о женщинах. Мы не просто красивые игрушки. Мы умеем не только готовить, стирать и растить детей. Как ни трудно в это поверить, мы можем и многое другое.

— Очевидно, ты по-прежнему считаешь меня деспотом, — сухо произнес Джейсон.

— Я этого не говорила, — улыбнулась она.

Он предпринял последнюю попытку.

— В твои обязанности не входит ремонт изгороди.

Она снова засмеялась.

— Как всегда, ты ищешь повод убрать меня с дороги. Я действительно хочу помочь, Джейсон.

И он наконец сдался.

— Похоже, тебе нравится это, — сказал он спустя некоторое время.

— Еще как!

— Выходит, я многого не знаю о тебе, — восхищенно проговорил он.

— И я тоже.

— Поужинаешь со мной, Морган? — Джейсон сам был удивлен своему приглашению.

— Мы едим вместе каждый вечер.

— В городе. Я знаю хороший ресторан.

Она подарила ему очаровательную улыбку.

— Плата за помощь?

— Мы сможем там поговорить.

Новые искорки в глазах Морган.

— С удовольствием.

Итак, поздно вечером, когда Морган накормила ковбоев, они сели в джип и отправились в ресторан, в небольшой городок, граничащий с ранчо.

Блюда были великолепны: мягкие техасские бифштексы, удивительным способом запеченные овощи и салат с неожиданным пряным вкусом. Джейсон знал толк в винах. Он без колебаний выбрал замечательное вино.

За хорошим ужином и беседа шла прекрасно. Вдали от ранчо, на нейтральной, так сказать, территории, они могли — впервые с момента знакомства — поговорить свободно.

Морган внимательно слушала рассказ Джейсона о ранчо «Шесть ворот». Он родился здесь и еще в детстве научился всему. Бывали голодные годы, и в один такой год отец Джейсона умер. Потребовалась долгая, упорная работа, прежде чем Джейсон достиг успеха.

Затем пришла очередь слушать ему. Он без особого удовольствия слушал Морган. Все становилось яснее с каждой минутой: их дорогам не суждено пересечься — как бы он ни хотел. А он и не хотел. Опасно даже думать об этом.

Они начали говорить о других вещах — о музыке, о спорте, о том, что творится в мире, — и с удивлением обнаружили, что, несмотря на разную жизнь, у них общие интересы.

Было совсем поздно, когда они покинули ресторан, не желая заканчивать вечер, но понимая, что рабочий день начинается рано. Скоро Джейсон поскачет на своем коне на пастбище, а Морган займется приготовлением пищи.

Когда Джейсон открывал дверь джипа перед Морган, его рука скользнула по ее груди. На долгое время оба словно окаменели.

— Джейсон… — прошептала наконец Морган, и ее губы потянулись к нему. — Джейсон, пожалуйста…

Джейсон, пожалуйста. Эти слова он слышал сегодня несколько раз. Но их говорила и Вера. Мог ли он забыть об этом?

Морган опасна не меньше Веры. И даже больше, потому что ее нежность убаюкивает и ослабляет его оборону. Вот она смотрит на тебя этими огромными голубыми глазами и возбуждает желание раствориться, утонуть в них; улыбается тебе сладкими губами и заставляет думать, что ты отдашь весь мир за поцелуй. Он уже близок к тому, чтобы сказать ей слова, которые не говорил ни одной женщине. Вернувшись в свою настоящую жизнь, Морган будет смеяться над всем этим вместе со своими городскими подружками.

Он резко отодвинулся от дверцы. Секундой позже ошеломленная Морган скользнула на сиденье. Вся обратная дорога на ранчо прошла в напряжении. Джейсон вцепился руками в руль. Морган сидела на краешке у самой дверцы. Взглянув раз на ее несчастное лицо, Джейсон больше не поворачивал головы. Всю дорогу они молчали.

И когда вошли в дом — отчужденность оставалась с ними: два человека, случайно оказавшиеся на один вечер вместе.

