ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кейтлин крепче сжала поводья. — Я стараюсь как могу.

Она отвернулась, но Флинн успел заметить слезы, навернувшиеся ей на глаза. У него было достаточно причин испытывать неприязнь к Кейтлин Маллинз, но ему стало ее жаль.

— Твои старания не увенчиваются успехом.

— Вероятно. Но теперь это — мое ранчо, и, даже если я по уши зарасту мескитовым деревом, тебя это не касается!

Флинн снова внимательно оглядел ее: слишком худенькая, усталый взгляд по-прежнему красивых глаз и поношенная одежда.

Через двадцать минут быстрой езды они доскакали до стада.

На конюшне Флинн хотел было помочь Кейтлин слезть с лошади, но она увернулась и спрыгнула сама.

Флинн улыбнулся.

— Да ты настоящий ковбой.

— Вот именно.

— И к тому же прехорошенький.

— Ты научился льстить женщинам, Флинн. — Кейтлин посмотрела на часы. — Уже поздно. Я отвезу тебя на джипе к самолету.

— Что за спешка?

— Чтобы тебе не пришлось лететь в темноте.

— Меня это не волнует. Давай зайдем в дом, Кейтлин.

— Флинн…

— Я тебе уже сказал, что нам надо поговорить.

Ему показалось, что она вздрогнула.

— Поговорим в другой раз.

— Сегодня, — твердо заявил он.

Она не соглашалась.

— Сегодня мне действительно неудобно.

— Теленка мы благополучно привезли.

Какие у тебя еще отговорки?

— На что ты намекаешь?

— Я просто не забыл девушку, которая считала, что стоит лишь поманить нетерпеливого ковбоя — и он уже у ее ног. А когда надоест, то по ее желанию тут же исчезнет.

Кейтлин побелела.

— Такого не было.

— Разве? У тебя плохая память.

— У меня прекрасная память. И я считаю, что тебе, Флинн, пора отправляться в обратный путь.

— Только после того, как мы объяснимся. И не предлагай мне поговорить по телефону — ты и тогда найдешь способ отделаться от меня, так что разговор состоится сегодня.

Глава 2

— Присаживайся, Флинн. В морозильнике есть пиво.

— А ты разве не присоединишься ко мне?

— Я целое утро провела на солнцепеке, мне нужно принять душ и переодеться.

— Может быть, я тебе помогу? — с плутовской улыбкой предложил Флинн, глядя на нее своими неотразимыми темными глазами.

Кейтлин хорошо помнила эти глаза, вспыхивавшие золотистыми огоньками, когда на них падал свет. А длинные густые ресницы? Мужчине они совершенно ни к чему. Волосы у него длинные, до плеч, густые и блестящие. Так и тянет запустить руки в темные пряди.

Глядя на Флинна, Кейтлин вспоминала, каким он был раньше: очень высок, широк в плечах. Ей показалось, он стал еще выше, а плечи — мощнее, ноги длинные, а бедра — совсем узкие. К тому же всем своим видом он демонстрировал уверенность в себе и основательность, и эти его новые качества внушали ощущение опасности.

Ее женская сущность тут же отозвалась на его сексуальную привлекательность. Будь осторожнее, предупредила себя Кейтлин. Несмотря ни на что, ей было приятно снова видеть его. Но зачем он здесь? Этот вопрос не давал ей покоя уже целых два часа.

Пять лет назад он исчез из ее жизни, а она так сильно любила его, что и помыслить не могла выйти замуж за другого.

Ей до сих пор снится тот кошмарный вечер: он, сидящий в баре за пластиковым столиком; лицо — надменное и насмешливое, на коленях — рыжеволосая, размалеванная женщина, опустившая голову ему на грудь. А она, Кейтлин, так ждала его на своей вечеринке!

Всю обратную дорогу на ранчо Кейтлин прорыдала — ее в жизни никто так не оскорбил, как Флинн в тот вечер.

И вот прошло пять лет. За все это время он не соизволил ни объясниться, ни извиниться. А теперь явился к ней на ранчо и ожидает радушного приема. Вот нахал!

— Я тоже что-нибудь выпью, — ответила Кейтлин, — но позже. А пиво я не люблю.

— Могу помочь тебе мыться.

Кейтлин обдало жаром. Не глядя на Флинна, она процедила:

— Полагаю, что могу не отвечать на подобное предложение.

