ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Повторяю — это неважно. — В голосе Флинна прозвучали твердые нотки. Кейтлин хотела было положить трубку, но он произнес:

— Ты помнишь, что приближается следующая оплата?

Болезненный спазм сдавил Кейтлин живот, а над верхней губой выступил пот. Говорить она не могла.

— Ты сможешь заплатить?

— Флинн… мне нужно время. — Это твой обычный ответ.

— Я надеюсь продать скот.

— Когда продажа?

— Пока не знаю. Скоро…

— Такой ответ невозможен для делового человека, Кейтлин. Ясно, что заплатить ты не сможешь. Ты собираешься водить меня за нос, как Билла Силли, но я не Билл и не буду ждать.

— Ты снова затеял какую-то игру, Флинн.

Но для меня это не шутка. Речь идет о ранчо моих родителей, — сердито и взволнованно произнесла Кейтлин, крепко сжимая побелевшими от напряжения пальцами трубку, — а ты шантажируешь меня.

— Шантажирую?

— Если бы тебе нужны были деньги, то ты настаивал бы на чеке, а тебя устраивают мои услуги. Почему ты так поступаешь со мной?

— У меня свои причины.

— Неужели мои услуги настолько ценны?

— Иначе я о них не просил бы. Так ты пойдешь на банкет?

Мысль о том, чтобы подменить собой другую женщину, была невыносимо мучительна для Кейтлин.

— Если я откажусь, неужели ты лишишь меня права выкупа? — подавляя рыдания, вымолвила она.

Последовало молчание. Вдруг ей удалось умолить его, подумала Кейтлин.

— Вот что, — наконец сказал Флинн. — Ты подумай, а я подожду с ответом до завтра.

О чем тут было думать? Когда Флинн позвонил, она сообщила свое решение.

— Мне ненавистен этот банкет, — резко сказала она.

Он засмеялся.

— Ты идешь не на казнь. Может случиться, что тебе очень понравится.

Кейтлин закрыла глаза. Если бы Флинн с самого начала пригласил именно ее…

— Мне даже нечего надеть.

— Ты меня удивляешь.

— Неужели ты имеешь в виду зеленое платье? — с горечью спросила она.

— Конечно.

— Оно предназначалось не мне.

— Теперь оно твое.

— Не представляю, как я его надену.

— А я вижу тебя в нем. — Голос Флинна звучал обольстительно. — Оно подчеркивает твою сексуальность. Все мужчины будут наперебой приглашать тебя танцевать, Кейтлин. И все эти богачи будут завидовать мне. — (Кейтлин обдало горячей волной.) Они станут представлять себе, как мы целуемся, занимаемся любовью…

— Замолчи! — в бешенстве закричала она.

— Тебе это разве не представляется? — мягко и мечтательно спросил Флинн.

По ее телу пробежала дрожь.

— Нет, — слабым голосом ответила она. Я считаю, что твоя идея с банкетом — большая ошибка. Я не хочу туда идти.

— Ты передумала? Ну что ж…

— Флинн… дай мне, пожалуйста, отсрочку.

— И не помышляй об этом. Мне нужно уходить, до свидания. Итак, забудем про банкет?

Кейтлин поняла, что из-за гордости и любви к Флинну рискует лишиться ранчо.

— Флинн… подожди. Я… пойду на банкет.

— Прекрасно. Я заберу тебя в субботу утром.

— Хорошо. — Она привалилась к стене и закрыла глаза.

— Платье я захвачу с собой.

Глава 8

Ровно в семь Флинн постучал в дверь. Кейтлин бросила последний взгляд в зеркало. Хоть бы он не догадался, чего ей стоило решение надеть зеленое платье, купленное не для нее! Но она любила Флинна и хотела выглядеть красивой для него… даже если он любит другую.

Кейтлин открыла, и он замер на пороге — его глаза светились откровенным желанием. Наконец он вымолвил:

— Ковбойша превратилась в соблазнительную женщину.

От звука этого глубокого голоса у Кейтлин пробежала по телу дрожь. Не в силах вынести его взгляд, она отвернулась.

— Нам пора идти, — сказала она.

— Подожди, Кейтлин. Ты выглядишь еще красивее, чем в магазине.

Это был счастливый миг для Кейтлин. Она уже не думала о том, что Флинн намеревался провести вечер вовсе не с ней. Главное, что он влюбленно смотрел на нее.