— Спокойной ночи, — с холодной вежливостью произнес Джейсон.

— Спокойной ночи, — повторила Морган, едва не плача.

Он уже направлялся в свою комнату, когда она окликнула его.

— Может, скажешь, что случилось? Что с тобой?

Джейсон стиснул зубы. Следовало бы ожидать такого вопроса, следовало подготовиться к нему.

— Ничего.

— Это неправда, — настаивала Морган. — Джейсон, что случилось?

Он пожал плечами. Вера устроила ему столько сцен, что хватит на всю оставшуюся жизнь; новых ему не надо.

— Уже поздно, — холодно проговорил он. — А нам завтра рано вставать.

— Я не пойду спать, пока ты не скажешь, что случилось.

Джейсон весь напрягся. Глупо было приглашать Морган на ужин, так же глупо, как брать ее утром с собой ремонтировать изгородь.

— Неужели не понимаешь? — раздраженно проговорил он. — Я не хочу сейчас говорить о пустяках.

— Но это не пустяки! Был такой чудный вечер. Лишь когда мы садились в машину, что-то изменилось. Я чем-то обидела тебя?

Ты возбудила во мне желание. Ты почти заставила меня забыть, что мы не можем принадлежать друг другу. А как ты произнесла свое «пожалуйста, Джейсон»!..

— Не будем продолжать, Морган.

— Если я что-то сделала… сказала…

В холле было темно, но свет из гостиной позволял Джейсону видеть лицо Морган. Ее губы слегка дрожали, в глазах блестели слезы. Это несчастное личико было так привлекательно! Ему до боли хотелось взять ее на руки, хотелось смахнуть слезы с ее глаз. Любить ее…

Нет! Само слово заставило его вздрогнуть.

Он отодвинулся от нее.

— Ты делаешь драму из ничего, — хмуро произнес он. — Мы отлично провели вечер — о чем еще говорить?

Прошло несколько секунд. Джейсон напряженно ждал.

Затем Морган выпрямилась.

— Я рада, что ничего не случилось, — бодрым голосом проговорила она. — Спасибо за приятный вечер. Все было отлично. Спокойной ночи.

Когда Морган на следующее утро накормила ковбоев и вернулась в дом, Джейсон был на кухне.

— Доброе утро, — проговорила она.

— Привет, — коротко откликнулся он.

Обычно они завтракали вместе, но сегодня Джейсон не стал дожидаться ее.

— Ты уже поел?

Джейсон кивнул.

— Я тороплюсь.

Он проглотил свой кофе и вышел из кухни.

Стоя у окна и глядя, как стремительно шагает Джейсон к конюшне, Морган отчаянно желала понять его. С каждым днем она все больше влюблялась в него. Его сила, его твердость, его уязвимость, которая временами проступала, его удивительные темные глаза на суровом лице… и его сексуальность, которая пробуждала в ней дикую страсть, незнакомую прежде…

Но было в нем и другое — странная нетерпимость, которой она не могла понять. Почему так изменилось настроение Джейсона вчера вечером? Большую часть ночи она пролежала без сна, думая об этом.

Внезапно в Морган заговорила гордость. Она любит Джейсона, однако ее чувство явно взаимно…

Тут зазвонил телефон, и она услышала голос своего лучшего фотографа.

— Привет, Морган. Надеюсь, не помешал?

— О, привет, Стэн. Совсем не помешал. Наоборот, мне нужно было поговорить с кем-то близким.

— С тобой плохо обращаются на ранчо? — Он был явно обеспокоен.

— Да нет, напротив. Наверное, это я не всегда на высоте. — Морган решила не открывать душу Стэну. Он звонил не первый раз, и она знала, о чем идет речь. — Ты звонишь по поводу фотоальбома?

— Да. Не хочу торопить тебя, Морган, но меня поджимают сроки, и мне нужно знать, какие фотографии ты выбрала. Мне бы очень хотелось, чтобы у меня в альбоме были некоторые твои фотографии.

17
{"b":"13423","o":1}