ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейсон говорил полунамеками, и Морган вдруг почувствовала себя бесконечно счастливой.

Рука легла ей на плечи.

— Ты знаешь с той ночи в Остине, что я не могу расстаться с тобой.

Румянец залил ее щеки.

— Я знаю это.

— Что же тогда?

— Я знаю, что это влечение.

— Чрезвычайно сильное влечение, — засмеялся Джейсон.

— Но я думала…

— Что ты думала, дорогая?

— Что это лишь физическое…

Он засмеялся снова и притянул ее к себе.

— Не буду отрицать, что моя кровь вскипает, когда я рядом с тобой, и я не могу дождаться, когда мы окажемся в постели.

Она отвернулась.

— Значит, я права.

— Нет, моя дорогая. Физическое влечение — это лишь часть чувства, Которое люди называют любовью.

Любовью… Сердце Морган едва не выскочило из груди.

Джейсон взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. У, нее не было воли сопротивляться.

— Так-то лучше. Я хочу видеть твое лицо. Ты кое-что говорила, Морган.

— Что я говорила? — Он был так близко, что она ощущала щекой его дыхание.

— Перед отъездом. — Его голос внезапно дрогнул. — Ты сказала, что любила меня, Морган.

Ее губы задрожали.

— Я действительно сказала…

— Ты просто злилась? Или на самом деле хотела сказать это? — Его рука поглаживала ее щеку, вызывая безудержное желание. — Я должен знать, Морган. Какое право у него задавать такие вопросы, если сам он ничего не говорил о своих чувствах?

— Морган, скажи мне, дорогая, — он почти умолял. — Дорогая, пожалуйста…

— Я действительно хотела это сказать.

Судорога прошла по его телу. Затем Джейсон прижал Морган к себе.

— О, моя дорогая возлюбленная…

Они сидели некоторое время молча, прижавшись друг к другу. Морган наслаждалась ощущением его сильного тела.

— Ты знаешь, что я чувствую. — Она остановилась.

— И ты знаешь, что я чувствую, дорогая.

Разве не так? — Не услышав от нее ответа, он произнес:

— Моя любимая малышка, как ты можешь не знать? Я люблю тебя так сильно. Только ты делаешь мою жизнь осмысленной.

Ее сердце бешено заколотилось в груди. Она просто не могла поверить услышанному.

— Я не знала. На прошлой неделе я иногда думала… Но Вера…

— Проклятая ведьма! Появляется в самое неподходящее время.

— Она думала, Брент вернулся и я уже уехала.

— Я знаю. Ее приезд — не случайность.

— Ты был так зол, Джейсон. Ты действительно думаешь, что я вылила кофе ей на брюки?

— Морган…

— Я хочу рассказать тебе, Джейсон.

— Я все понимаю, дорогая, без лишних слов. Без подробностей, хотя и о них догадываюсь. Я не должен был допрашивать тебя. Мне нужно было сразу, без допроса, понять, что ты никогда не опустишься до подобного. В тебе нет мелкой мстительности. Это я давно понял. — Его голос окреп. — Сегодня я ошибся, Морган, и никогда не прощу себе этого. Я должен был доверять тебе. Ее глаза засверкали от счастья. Больше слов не требовалось.

Джейсон помолчал. Когда он заговорил снова, его голос дрожал.

— Тогда, в Остине, Вера наговорила ужасных вещей. Я ожидал, что ты поверишь мне, и ты поверила. Ты заслуживаешь такого же доверия от меня. Именно поэтому я не хочу, чтобы ты рассказывала, как все было сегодня. Я догадываюсь, что Вера проделала один из своих мерзких трюков. — Палец коснулся губ Морган, когда она собралась заговорить. — Я доверяю тебе, дорогая.

Какое наслаждение слушать эти слова!

— Странно, почему она уехала так быстро.

Лицо Джейсона помрачнело.

— У Веры не было причины задерживаться, раз я твердо сказал, что у нее ничего не выйдет. В моей жизни есть место только для одной женщины, и эта женщина — не Вера. Я попросил ее уехать — и побыстрее, чтобы я мог догнать тебя. А еще — больше нас не беспокоить.

— Она поняла?

— О, да, больше она не вернется.

— Джейсон, ты, наверное, любил ее раньше.

— Нет, — спокойно произнес он. — Никогда не любил.

— Ты женился на ней.

