ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Флинн! Подожди!

Зашумел мотор, и она отскочила в сторону.

— Флинн! Флинн, я люблю тебя! Ты меня слышишь? — закричала Кейтлин, но ее слова потонули в свисте ветра.

Самолет поднялся в воздух, а пилот даже не посмотрел вниз.

Ночью Кейтлин приняла решение. Она поднялась на рассвете и пошла на кухню, где столовались ковбои, и среди них Бретт, который проработал на ранчо дольше других. Он был надежный человек и не бросил ее, когда ей пришлось туго.

Кейтлин попросила его присмотреть за ранчо, пока она будет в отъезде.

Ее ранчо… Ей бы радоваться, но никакой радости она не ощущала.

Во время долгого пути в город Кейтлин вспоминала поразившие ее слова Флинна. Он, оказывается, любит ее! Но при этом не стоит забывать о его гневе. Сможет ли она смягчить сердце Флинна?

Подъезжая к городу, Кейтлин сбавила скорость. Она не знала адреса Флинна, но в местном телефонном справочнике он был указан. Сверившись с картой, она подъехала к кварталу жилых домов в испанском стиле. Вот уж не ожидала, что Флинн живет в таком месте.

Она позвонила, но никто не открыл. Вдруг распахнулась соседняя дверь, и приятная пожилая женщина сказала ей, что Флинна нет дома.

— Вы не знаете, когда он вернется? — спросила Кейтлин.

— Не знаю, душечка. Но он куда-то собрался лететь, так как попросил меня забрать почту в его отсутствие.

— Не может быть! — испугалась Кейтлин. — А когда он ушел?

— Да с полчаса назад.

Кейтлин чуть не сделалось дурно. Проделать такой путь, и не застать Флинна!

— Тогда я поеду в аэропорт. Может быть, он еще не улетел. Спасибо вам.

— Мисс… Он, возможно, туда еще не доехал. Говорил, что ему нужно сначала кое-что купить, — сказала соседка.

— А куда он мог пойти?

— Он упоминал ювелирный магазин. Это недалеко, около парка — надо проехать прямо три квартала, затем свернуть и проехать еще два в южную сторону.

— Огромное спасибо.

— Поблагодарите после, если найдете его, — улыбнулась соседка.

В первом ювелирном магазине Флинна не оказалось, и Кейтлин побежала дальше. В следующем она увидела одного-единственного посетителя — широкоплечий высоченный мужчина озадаченно уставился на три пары серег. Даже издали Кейтлин разглядела, что сережки подходят к ожерелью, которое она надевала на банкет.

Затаив дыхание, она наблюдала за Флинном.

— Не могли бы вы описать даму, сэр? — попросила его продавщица.

— У нее потрясающе зеленые глаза и золотистые волосы до плеч. Она очень хорошенькая… да просто красивая.

— Тогда я посоветовала бы вот эти висячие, сэр. Если они не подойдут, мы их поменяем.

— Вы полагаете… — Голос Флинна звучал неуверенно.

— Да, я полагаю, что дама будет в восторге от висячих серег, — сказала Кейтлин, стоя за спиной Флинна.

Он обернулся.

— Кейтлин!

— Да, это я.

— Что ты здесь делаешь? Как ты меня нашла?

— Твоя соседка подсказала мне.

— Тебе нравятся сережки, Кейтлин?

— Они чудесные.

— Тогда мы их берем.

Они вышли из магазина. Флинн никак не мог поверить, что Кейтлин рядом с ним.

— Я ведь собирался уехать.

— Я знаю.

— А ты знаешь куда?

— Этого соседка мне не сказала.

— Не догадываешься? — Флинн схватил Кейтлин за руки.

У нее перехватило дыхание.

— Нет.

— Я собирался на ранчо.

— И поэтому покупал серьги?

— Поэтому — Зачем, Флинн?

— Я скажу тебе, но сначала объясни, почему ты здесь?

Слова, которые Кейтлин собиралась сказать и мысленно проговаривала всю дорогу, вылетели у нее из головы. Она, неотрывно смотрела на строгое, с резкими чертами лицо Флинна, а внутри у нее разгорался пожар желания.

— Кейтлин, ты ведь неспроста приехала.

Встретившись с Флинном глазами, она тихо вымолвила:

— Я приехала, чтобы сказать… что я люблю тебя.

— Кейтлин! Нам надо поговорить. — Голос у Флинна сорвался. — Я должен пригнать свою машину к дому, так что ты езжай на своей, но будь осторожна — ты ведь не привыкла к городскому транспорту. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится, любимая.

