ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но почему ты работаешь одна? Скажи честно, Кейтлин, ты что, пытаешься самостоятельно вести хозяйство?

Она бросила на него взгляд, в котором смешались возмущение и наигранное простодушие.

— Конечно же нет! Мне одной не справиться.

— Но на ранчо что-то не видно ковбоев. — Они есть, хотя их немного. Сейчас они на пастбище: ловят и клеймят животных.

Так что твои опасения, Флинн, необоснованны.

Кейтлин устало улыбнулась. Она выглядела такой беззащитной! Флинну захотелось уберечь ее от непосильных забот. Он с трудом проглотил застрявший в горле ком.

— Все равно непонятно, как ты управляешься.

— Поверь мне на слово. Я не собираюсь отвечать на твои вопросы.

— Ты кое о чем забыла.

— О закладной? Я не забыла. Эта мысль преследует меня день и ночь. Я знаю, что должна регулярно вносить плату, и я это сделаю.

— Рад слышать.

— Конечно, теперь, когда Билл в этом не участвует, ситуация изменилась. Что бы ты ни говорил, но Билл — человек добрый.

— А я — чудовище? — озорно улыбнулся Флинн.

— У меня такое ощущение, что ты никому ничего не прощаешь.

Улыбка исчезла с лица Флинна. Неужели Кейтлин не понимает, что некоторые вещи нельзя простить?

— Я — бизнесмен, Кейтлин, и не в пример твоему другу Биллу не позволяю дружбе мешать делам, хотя и выгляжу чудовищем в твоих глазах. А теперь скажи мне честно, почему на ранчо так мало ковбоев. — Я не обязана перед тобой отчитываться. Ты можешь интересоваться только платежами. К тому же ответ тебе известен — отсутствие денег. Все очень просто, Флинн.

— У тебя нет денег на ковбоев?

— Говорю тебе, что ковбои есть. Правда, их не так много, как требуется.

— И поэтому ты из последних сил работаешь сама.

На щеках Кейтлин выступили красные пятна, а в глазах вспыхнуло негодование.

— Ты, кажется, вздумал меня жалеть, Флинн Хендерсон? Прибереги свою жалость для кого-нибудь другого. Я живу на собственном ранчо и делаю то, что хочу. Допускаю, мои дела могли бы идти успешнее. Но учти, я не выношу жалости.

Флинн с восхищением подумал, что Кейтлин обладает большим мужеством, энергичностью и самостоятельностью, чем оба ее родителя, вместе взятые.

— А что стало с девушкой, чья жизнь была сплошным развлечением: скачки, бассейн, пикники, вечеринки?

— А разве была такая?

— Ты ее не помнишь?

— Смутно.

— А я помню ее очень отчетливо. Она была прехорошенькая, Кейтлин. Необыкновенно хорошенькая, с кожей как лепестки роз, и жизнь ее была сплошным праздником. Рядом с ней кто угодно становился счастливым. К тому же она была очень сексуальна и сводила мужчин с ума.

— Неужели она существовала, Флинн?

— Вижу ее как живую. Что с ней случилось?

— Понятия не имею. Она исчезла навсегда. — Невеселая улыбка появилась у Кейтлин на губах. — И это к лучшему.

— Она была восхитительна.

— Но ее больше нет, Флинн. — У Кейтлин пересохло во рту. — Она не вернется. Эта девушка из другой эпохи.

Кейтлин снова взялась за кисть. Они помолчали. Затем она сказала:

— Я бы тоже могла тебя спросить, что произошло с парнем, которого я когда-то знала. Этот молодой ковбой тоже был веселым. Во всяком случае, до того, как… — Она вдруг замолкла.

— Договаривай.

— Это неважно.

— Мне важно.

Кейтлин оторвала взгляд от ограды, которую красила, и повернулась к Флинну.

— Не дави на меня. Прошлого не вернуть.

— Ты в этом уверена?

— Абсолютно. Я предпочла забыть, какой была раньше. И достаточно лишь взглянуть на тебя, чтобы понять — ты тоже уже не тот милый юный ковбой. Давай закончим этот разговор, хорошо?

Он ничего не ответил. Через пару минут она напомнила:

— Ты так и не сказал, зачем приехал.

— Мы поговорим об этом позже, а сейчас я помогу тебе выкрасить ограду.

Она вытаращила на него глаза.

— Вот уж ни к чему.

— Где взять кисть и ведро с краской?

