ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А мне казалось, что ее дежурство завтра, – задумчиво пробормотал Джек. – Сегодня она должна была работать в городе. Так это Келли Уэст? – продолжал как заведенный повторять он.

– Ты настолько удивлен?

– Да нет, просто не думал, что она такая молоденькая. – «И сексуальная», – добавил он про себя.

Келли была одним из детских врачей в больнице, занимавшихся детскими онкологическими заболеваниями. Онкологический центр района находился в главном корпусе веллингтонской больницы, двадцать пять минут езды на машине, не учитывая пробок на дороге. Роджер рассказывал ему, что она проводит несколько дней в неделю в городе. К тому же у нее часто бывают дни, занятые частной практикой.

Персонал «Кэрори» очень тепло отзывался о Келли, поэтому Джек изначально нарисовал для себя облик доброй, отзывчивой женщины, приятной особы средних лет, обремененной семейными заботами.

Сцена внизу изумила его. Перед его взором предстала юная, весьма энергичная леди, экспрессивно размахивавшая руками перед носом Роджера и смеющаяся над его шутками.

– Замужем?

Натан понимающе хмыкнул:

– Какое это имеет значение?

Джек с укором посмотрел на брата, и тот виновато закивал в ответ.

– Ладно, ладно, – пробурчал он, сдаваясь, – разведена.

– Однако она выглядит довольно молодо.

– У нее был один парень несколько лет назад. Еще до того, как она устроилась сюда. У нас никто ничего о нем не знает.

– Как насчет детей?

– Нет.

Запищал телефон Натана. Тот направился к нему.

Джек, поглощенный сценой внизу, совсем не вникал в разговор Натана, и даже когда тот проговорил: «Мне нужно идти. Это отдел поставок», он едва уловил смысл его слов. Лишь когда Келли и Роджер скрылись в тени здания и больше не за кем было наблюдать, Джек повернулся к брату и тут обнаружил, что он ушел.

Целый день было полно работы – с утра и до вечера Джек был занят. Освободился он только к семи часам. В субботу с утра он выезжал по вызовам, не менее восьми раз за день. Весь воскресный вечер он провел в реанимационной палате с ребенком, у которого подозревали инфекцию, похожую на менингит. К вечеру, вместо того чтобы спокойно вернуться домой, Джеку пришлось заполнять бумаги, так что он сидел в своем кабинете и работал с документами. Уставший и голодный, он мог продолжать работать, только выпив крепкого кофе, и он направился приготовить себе этот дьявольский напиток.

Общая комната для отдыха, находившаяся на верхнем этаже в том же крыле, пустовала. Только на полную громкость орал телевизор. Джек нашел пульт и выключил звук. Затем он вскипятил воду, высыпал ложечку переливающихся в свете электрической лампы гранул кофе в стаканчик и залил кипятком. Не успел он сделать и глотка живительного напитка, как кто-то шумно ворвался в комнату.

Джек резко развернулся на шум, и тут же его губы растянулись в улыбке.

В комнату вошла Келли Уэст, сделала пару шагов вперед, но, увидев постороннего, смущенно остановилась. Разглядев мужчину получше, она воскликнула:

– Бог мой! Да неужто это местный донжуан?

Джек мгновенно растерялся, ничего не ответив, и она рассмеялась.

– Наконец-то это свершилось, – продолжала она, словно не замечая, насколько странно прозвучало ее приветствие. – Какая удача! Весь день я надеялась с вами увидеться, но была по горло занята в городе на совещаниях и в больнице. Я уж думала, вас и след простыл. Уже так поздно! Келли Уэст. – И женщина, изящно приподняв ножку, одной рукой сняла красную туфельку, а другую вытянула ему для приветствия.

– Добро пожаловать в «Кэрори», мистер Мак-Юэн, – продолжила она. – Рада наконец-то с вами познакомиться. Как вы тут себя чувствуете?

– Кстати, меня зовут Джек. Мне здесь нравится, спасибо. – Джек пожал руку девушки, слегка задержав ее в своей руке.

Тут он и заметил, что Келли не такая уж юная особа, как ему показалось вначале, издалека. Присмотревшись получше, он понял, что сбило его с толку: ее фигура. Доктор Келли Уэст сохранила абсолютно девичью фигуру и подвижность. Ее кожа была гладкой и нежной, как у подростка. Сапфировые глаза тепло светились из-под пушистых ресниц. Пухлые губки маняще складывались в розовый бантик.