Кейтлин не успела постучать, как дверь распахнулась и она очутилась в объятиях Флинна. Он зарылся лицом ей в волосы.

— Что ты сказала? — Флинн наконец поднял голову.

Кейтлин засмеялась.

— Я не успела ничего сказать.

— Сказала. Там на улице, когда мы вышли из магазина. Повтори, Кейтлин, иначе мне будет казаться, что я сплю.

— То, что я люблю тебя? Это не сон, Флинн.

— Чудо произошло, а я уже почти потерял надежду. Собирался лететь на ранчо и сказать, что не принимаю твоего отказа. И вот ты здесь. Ты на самом деле любишь меня, моя дорогая?

Дорогая… Слово божественной музыкой проникло в душу Кейтлин.

— На самом деле. А ты, Флинн… Вчера ты сказал…

— Что я тебя люблю! И до невозможности сильно. Не представляю жизни без тебя, несмотря на мои злые слова, сказанные накануне. Вот почему я хотел лететь к тебе.

— Мы могли разминуться.

— Но я остался бы на ранчо до твоего возвращения. Господи, Кейтлин, мне не верится, что ты меня любишь, что мы будем жить вместе. Правда? Почему ты не отвечаешь, любовь моя?

— Флинн…

— Я не позволю тебе прогнать меня.

— Я не об этом. Прежде чем мы станем строить планы на будущее, поговорим о прошлом.

— О прошлом?

— О закладной и твоей навязчивой идее стать владельцем ранчо. Я многого не понимаю.

Они сели, и Флинн спросил:

— С чего начинать?

— С твоего обещания.

Он задумался, потом сказал:

— Я пообещал тебе и себе, что вернусь на ранчо через пять лет. Таков был мой первоначальный план. Теперь я об этом сожалею, но дело обстояло именно так.

— Ты хотел заполучить не только ранчо, но и меня в придачу.

— Да. Но это пришло мне в голову позже.

— Ты решил это не из-за любви ко мне.

— Правильно. Любовь тогда не играла никакой роли.

— Ты намеревался завладеть ранчо любой ценой… даже лишив меня права на его выкуп, — с болью сказала Кейтлин.

— Я предложил купить у тебя ранчо.

— А я отказалась.

— Моя неуступчивая и несгибаемая Кейтлин. — Флинн ласково сжал ей руку. — Мне казалось, что я все предусмотрел, но… я снова влюбился в тебя. Возможно, не переставал тебя любить, и, наверное, поэтому мой брак с Элизой был обречен на неудачу. Я сопротивлялся любви к тебе.

— Ты был так надменен и так враждебно настроен, когда в первый раз появился на ранчо…

— Мне не следовало тогда говорить тебе колкости, — сокрушенно признался он.

— Ты сказал, что не хотел поддаваться любви ко мне. Когда же все изменилось?

— Да почти сразу. Ты оказалась другой, не похожей на прежнюю Кейтлин: худенькая, измученная, беззащитная. И стена, которую я воздвиг в своей душе, начала рушиться. Чем чаще я тебя видел, тем больше любил. Мне хотелось заботиться о тебе, беречь от невзгод. Но ты была такой независимой и самостоятельной…

— Мои дела того требовали, Флинн. Я находилась в отчаянном положении, и мне, вероятно, не удалось бы сохранить ранчо, но тут ты придумал оплату в виде услуг. Черные глаза Флинна весело сверкнули.

— Задумка была несколько иной.

Она удивленно посмотрела на него.

— Не догадываешься, любовь моя? Я придумал эти услуги, чтобы мы могли вместе проводить время.

— Господи! А я и не сообразила.

— Нам ведь было хорошо вместе?

— Да. Мы веселились, когда покупали тебе одежду.

— И когда покупали зеленое платье.

— Которое предназначалось другой женщине.

— Ее не существовало, дорогая. Платье покупалось для тебя. И ожерелье — тоже.

— Но ты сказал, что идешь на банкет с дамой.

Флинн засмеялся.

— Я не сообщил тебе ее имя, а ты решила, что это другая женщина. Мне хотелось, чтобы ты ревновала.

— Я ревновала, — призналась Кейтлин, — и ненавидела эту женщину, но… платье и ожерелье носила с удовольствием. Даже забыла, что они не мои.

— А потрясающая ночь после банкета? Наша близость стала для меня блаженством.

22
{"b":"13424","o":1}