— Не выдумывай, Флинн!

— Вдвоем мы управимся быстрее, ты раньше вернешься в дом и примешь ванну.

— Он усмехнулся.

По выражению ее лица Флинн понял, что ей самой хочется поскорее разделаться с этой работой.

— Но я не смогу тебе заплатить.

— Разве я сказал что-нибудь об оплате?

— Это очевидно — ты ведь бизнесмен. Как ты поступишь — накинешь цену на закладную?

Намеренно растягивая слова, он ответил:

— На этот раз мои услуги не будут стоить тебе ни цента. Где у тебя строительный материал? По-прежнему в сарае?

Кейтлин, поколебавшись, все же кивнула. Вскоре Флинн вышел из сарая с кистью в одной руке и молотком с отверткой в другой.

Они какое-то время работали молча.

— Пора сделать перерыв, — наконец заявил Флинн.

— Отдыхай, если устал.

— Что ты хочешь доказать своим упрямством, Кейтлин?

— Ничего. Я решила закончить эту работу, — сказала она. Вид у нее был утомленный.

— Хорошо. — Флинн не стал спорить. Продолжим.

Напряженная обстановка понемногу разрядилась. Флинн завел разговор о знакомых ковбоях, о недавней стачке на нефтяных разработках, о погоде.

— Помнишь, я спросила тебя, занимался ли ты родео? — вдруг задала вопрос Кейтлин.

— Помню.

— Это произошло после того, как ты покинул ранчо?

— Да.

— Значит, я была права, — она сверкнула глазами. — А что ты делал на родео? Заарканивал бычков?

— Это было вначале, а потом я стал участвовать в скачках на диких быках.

— Ты шутишь? — не поверила Кейтлин.

— Не шучу.

— Скачки на быках! Ты меня разыгрываешь.

— Неужели я на это способен?

— Представляю тебя на родео, Флинн. Ты всегда потрясающе выглядел на лошади.

— Рад, что ты это заметила, — сухо ответил он.

— Но бычки! Это не обычный трюк. На него способны только смельчаки.

— Ты меня таковым не считаешь? — Его улыбка стала озорной.

— Пять лет назад ты им не был. Ради чего ты это делал? Ради славы?

— А что, если ради развлечения или самоутверждения?

— Ради развлечения скакать на диких быках?

— Платили большие деньги, — признался он. — Я много заработал. Ты права, Кейтлин, — я раньше не был бесшабашным человеком. Меня устраивала работа на ранчо. Но родео меня затянуло настолько, что я уже не мог остановиться. Да и деньги платили немалые.

— Но люди, случается, гибнут на этих скачках.

— Случается и такое, — Флинн небрежно пожал плечами. — Но я цел и невредим. К тому же опасность компенсировалась.

Кейтлин продолжала красить ограду.

— Компенсировалась чем? — спросила она.

— Ковбои меня уважали, а женщины обожали.

— И тебе это нравилось.

— Какому же нормальному мужику неприятно поклонение женщин? Именно на родео я познакомился с Элизой.

Кисть с краской застыла у Кейтлин в руке.

— Элизой?

— Моей женой. Она слонялась вокруг арены, мы разговорились, а потом стали встречаться. Как-то я сильно напился, а на следующий день с похмелья женился на ней.

— Но ты, наверное, любил ее? — стараясь быть безразличной, спросила Кейтлин.

Флинн попытался вызвать в памяти облик бывшей жены… и не смог. Странно. Вот Кейтлин он всегда отчетливо себе представлял, несмотря на долгие годы разлуки.

— Совместная жизнь у нас не получилась.

Я тебе уже об этом говорил.

— Но ты ведь любил ее? — снова спросила Кейтлин — как показалось Флинну, каким-то странным голосом.

— Черт! Не знаю. Что касается сексуальности, то Элиза была весьма соблазнительна. Но любовь? Боюсь, я не знаю, что это такое.

— А ты ожесточился, Флинн.

— Я просто реально смотрю на жизнь.

— Элиза была красивой? — поинтересовалась Кейтлин.

— Да, — Флинн попытался заглянуть Кейтлин в глаза, но она отвернулась. — Что еще ты хочешь знать об Элизе?

— Больше ничего. Но каким образом ты смог купить закладную — это мне очень хочется знать.

Флинн расхохотался.

— Я ждал этого вопроса! Тебе интересно, откуда у простого ковбоя столько денег?

6
{"b":"13424","o":1}