ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выслушав исповедь Тани, Келли почувствовала острые уколы совести за свои нехорошие мысли накануне.

– Да ради Бога, Таня! – пылко воскликнула она. – Что ты говоришь! Ты выглядишь совсем молоденькой. Да ты и в самом деле молодая! И красивая. Я даже не сомневаюсь, что мужчины на тебя заглядываются и...

– Да, но я забыла об этом. А Джек напомнил, – прервала ее медсестра. – История с моим мужем, Энтони, совершенно ошарашила меня, и я забыла о себе. Но когда Джек напомнил мне, как должна себя чувствовать настоящая привлекательная женщина, он не просто помог мне снова обрести самоуважение, но еще завоевал мое искреннее расположение. Я позвонила ему на следующий день.

Келли посмотрела на нее невидящим взглядом.

– Кому, Джеку?

– Нет, Энтони, – улыбнулась Таня. – Мы с ним встретились во вторник вечером. Оказалось, что в его новом гнездышке не все в порядке и розовокрылая любовь потеряла былые краски. Его подружка оказалась чересчур энергичной особой. Ему стало казаться, что он за ней не поспевает ни в чем. Поэтому он хочет вернуться ко мне.

Келли покачала головой.

– И ты его примешь?

– Я еще не решила, – добродушно рассмеялась Таня. – Я как раз думаю над этим. Возможно. В конце концов, может быть, и да. В том случае, если он убедит меня, что сможет сделать меня счастливой.

– Так Джек для тебя ничего не значит?

– Не то чтобы совсем, – лукаво улыбнулась Таня. – Давай посмотрим фактам в лицо: он потрясающий парень! Если бы он сказал мне, когда я находилась в депрессии, что безумно влюбился в меня, то, я думаю, влюбилась бы в него тоже. Причем безумно влюбилась. Но сейчас это только фантазия, сон наяву, и мне вовсе не нужна такая интрига. Поэтому если вы двое настроены по отношению друг к другу достаточно серьезно, то вас можно считать самыми счастливыми людьми на свете.

– О серьезности здесь речь не идет. – Келли поставила чашку на стол и направилась к двери. – Я совершенно не заинтересована в серьезных отношениях и не настроена на них.

В субботу утром Келли еле поднялась с постели. У нее страшно болела голова. Долгий прохладный душ немного пробудил ее от сна. Она была благодарна Господу, что сегодня выходной. Движение на дороге ослабло, и поездка на автомобиле до больницы должна была доставить удовольствие. Ночные эротические видения продолжали тревожить ее, а мысли о коллеге-докторе ее не оставляли. Возможно, они могут помешать ей сосредоточиться на шоссе.

Все утро и первую часть дня она провела в кабинете, работая над бумагами. После трех она поехала домой и посвятила оставшуюся часть дня саду. Вечером Келли была вынуждена вернуться в «Кэрори». Ей позвонил помощник Спенсер и попросил обсудить состояние одной пациентки, за которую волновались.

Впрочем, он не настаивал, чтобы она приехала, но Келли разволновалась и не могла успокоиться после его звонка. У Летиции продолжалось покраснение кожи, а поскольку у нее обнаружились кашель и боль в груди, а рентгеновские снимки показывали необычные образования в легких, то Спенсер заподозрил туберкулез.

Келли внимательно осмотрела девочку, затем изучила анализы, включая рентгеновские снимки.

– Я согласна с твоим диагнозом, – тихо сказала она Спенсеру.

Сейчас они еще не могли твердо сказать, насколько заразна болезнь Летиции, но из предосторожности медсестры освободили соседние палаты, включили вентиляторы.

Келли по возможности корректно объяснила девочке, что она должна надевать специальную маску на лицо, если выходит из палаты или если к ней кто-нибудь заходит.

– Выглядит ничего, – смущенно проговорила Келли, показывая, как надевать маску. – Кажется, ты правильно все поняла. Люди подумают, будто ты одна из медсестер, когда наденешь эту маску, поэтому ты должна будешь периодически им напоминать, что ты еще маленькая девочка.

Летиция улыбнулась.

– Нет, они не подумают, что я медсестра. Я еще очень маленькая.

– И все же ты очень похожа на медсестру, – подзадорила ее Келли. – А люди бывают иногда не слишком догадливы. Поэтому если ты им не скажешь правды, они еще заставят тебя выполнять всю работу по больнице.

