ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И для меня, — тихо сказала Кейтлин.

— Но потом ты вдруг рассердилась. Почему?

— Когда ты сказал, что позволишь мне больше не платить, я подумала, что ты собираешься использовать меня в своих интересах.

— Использовать? Кейтлин, любимая, этого не было ни разу. Я намеревался снова просить тебя выйти за меня замуж и на этот раз добиться твоего согласия, но… ты выдворила меня из комнаты.

— Откуда я могла знать! — воскликнула изумленная Кейтлин.

— Ты была в такой ярости, что мне пришлось изменить тактику. Что ты подумала, дорогая, когда я предложил тебе упаковать чемодан и уехать со мной на две недели? Наверняка что я снова хочу использовать тебя.

— Конечно, — сказала Кейтлин.

— Но я-то ведь уже предлагал тебе замужество.

— Ты и не представляешь, как заманчиво было твое предложение, любимый. Кейтлин впервые назвала так Флинна и ощутила от этого огромное удовольствие. — Но согласиться на брак, когда я считала, что ты презираешь меня… Я не могла это сделать.

— И сказала «нет». Теперь наконец я понял, в чем было дело.

— Но мы не обо всем переговорили, — заметила Кейтлин. — Я, например, не знаю, почему ты покинул ранчо пять лет назад.

Выражение лица Флинна сделалось отстраненным.

— Ты долго об этом не спрашивала.

— Я давно хотела спросить, но… только сейчас набралась смелости. У меня была вечеринка, а на следующее утро ты уехал. Почему?

— А как ты сама думаешь — почему?

Вопрос взволновал Кейтлин. Наступило напряженное молчание. Ей не хотелось говорить о том давнем вечере, но выбора не было, и она рассказала ему все, а в конце добавила:

— Ты унизил меня, Флинн. И я не могу понять почему.

— Но, может быть, все-таки была причина? — Голос его звучал настороженно.

— Могу представить себе лишь одну: я не разрешила тебе заняться со мной любовью, а ты отверг меня, посчитав бессердечной.

— Ничего подобного, Кейтлин. — Флинн запустил ладони в волосы. — Кажется, порарассказать о том, что произошло тем вечером.

— Все было по-другому?

— Ты сама сделаешь выводы после моего рассказа. Ты знаешь, что я отправился перегонять скот?

— Конечно. И ни словом не обмолвился об этом. Вот тогда я и заподозрила, что ты отверг меня.

— Я не успел тебе сообщить, — мрачно сказал он. — Распоряжение было дано мне за десять минут до отъезда.

— Но это странно.

— Нет. Твои родители знали, что я был в доме с тобой, Кейтлин. В тот день, когда ты оцарапала спину.

— Они ничего мне не говорили.

— Ты уверена?

— Да…

— Припомни, дорогая. Наверное, что-нибудь сказали, обнаружив тебя в ванне.

— Это было так давно… Но я помню, что мама заметила лужу на полу и спросила, не хочу ли я сказать ей кое-что.

— Ты призналась, что с тобой был я?

— Нет.

— Но родители знали, Кейтлин. Я выскочил через заднюю дверь, а они как раз входили в парадную. Твой отец увидел меня — я в этом почти уверен.

— Мне кажется, ты ошибаешься. Они сказали бы мне.

— Они предпочли словам действия и на целую неделю услали меня перегонять скот.

— Но ты ведь вернулся в день вечеринки. Я не могла предположить, что ты не захочешь прийти.

— Я был на вечеринке.

— Я тебя там не видела! — воскликнула Кейтлин.

— Я причесался, надел новый костюм и пришел. И принес с собой одну вещицу.

— Какую?

— Кольцо. Маленькое, правда. Но я заплатил за него все заработанные мною деньги. — Флинн внимательно смотрел Кейтлин в глаза. — Собирался сделать тебе предложение.

— А я так этого ждала! Что же случилось, Флинн?

— Я получил от ворот поворот.

— Не может быть! — вскрикнула она.

— Ты мне не веришь? Когда я подошел к дому, то у дверей меня встретили твои родители и очень вежливо сказали, что мое присутствие неуместно. Дали мне понять, что вечеринка не для ковбоев. — Но тебя пригласила я. Не надо было их слушать.

