ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Жаль, что разочаровал тебя, Морган.

Они засмеялись вместе, и Джейсон подумал: как это замечательно! Затем он спросил:

— Когда ты последний раз ела?

— Дай-ка вспомню. Часов пятнадцать назад, думаю. Салат и стакан молока, перед тем как поехать на ранчо.

— И все? — не мог поверить он.

— Я остановилась на обед. Где-то по дороге. Продукты, целые горы, выглядели неаппетитно. Словно для… — Она помедлила.

Ей не требовалось заканчивать фразу. Джейсон живо представил себе эту сцену. Закусочная у дороги, где голодные ковбои могут найти достойную пищу. Парни, должно быть, были потрясены появлением там Морган Мьюир. Они, наверное, нежно поглядывали — без всяких дурных намерений — на нее, отчего она, конечно, чувствовала себя еще более не в своей тарелке.

— Салат и стакан молока, когда все остальные объедаются жареной картошкой и бифштексами, — снова засмеялся Джейсон. Не раздумывая, он пересек кухню и взял Морган за руку.

Без единого слова они долго смотрели друг на друга. Потом он сказал первое, что пришло в голову:

— Чайник кипит.

— Да… — Ее голос звучал несколько неуверенно — Хочешь кофе?

— Кофе?..

Он посмотрел на нее. Свет падал на ее волосы, обращая их в темное золото, на щеках лежала тень от ресниц, он по-прежнему стоял настолько близко от нее, что неуловимый сладкий аромат слегка кружил голову.

Внезапно его охватило желание. Он страстно хотел прижать ее к себе, чтобы ощутить мягкость ее нежного тела, жаждал впиться губами в ее губы. Его совсем не радовали эти чувства, особенно по отношению к этой девице, которую невозможно будет забыть, когда она уедет.

— Не угодно ли кофе? — с улыбкой повторила она.

— Нет, спасибо.

— Как хочешь…

Она повернулась к чайнику, выключила его и налила себе кофе с несколькими каплями молока.

— Мы завтракаем рано, — сурово произнес он.

Она улыбнулась.

— Конечно. Я знаю.

— Просто напоминаю еще раз. Будет скандал, если мои работники не получат утром еду. Ты должна быть на ногах в четыре, — произнес Джейсон и удивился, как они могут вести такую светскую беседу, когда воздух вокруг насыщен желанием и мысли заняты совсем не тем, о чем говорится вслух.

— Встану.

— В таком случае, чем быстрее ты поешь и ляжешь спать, тем лучше. Никаких оправданий, если не успеешь приготовить завтрак.

Подбородок Морган поднялся с вызовом.

— Не опоздаю. Я не дам тебе повода выгнать меня.

Господи, ну и мастер на провокации! Прекрасно знает, что он хочет сделать с ней. Жаждет сделать… Но он ограничился лишь строгим высказыванием:

— Тогда увидимся через несколько часов. Джексон был у двери, когда Морган произнесла его имя.

Он повернул голову.

— Да?

— Послушай, а кому принадлежат надушенные простыни?

— Простыни?

— Ну, да. Здесь, — она обвела рукой кухню, — почти никаких украшений. Почти спартанская обстановка. И весь дом такой. Тем не менее простыни на моей постели благоухают духами.

Джейсон застыл. Простыни Веры. Он даже не думал, что они по-прежнему лежат в гостевой комнате.

— Чьи это простыни, Джейсон?

— Моей жены, — отрывисто произнес он и вышел.

Больше Морган не смогла проглотить ни кусочка. Последние слова Джейсона ошеломили ее. Жена! Как до нее раньше не дошло, что он может быть женат? Звон будильника вырвал ее из сна. Казалось, прошло несколько минут с тех пор, как она легла спать. В комнате было темно, и светящийся циферблат над ее постелью показывал, что четырех часов еще нет.

Четыре часа — и толпа голодных ковбоев придет завтракать. Четыре часа… Это бесчеловечно!

Десять минут спустя, натянув джинсы и свитер, Морган отправилась на кухню. Джейсон подошел чуть позже.

— О, у тебя тут полный порядок, — произнес он.

Морган дерзко усмехнулась.

— И времени еще с запасом. Держу пари, ты не ожидал найти меня здесь. Джейсон усмехнулся.

— Да, были сомнения.

— Что бы ты сделал, если бы я проспала? Вытащил из постели и затолкал бы на кухню — или сразу же выгнал бы?

— Сначала первое, а в случае неудачи — все остальное, — жестко произнес он, и она заметила веселую искорку в его глазах.