Келли улыбалась так искренне, что невозможно было не ответить на улыбку. Джек никак не желал отпускать ее руку.

– Местный донжуан?

– О, простите. – Ее легкий смех звучал оправданием произнесенному приветствию. В нем чувствовались ум и подкупающая искренность. – Слухи о вашей репутации опережают вас.

Обезоружив Джека улыбкой, женщина выдернула пальчики из его теплой руки, давая понять, что он слишком долго держит ее руку. Слишком долго для простого приветствия.

– А я-то думал, что медперсонал в этой больнице слишком занят работой и не предается пустым разговорам.

– Ой, ладно вам! – Она снова рассмеялась. – У нас такой маленький коллектив. Если вы и дальше собираетесь бегать по медсестрам и оставлять их с носом, вы должны знать, что о вас будут думать и говорить здесь. И потом, вряд ли вы будете выглядеть достойно в глазах наших сотрудников, после того как они видели вас выходящим из автомобиля личной помощницы директора. И это в первую же неделю вашего пребывания в клинике. Впрочем, если вам безразлична ваша репутация, то в добрый путь...

– Но мы не делали ничего такого, в чем бы нас могли упрекнуть, – достойно возразил он, а про себя подумал: «Неужели одна неосмотрительная интрижка будет преследовать меня вечно?»

– Скажите это на суде или же тем медсестрам, вдове и старенькому техническому работнику из отделения патологии, откуда открывается блестящий вид на... мм... знаете, он до сих пор не может прийти в себя после шока.

– Ну и насколько же он стар? Так стар, что без очков мог рассмотреть все детали, да?

– А вы циничны, – сказала она весело, – но, может быть, я облегчу вашу участь своим предупреждением.

Она без стеснения сняла вторую туфельку.

– Итак, даже если ваша доблесть была чуть-чуть преувеличена, – выражение глаз, правда, говорило о том, что она очень в этом сомневалась, – вы все же достаточно взбудоражили весь медперсонал. Кажется, это кофе?

– Что-то вроде. – Кофе в его стаканчике давно остыл. – Я вскипячу еще воды? Вы пьете черный?

– Да, и покрепче, пожалуйста, – отозвалась она, улыбаясь ему через плечо. Она прошла к шкафчику с ключами, висевшему на другой стене комнаты.

– Спасибо, вы очень милы. И пожалуйста, забудьте и простите мой внешний вид. Этот костюм... – Она показала на ярко-красный костюм и туфельки, которые она только что сняла. – Он слишком модный для такой средневозрастной особы, как я. – И Келли свободным жестом бросила туфли на кресло. – Вообще-то я предпочитаю джинсы и простую рубашку, – добавила она. – Просто сегодня утром я была на совещании в дирекции доктора Бингема, поэтому и надела эти забавные вещички, думая, что они немного украсят меня в его глазах.

– Как насчет сахара?

– Спасибо. Много не надо, я не люблю слишком сладкое. – Она стояла за своим шкафом и быстро переодевалась.

Джек повернулся в ее сторону лишь для того, чтобы спросить о сахаре, но дверца, за которой переодевалась Келли, была слишком узкой, и он совершенно случайно кое-что увидел. Смутившись, он забормотал:

– Кофе уже готов.

Надо же было ей напомнить о своем присутствии. Он мужчина как-никак.

– Буду через секунду.

Оставаясь за дверцей, она натянула потертые джинсы и со свистом застегнула молнию. Затем скинула пиджак, обнажив бледную соблазнительную спину и голые плечи, белые полоски нижнего белья. «Кажется, она делает это ненамеренно», – подумал он. Привычным изящным жестом она натянула зеленый свитер и повесила костюм в шкаф. На ноги она надела широкие черные ботинки, вытащила из-под свитера запутавшуюся в одежде косу и бросила ее болтаться по спине. Отошла на шаг назад и заперла металлическую дверцу шкафа на замок. И лишь тогда повернулась к Джеку.

Кажется, она немного смутилась, когда осознала его присутствие в комнате. Однако ее смущение было лишь минутным. Женщина тут же улыбнулась, так же широко, как улыбалась вначале. Кажется, улыбка никогда не покидала это юное лицо.

2
{"b":"13425","o":1}