— Да? — Голос Флинна звучал соблазняюще, и Кейтлин с трудом подавила дрожь. — Мне ведь не впервые мыть тебе спинку.

Кейтлин на секунду закрыла глаза. Хорошо, что она стоит отвернувшись и он не видит ее лица. Оно могло бы выдать, насколько он до сих пор волнует ее. — Ты ведь не забыла, Кейтлин?

— Но то — совсем другое дело. Тогда я упала и оцарапала спину и тебе пришлось промыть ссадины.

— Твои родители уехали, и ты тайком провела меня в дом.

— Ты так говоришь, словно я специально разделась перед тобой! Мне просто пришлось это сделать, ведь блузка совершенно промокла…

Флинн рассмеялся, и от его хрипловатого смеха Кейтлин затрепетала.

— Я никогда не забуду этого. До сих пор моя ладонь помнит твою гладкую кожу.

Кейтлин тоже не могла забыть, как пальцы Флинна скользили по ее спине, разжигая пожар страсти.

В его взгляде сквозила загадочность. Вдруг он подошел и заключил ее лицо в свои ладони.

— Я мыл тебе спину и сам вымок… и поэтому тоже залез в ванну…

— Ты просто пытался мне помочь, — прервала его Кейтлин, — поэтому не надо ни на что намекать.

— Вначале так и было. — Флинн сжал ладонями ее лицо, и волнение обрушилось на нее словно водопад. — Но тебе хотелось большего — ты просто тянула время… да и я тоже.

Кейтлин переступила с ноги на ногу, но это не отдалило ее от длинноногого, крепкого, поджарого Флинна, а от его дыхания у нее шевелились волосы. Она забыла, когда в последний раз так остро ощущала мужчину, — у нее были дела поважнее.

— Нам надо было наполнить ванну целиком, понежиться в воде, а потом заняться любовью.

Стараясь говорить спокойно и твердо, Кейтлин произнесла:

— Прошлого не вернешь.

— Но можно начать заново, — обольстительным тоном заметил Флинн.

От этих слов у Кейтлин внутри все начало гореть. Особенно в паху. Но она решила не поддаваться искушению.

— Заново? Думаю, не получится, — заявила она.

— А ты помнишь, как мы целовались?

Надо бежать от него, а она не в состоянии пошевелиться, думала Кейтлин.

— Но поцелуи были лишь началом. Мы оба хотели большего.

Она не стала отрицать — что было, то было. Господи, как ей хотелось любви с ним! Кейтлин — восемнадцать, Флинну — двадцать три. Их тогда неотвратимо тянуло друг к другу. И теперь, стоя около него и слушая его слова, она вновь желала его. И так сильно!

— Все это было давно, и не стоит к этому возвращаться, — удалось ей вымолвить пересохшими губами.

— Ты тогда предложила повременить с нашей близостью недельку.

Да, так и было. Кейтлин хотелось быть в нем уверенной. Она считала, что любовь — это обязательство на всю жизнь. Она собиралась объявить о помолвке на вечеринке. Правда, они еще не решили, что будет помолвка, но о браке говорили часто.

— Я помню… — сказала она.

— Но тут неожиданно приехали твои родители.

Флинн почти касался губами ее губ. Так легко поцеловать его, но она, взяв себя в руки, откинула голову.

— Ты поспешил убежать, — усмехнулась Кейтлин.

— Твой отец схватился бы за ружье, обнаружив меня с тобой.

Она не стала отрицать это, зная горячий нрав отца.

— Еще бы. — Флинн убрал ладонь с ее лица. — Наемный работник имеет наглость увиваться за хозяйской дочкой. — В его глазах промелькнул гнев. — Но я больше не тот простодушный ковбой, Кейтлин. И давно перестал кого-либо бояться. Я больше не сбегу.

Его уверенный тон вкупе с надменной манерой и видом преуспевающего человека произвел на нее должное впечатление.

Кейтлин в свою очередь храбро задрала подбородок.

— Тебя теперь не испугает даже вооруженный человек? — Нет. Людей, подобных твоему отцу, я больше не боюсь, Глядя на суровое лицо своего первого и единственного в жизни возлюбленного, Кейтлин поняла, что его не так-то легко испугать.

— В следующий раз, когда я захочу тебя, Кейтлин, то уж точно не сбегу.

— Следующего раза не будет, — предупредила она.

— Как сказать, Она отошла подальше и повторила:

3
{"b":"13424","o":1}