ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что сегодня об этом говорить, — беспечно ответила она.

Кейтлин с ликующей улыбкой смотрела, как поднимается в воздух самолет, хотя она понятия не имела, откуда возьмет деньги в следующий раз.

Кейтлин надеялась продать скот, но ей это не удалось, а других драгоценностей, кроме кольца, у нее не было, так что денег для следующего платежа не оказалось. Ей ничего не оставалось, как согласиться на предложение Флинна.

Он прилетел за ней на самолете.

— Я ведь ничего не знаю о твоей приятельнице и не представляю, как буду подбирать ей платье, — сказала она Флинну.

Он улыбнулся в ответ.

— Я доверяю твоему вкусу. Выберешь то, что тебе самой понравится.

— Типично мужское замечание, — рассердилась Кейтлин. — Если бы у всех женщин был одинаковый вкус, то моды вообще не существовало бы. Какой у нее цвет волос?

— Она блондинка.

— А глаза?

— Хм… Скорее всего, зеленые.

— Как у меня?

— Да, похожи.

Кейтлин так крепко сжала руки, что ногти впились в ладони. Она решилась наконец задать мучивший ее вопрос:

— Она красивая?

— Очень. — Ответ Флинна прозвучал моментально. — Что еще тебя интересует?

— Как ее зовут?

— Это неважно. Моя единственная просьба — это помочь мне купить ей элегантное платье.

Флинн повел Кейтлин в один из самых дорогих магазинов женского платья. На тротуаре она в нерешительности остановилась.

— Откуда тебе известны такие магазины?

— Я просто этим поинтересовался.

Очевидно, подружке Флинна подавай все самое лучшее, с завистью подумала Кейтлин. Значит, она ему нравится.

Их встретила красиво одетая и изысканно причесанная продавщица. На Флинна она посмотрела немного надменно — ковбои в «стетсоне» не часто посещают подобные места. Но стоило ему улыбнуться, как ее взгляд смягчился и им тут же выложили одно за другим несколько прекрасных платьев. Все — от модельеров, значит, на банкете никто не появится в таком же.

Самым лучшим оказалось зеленое платье, лиф которого украшали жемчужинки, а рукава были сделаны из тонкого кружева.

Флинн настоял, чтобы Кейтлин примерила его, и хотел пойти вместе с ней в примерочную, но она решительно возразила.

Она продемонстрировала все выбранные наряды по очереди, выходя для этого на середину зала. Флинн молча пожирал глазами стройную фигурку Кейтлин. Зеленое платье она примерила последним.

И Когда увидела себя в зеркале, то изумилась: оно сидело на ней так, словно было сшито специально для нее, и подчеркивало все достоинства ее фигуры. Цвет платья подходил к глазам, и они сверкали подобно изумрудам. Кейтлин сознавала, что никогда не выглядела такой красивой.

— Кейтлин, — услыхала она голос флинна, поджидающего ее за дверью примерочной. — Ты идешь?

— Да! — Но она еще долго не решалась выйти. С одной стороны, ей ужасно хотелось, чтобы Флинн увидел, какая она красивая, а с другой — к чему это, раз платье предназначалось не для нее.

— Тебе помочь? — снова раздался его голос.

Кейтлин медленно раскрыла дверь примерочной. Слова замерли у Флинна на губах. От его взгляда она оробела… и в то же время взволновалась.

— Платье очень подходит даме, — сказала продавщица.

— Флинн… тебе нравится? — с трудом выговорила Кейтлин.

Вместо ответа он взял ее за руку и повел обратно в примерочную. Невидимая нить связала их, и Кейтлин не могла сопротивляться этому чувственному притяжению.

В оцепенении она позволила Флинну взять ее за плечи и повернуть лицом к зеркалу. Кейтлин не могла унять дрожь, глядя на отражение: широкоплечий суровый ковбой и хрупкая, изящная девушка. Ее макушка едва доходила ему до подбородка.

— Ты хоть представляешь себе, как ты выглядишь? — хрипло спросил он.

— Как? — прошептала она.

— Бесподобно.

Он коснулся губами ее волос, а Кейтлин хотелось одного — повернуться и спрятаться в его объятиях. Но внутренний голос подсказал, — что она пожалеет об этом.

Руки Флинна обхватили Кейтлин за талию. Она ощутила длинные пальцы у себя под грудью, и тут же соски у нее набухли.