— Закрой глаза, — попросил он. Что-то холодное как лед заскользило у нее на шее.

— А теперь посмотри.

Кейтлин открыла глаза и уставилась в зеркало. Флинн громадой возвышался у нее за спиной, как тогда в примерочной, но сейчас он был одет в серый смокинг. Она увидела у себя на шее ожерелье.

— Флинн! Оно… потрясающе!

— И подходит к платью.

— Этот огромный зеленый камень… изумруд? Он оттеняет цвет платья.

— И твоих глаз, — Флинн, ты меня просто поразил. Я и не подозревала, что ты разбираешься в драгоценностях.

— Я ничего в этом не понимаю. Просто девушка в магазине помогла мне выбрать это ожерелье к платью.

Тут Кейтлин снова вспомнила о существовании другой женщины.

— Я не могу его носить, — изменившимся голосом произнесла она. — Почему?

— Оно предназначалось не мне.

— Но ты ведь согласилась надеть платье.

— Да…

— А ожерелье почему не надеть?

— Это более интимная вещь.

— Скажи себе, что ожерелье надо носить с этим платьем, — нашел выход Флинн.

Кейтлин стала расстегивать застежку на ожерелье.

— Не снимай, — мягко попросил он. — Носи его для меня. — Он стал нежно водить пальцами по ее шее, одновременно касаясь губами волос.

Знакомые, обжигающие и леденящие кожу мурашки побежали у Кейтлин по телу. — Как ты не понимаешь — мне трудно носить то, что покупалось не для меня. — Сейчас здесь только ты и я.

Разум подсказывал Кейтлин не соглашаться с ним, но сердце твердило обратное. И вновь она поняла, что не может ему отказать.

— Ты была самой красивой женщиной. Все мужчины умирали от желания потанцевать с тобой, Кейтлин.

Они стояли на пороге ее гостиничного номера.

— Ты преувеличиваешь, Флинн.

Хотя на банкете Кейтлин выпила всего пару бокалов вина, она чувствовала себя опьяневшей от веселья и смеха, от обожающих взглядов мужчин. А больше всего ее радовало, что она могла находиться в объятиях Флинна, ощущать эротичное прикосновение его мускулистых бедер.

— Ты тоже недурно выглядел — женщины так и пожирали тебя глазами. Некоторые готовы были немедленно броситься на тебя.

— Но заняться любовью я хотел только с одной женщиной — И кто же она? — У Кейтлин быстро забилось сердце.

— Ты не знаешь?

— Откуда мне знать?

— Она стоит рядом со мной.

— Флинн… — едва вымолвила она.

— Я этого хочу.

— Уже… очень поздно. Мы оба устали и…

— Я совершенно не устал — Лучше уйди, Флинн. Пора спать.

— Правильно, и я того же мнения — пора в постель, но только вместе.

Она хотела возразить, но он прижал палец к ее губам и отрывисто произнес:

— Я весь вечер сгорал от желания, Кейтлин… мне кажется, ты тоже этого хочешь.

Это действительно было так. Во время банкета и танцев Кейтлин изнемогала от желания соединиться с ним.

Когда Флинн закрыл дверь комнаты, она не остановила его. А когда он обнял ее, то сразу же прижалась к нему.

Его поцелуи вначале были легкими и нежными, но это длилось недолго, и вскоре они переросли в страстные. Флинн и Кейтлин словно не могли насытиться друг другом. Руки Флинна скользили по телу Кейтлин, как бы заново узнавая его, и она делала то же самое.

— Тебе не кажется, что мы вроде бы и не расставались? — вдруг спросил он.

— Да…

— Нам необходимо восполнить все недоцелованные поцелуи.

— Да!

У Флинна перехватило дыхание. Его мускулистые, крепкие руки обвивали хрупкую фигуру Кейтлин, все сильнее прижимая к себе, водя ладонями по ее спине, шее, по груди и бедрам, а его язык вкушал сладость ее рта. Кейтлин, охваченная пылом собственной страсти, в ответ жадно целовала Флинна, — Кейтлин. — Он оторвал губы от ее рта. — Сегодня мы уж не остановимся на полпути.

— Знаю, — прошептала она. — Я… тоже этого хочу.

Он стал осторожно раздевать ее. Когда на ней не осталось ничего, кроме ожерелья, Флинн хрипло произнес:

— Ты такая красивая. Я помню девушку, а теперь вижу женщину, прекрасную и соблазнительную.

18
{"b":"13424","o":1}