– А когда я вырасту, то стану медсестрой.

– Нет, ты станешь врачом, – предположила Келли. – Нам нужно как можно больше врачей-женщин.

– Ну уж не знаю насчет этого, – скривился Спенсер. – На моем курсе было шестьдесят процентов женщин. Бедных мужчин они просто задавили.

– Бедных? – рассмеялась Келли. – Мне это нравится. Не обращай на него внимания, Летиция. Даже здесь слишком много мужчин.

Спенсер улыбнулся, но на следующее утро, когда они закончили обход, в ее кабинете он сказал:

– В самом деле, я никогда не думал об этом. А теперь мне кажется, что вы себя чувствуете здесь немного не в своей тарелке, доктор Уэст. Наверное, вам тяжело быть единственной женщиной в нашей команде. Возможно, вы немного теряетесь, когда мы начинаем сугубо мужские разговоры о спорте, о женщинах и так далее...

Келли смущенно посмотрела на него:

– Да уж, довольно меткое замечание. Я ведь тоже умею поддержать разговор, когда хочу. Когда мне это интересно. Так вы думаете, что, если бы наша команда состояла полностью из женщин, мы бы только и делали, что обсуждали кухню и чистку ковров?

Он улыбнулся:

– Да нет. Просто я хотел сказать, что если вам понадобится собеседник и вы не сможете его найти, то я к вашим услугам...

Келли тепло улыбнулась ему в ответ.

– Я всего лишь ваш консультант, – напомнила она ему.

– Да, но я всегда считал, что женщины постарше более сексуальны.

«Женщины постарше?» – мысленно возмутилась Келли. Да у них всего лишь четыре года разницы. Пусть он моложе ее, ну и что?

– И не думайте флиртовать со мной, Спенсер. – Она дружески похлопала его по плечу. Он слегка покраснел. – Либо я просто-напросто прикреплю вас к другому врачу.

– Ого, ничего себе! – Он лукаво усмехнулся, но довольно добродушно. – Извините. Сообщение принял. Честно говоря, карьера мне дороже легкого флирта.

– А вы мудрый человек.

– Но все же, если когда-нибудь у вас возникнут другие мысли...

– Этого не случится, – заявила она. – Забудем это. Давайте работать. Оставьте меня одну. У меня много работы.

Сосредоточившись на картах больных, она махнула рукой в сторону двери и почувствовала спиной, как он идет к выходу. Все еще улыбаясь, она повернулась, чтобы убедиться, что Спенсер ушел, но застыла на месте: в дверь входил Джек. Он отступил на шаг, чтобы дать пройти молодому доктору. По лукавой усмешке педиатра Келли поняла, что тот не упустил ни слова из их разговора.

– Да, я поражен, надо вам сказать... – протянул он двусмысленным тоном. – Флирт на высшем уровне.

– С кем поведешься, от того и наберешься. Думаю, у меня был хороший учитель, – улыбнулась она. – Вы специально пришли, чтобы меня отвлечь? Или вы такой трудоголик, что даже в выходной день не можете прожить без вашей любимой работы?

– А может, я не могу жить без вас? – улыбнулся он. Келли недоверчиво посмотрела на него.

– Я же говорил вам, что приду в воскресенье, чтобы самому проводить Бретта? – продолжил Джек весело, и Келли действительно вспомнила о предыдущем разговоре.

Доктор не видела ребенка сегодня на обходе, потому что его уже выписывали.

– Он на процедуре.

– Должно быть, скоро освободится. – Джек подошел ближе к ней, оперся руками о стол и уставился в бумаги, которые она изучала.

Келли рассказала о предполагаемом диагнозе Петиции. Ее рентгеновские снимки лежали на столе, и он смог изучить их.

– Вы хотите, чтобы я подтвердил ваш диагноз или опроверг его?

– Как сочтете нужным и единственно правильным.

Внутри одной команды они становились на страже здоровья пациентов и забывали о любых недоразумениях, когда-либо существовавших между ними. Джек, как специалист по детским инфекционным болезням, мог уточнить диагноз Летиции.

– Как насчет контактов?

– Мы проследим все предыдущие контакты. Ее семья из Новой Зеландии в третьем поколении. Но у них есть родственники близ Самоа, где и предполагается возможный источник заразы. Может быть, это новый вирус.

21
{"b":"13425","o":1}