— Потому что был одинок. Потому что она убедила меня, что мы сможем жить вместе. На какое-то время я поверил. Мне действительно было больно, когда она ушла, но задета была лишь моя гордость.

Рука скользнула по ее волосам, пальцы играли мягкими локонами.

— Пора поговорить о нас, дорогая. Я обожаю тебя, Морган. Твою нежность, твою милую улыбку, твое лицо, твое тело.

Счастье светилось в ее глазах, когда она посмотрела на него.

— Почему ты не сказал мне этого раньше?

— Я собирался. Но в свое время. Завтра вечером, если хочешь знать.

— Не понимаю.

— Я ждал возвращения Брента.

— Какое отношение имеет к этому Брент?

— Чтобы все сказать, моя дорогая, я думал дождаться окончания твоей работы.

— А я все время думала, ты мечтаешь избавиться от меня. Ты так радовался, когда говорил о возвращении Брента. Временами я хотела просто задушить тебя, Джейсон.

— Счастлив, что не сделала этого, — усмехнулся он. — И еще счастлив, что поймал тебя, пока ты была еще на ранчо. Впрочем, это не имеет значения. Я нашел бы тебя, дорогая. Не остановился бы, пока бы не нашел.

Морган озорно улыбнулась. Так легко поддразнить Джейсона сейчас.

— Не знаю, верить ли. Ты хотел избавиться от меня, не мог дождаться, когда уеду.

— Лишь потому, что чувствовал опасность, — грустно признался Джейсон. Ты появилась так неожиданно — самая красивая женщина в мире. Я с первой секунды знал: ты останешься — я погиб. А когда уедешь, увезешь мое сердце с собой. Я уже однажды обжегся, женившись на эгоистичной женщине. Я очень быстро понял, что ты другая, Морган, что, если полюблю тебя, полюблю навек. Я не хотел, чтобы и ты сделала мне больно; я не хотел влюбляться в тебя.

— И именно поэтому пытался избавиться от меня?

— Да. Но я не учел ни твоего упрямства, ни того, что я совершенно не способен устоять перед тобой.

Что он говорит! Слова, которые ей снились, но она и не мечтала услышать их наяву.

— Помнишь, ты думал, что я соблазняю ковбоев?

— Я ревновал, Морган.

— Итак, ты знаешь, что я ни на кого из них и не смотрела?

— Знаю. Но временами не был уверен. И эти обольстительные фотографии. Я был в ярости, когда подумал, что ты принесла их на кухню намеренно. Конечно, я должен был понимать, что ты не могла сделать это. Ревность, моя дорогая. Даже обнаружив, что Хэнк рылся в твоих вещах, я продолжал злиться.

— Почему, Джейсон?

Он молчал несколько минут. Затем заговорил хмуро:

— Я не мог смириться с мыслью, что другие мужчины рассматривают твое прекрасное тело.

— Это лишь фотографии, Джейсон.

— Уже тогда я знал, что влюблен в тебя, и хотел, чтобы ты была моей. Когда Хэнк прижал губы к фотографии, я едва не сошел с ума. Я не мог не уволить Хэнка. — Он снова помолчал. — Я ненавидел и того парня на фотографии.

— Дамиана? У тебя нет причин ревновать к нему.

— Но как он тебя держит!

— Ему было так же противно, как и мне.

— Не может быть! Держать в руках красивейшую женщину в мире!

— Мы оба устали во время этой работы, Джейсон. Потребовались часы, чтобы принять именно эту позу.

— Часы?

Ее щеки снова покраснели, но глаза оставались спокойными.

— Нам не потребуются часы, дорогой. — (Как замечательно эти слова звучали в ее устах!) — Мы будем делать вместе только то, что захотим.

— Я хочу сейчас, — простонал Джейсон и прижал Морган крепче к себе. — Только машина маловата.

Как ни мала была машина, это не помешало ему поцеловать ее — жарко и страстно.

— Нам нужно остановиться, пока не зашли слишком далеко, — сказал он через несколько минут. — Вернемся в дом.

— Ты забыл, что я направлялась в другую сторону, — улыбнулась она.

— Ты никуда не поедешь, моя дорогая. По крайней мере пока не ответишь на вопрос, который я собирался задать завтра. Были бы свечи, вино, музыка. Нет пока только кольца. Я подумал: лучше ты его выберешь сама.

— Трудно поверить…

Джейсон усмехнулся.

26
{"b":"13423","o":1}