Как легко влюбиться в такого мужчину! Лишь через несколько секунд она вспомнила, почему не могла уснуть. Джейсон женат…

— Ты завтракаешь вместе с работниками? — спросила она несколько удрученно.

— Как правило, нет.

— Значит, в доме?

— Кофе, тосты, пара яиц. Иногда бифштекс. Брент готовит, когда заканчивает работу здесь. — Джейсон посмотрел на Морган. — Как я говорил вчера, ты можешь не готовить для меня.

Где его жена? Неужели она никогда не ест со своим мужем?

— Я буду делать то же самое.

— Я прекрасно могу сам приготовить себе завтрак, Морган.

— Не сомневаюсь, — упрямо проговорила она, — но если Брент готовит тебе, я буду делать то же самое.

— Неужели недостаточно того, что я разрешил тебе спать в моем доме?

— Позволь напомнить, что это был не мой выбор.

— Тогда уж позволь напомнить, что у тебя не было другого выбора, — жестко произнес он.

— Приятно знать, что меня так радушно принимают, — сладко проговорила она.

— Достаточно того, что ты постоянно мельтешишь здесь, Морган.

Морган с трудом смогла скрыть обиду.

— Постараюсь не попадаться тебе на глаза, — сухо произнесла она.

Нужно ли заодно готовить и для невидимой жены Джейсона? Глупый вопрос, конечно, потому что Брент, очевидно, готовил для обоих. Приступив к работе, Морган размышляла, когда же встретит жену Джейсона.

По крайней мере, сегодня утром Морган не нужно напоминать об аппетите ковбоев перед началом длинного трудового дня. Она знала, что Джейсон следит, как она работает, как готовит горы бекона и бифштексов, громадные сковороды яичниц и блинчиков. Ей не потребовалось много времени, чтобы сварить большое количество кофе и поставить кофейники на обеденный стол.

Когда вошел первый ковбой, кухню наполняли дразнящие ароматы и блюда были со вкусом расставлены на столе.

Появился Хэнк. Поведение ковбоя было вызывающим, но Морган вежливо пресекла все его непристойные комментарии. А когда вошел Чарли, его глаза засветились при виде Морган. Он ей тоже нравился, но она понимала, что с ним могут появиться затруднения, и сохраняла дистанцию.

Появились остальные ковбои — крупные, сильные мужчины. Она не могла не проникнуться к ним теплом. Парни принялись за еду с явным удовольствием — ни одной жалобы, — и Морган почувствовала радость от хорошо выполненной работы. Когда ковбои поели, Морган решила отложить мытье посуды на потом и составить Джейсону компанию в доме.

— Я говорил, что сам приготовлю завтрак, — проворчал он.

— А я сказала, что буду делать все, что обязана.

Джейсон нахмурился, но затем улыбнулся. У него приятная улыбка — Морган заметила это сразу. Темные глаза теплеют, и вокруг них разбегаются морщинки. Зубы белые и крепкие, а губы волнующе чувственны.

— Если ты все же хочешь готовить мне завтрак, то можешь и есть вместе со мной. Или снова откажешься?

— Нет, не откажусь.

Если жена Джексона и на ранчо, то на кухне она не появляется и он не упоминает о ней. Позавтракав, Джексон надел шляпу и вышел.

Стоя перед окном, Морган следила, как он направляется к джипу. Джейсон повернул голову. Непроизвольно Морган помахала ему рукой.

Видел ли «ж ее?

— Ты сказала, что на ранчо тебя привела мечта, — произнес Джейсон, когда они пили кофе после ужина.

Его жена, кажется, не собиралась появляться. Сейчас для Морган было очевидно, что миссис Делани нет на ранчо, хотя неясно почему.

— Да, мечта.

— И какая же, Морган?

— Это долгая история, — улыбнулась она.

— У меня есть время послушать.

Морган отхлебнула крепкого горячего кофе и на мгновение замолчала, словно вспоминая что-то важное.

— Мой дед был ковбоем, — наконец произнесла она. — Он выступал на родео и работал на разных ранчо. Однажды в больнице, куда он попал, получив травму во время родео, он встретил медсестру — мою бабушку. У них была одна дочь, а у нее родилась я. Мама вышла замуж за инженера, и родители переехали в Калифорнию вскоре после моего рождения. Я не знала своего деда, пока родители не погибли в автомобильной катастрофе. Бабушки уже не было в живых, и деду пришлось присматривать за мной.

8
{"b":"13423","o":1}