— Я пытался это объяснить, и тогда твоя мать намекнула, что ты пригласила меня лишь из-за нежелания показаться чванливой. Еще она сказала, чтобы я не принимал вежливость за привязанность.

— Ты должен был проявить настойчивость и пройти в дом!

— Твоя мать, Кейтлин, приоткрыла дверь и указала на тебя, танцующую с красивым блондином. Ты смеялась, и вы целовались.

— Возможно, он меня и поцеловал, но не я его, — запротестовала Кейтлин. — Тебе следовало знать, что ничего серьезного ни с кем у меня быть не могло.

— А вдруг?

— Флинн, несмотря на все, что наговорили тебе мои родители, ты ведь знал, что я жду тебя.

— Я знал, что ты заходила в барак — ребята мне сказали, — но когда увидел тебя в объятиях этого белокурого парня, то подумал, что, наверное, ты зашла, чтобы просить меня не приходить на вечеринку.

— Это просто какое-то недоразумение!

— Я ушел, потом вернулся и стоял у дома, глядел в окно. Ты веселилась, окруженная людьми, которые так не походили на меня. И тут я впервые понял, что мы не пара и твои родители, вероятно, правы.

— Ты так подумал? — Кейтлин не могла поверить сказанному Флинном. — Я была без ума от тебя… и ты это знал.

— Когда человек обижен, дорогая, ему мерещится все что угодно. Я решил, что ты флиртовала со мной, потому что рядом больше никого не оказалось.

— И поэтому ты отправился в город и спал с той жуткой женщиной.

Флинн усмехнулся.

— Я не спал с ней, дорогая. Хотя был зол на тебя, но не мог позволить себе этого.

— Ты обнимал ее.

— Нет, любимая. Я посадил ее к себе на колени, лишь когда увидел, что ты вошла в бар.

— Флинн, но одна вещь не вписывается в твой рассказ. Если, по-твоему, я не хотела, чтобы ты пришел на вечеринку, то зачем мне было нужно искать тебя в городе?

— Вначале это не пришло мне в голову, но потом я счел твой поступок результатом уязвленной гордости.

— Уязвлена была не моя гордость, а сердце. А потом ты уехал.

— Я не мог остаться на ранчо, зная, что нам не быть вместе.

— А обещание? Ты на самом деле полагал, что станешь владельцем ранчо?

— Да, конечно. Меня подстегивали амбиция и жажда мести. Ты простишь меня за это, любимая?

— Теперь, когда знаю, что произошло, — да. Флинн, дорогой… — Кейтлин смущенно запнулась. — Мои родители… прости, что они так поступили с тобой. Они сделали это из любви ко мне.

— Но я тоже любил тебя, дорогая. Мою любовь не выразить словами.

Флинн посадил Кейтлин на колени, а она прильнула к его крепкой груди. Какое блаженство находиться в его нежных объятиях!

— Ты так и не ответила на мой вопрос, — помолчав, сказал Флинн.

У Кейтлин сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

— Спроси еще раз.

— Моя любимая, ты выйдешь за меня замуж?

— Да, Флинн, выйду. — Слезы набежали ей на глаза. — Я люблю тебя, дорогой, очень люблю и хочу стать твоей женой.

— Бесценная моя. — Голос Флинна от волнения звучал хрипло. — Я заказал билеты, Кейтлин. В наш медовый месяц мы отправимся в круиз по Карибскому морю.

— Божественно. — Кейтлин поцеловала его.

— А кто присмотрит за ранчо?

— Бретт. Я предупредила его, что уезжаю надолго.

Ее ответ потонул в поцелуях.

Наконец Флинн спросил:

— Мы будем жить с тобой на ранчо?

— Да, любимый.

— На твоем ранчо, Кейтлин.

— На нашем, — поправила она.

— Ну нет. Ты столько из-за меня перестрадала. Я не хочу, чтобы у тебя оставалось хоть малейшее сомнение в том, что я женюсь на тебе по любви.

— Я в этом не сомневаюсь, — заверила она его. — Ранчо — наш дом.

— Кейтлин, ненаглядная моя! Всю оставшуюся жизнь я буду доказывать тебе свою любовь.

— А когда собираешься начать? — шаловливо спросила она.

— Сейчас. — Флинн поднял ее на руки и отнес в спальню.

23
{"b":"13424","o":1}