— Не надо, — сдавленным голосом попросила она. — Кто-нибудь может войти.

— Никто не войдет.

— Флинн…

Слова застряли у Кейтлин в горле. Ее сжигал огонь. Не сводя глаз с ее лица в зеркале, Флинн прижал Кейтлин к себе. Спиной и бедрами она чувствовала его крепкое тело.

Вдруг его губы заскользили по шее Кейтлин, а руки стали гладить ее бедра и груди. У нее пересохло в горле, взгляд затуманился — таких эротических ощущений она никогда не испытывала.

— Мы покупаем платье? — наконец спросил Флинн, отрывисто дыша.

— Да! — ответила она и сразу же пожалела о сказанном. Какая же она глупая!

Флинн заметил, как изменилось выражение ее лица.

— В чем дело, Кейтлин?

— Мне все равно, купишь ты это отвратительное платье или нет, — сердито сказала она. — Ты кое о чем забыл.

— О чем же?

— Тебе нравится дразнить меня и унижать!

— Разве я это делаю?

— Да, делаешь! — Кейтлин освободилась из его объятий и отодвинулась подальше. — Ты прекрасно знаешь, что это платье не для меня, а для другой женщины. — Ее стало тошнить от возмущения. — Ты просто негодяй, Флинн Хендерсон! Убирайся отсюда!

— А как же платье? — Глаза у Флинна сверкали. — Мы его покупаем?

— Мы? Я здесь ни при чем.

— Ты не права, Кейтлин. Выбор за тобой.

— Я не собираюсь выбирать для тебя платья, Флинн. Хватит того, что я их примерила.

— Тебе придется выбрать и ты сделаешь это в обмен на большую сумму денег. — Ты обращаешься со мной как с проституткой!

— Не преувеличивай. Ты же сама согласилась.

— У меня не было выхода, — пробормотала она.

В глазах Флинна промелькнуло что-то похожее на сострадание. Или ей это показалось?

Твердым голосом он сказал:

— Мы с тобой договорились. Итак, мне покупать платье?

Кейтлин еще раз посмотрела на себя в зеркало. Ей было мучительно представить другую женщину в этом красивом наряде. Она могла бы сказать «нет» и выбрать ему другое платье, но Кейтлин всегда была честной. Она обещала оказать Флинну услугу в обмен на плату по закладной, так что все очень просто, и, едва шевеля губами, она произнесла:

— Покупай.

Лишь на обратном пути в самолете Кейтлин высказала Флинну свое возмущение:

— Ты оказался еще большим негодяем, чем я считала.

Его это почему-то развеселило, а она рассвирепела, — Мы договорились, что я помогу тебе купить платье для твоей приятельницы, а не о том, что ты насладишься к тому же и сексуальным возбуждением. Лишь совершенно испорченный человек мог до такого докатиться. — А мне показалось, что ты тоже получила удовольствие, — растягивая слова, сказал он.

— Да как ты смеешь говорить такое!

— Я видел твои глаза в зеркале. Ты, как и я, была готова заняться любовью. Но, возможно, ты чертовски хорошая актриса. Я прав?

Кейтлин уставилась в окно и, помедлив, с трудом ответила:

— Допускаю, что я возбудилась… но ненадолго. Все прошло, как только я поняла, какую грязную игру ты затеял. Я тебя презираю.

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной на банкет.

— Что? — воскликнула Кейтлин и вцепилась в телефонную трубку.

Хорошо, что Флинн ее не видит. Прошедшие недели были сплошным кошмаром — она без конца вспоминала сцену в примерочной. Своевольная и независимая, Кейтлин не представляла себе, что любовь к мужчине может превратиться в такую муку. Она жаждала поцелуев Флинна и физической близости с ним, одновременно сознавая бесплодность этого — ведь у него на уме лишь грандиозные планы.

— Так что ты хочешь? — переспросила она.

— Я уже сказал: чтобы ты пошла со мной на банкет. Пойдешь?

Кейтлин была вне себя.

— Как ты можешь об этом просить? Ты получил отставку у своей подружки?

— Зачем все осложнять? Почему нельзя просто согласиться?

— Сначала скажи, что случилось с твоей приятельницей?

— Это неважно.

— А мне важно. Я не хочу ее заменять.

17
{"b":"13424","o":1}