ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да уж, мне тоже. Вот так.

– Ты просто талантлива! – С этими словами он схватил ее за талию и притянул к себе, сильно прижав. – Так ты думала, что ты в безопасности на людном берегу, не так ли?

– Просто очевидно, что я не в силах тебе сопротивляться – И Келли расстегнула вторую пуговицу на его рубашке, затем третью. – А ты симпатичный. – Она положила ладонь на его теплую мускулистую грудь. – Тебе, однако же, жарко, – поддела она его, переместившись над ним. – Ты потрясающе пахнешь. – Кожа под ее пальцами, казалось, горела. – Лучше снять рубашку вовсе.

– Лучше... нет. – Джек увернулся от нее, оказавшись рядом с ней, а не под ней. Он захватил руками ее руки и смазал остатки крема себе на ладони. Затем он выдавил еще крема из тюбика.

– Но моя кожа уже под защитой, – взмолилась она, когда поняла его намерения. Он коснулся ее лица. Она редко была на солнце в этом году, однако ее кожа уже загорела и волосы выгорели, она вообще всегда быстро загорала, еще с юности.

– Смешная ты какая. – Его пальцы исследовали ее лицо. – Кажется, ты тоже горишь. Отчего бы это?

Она покраснела, и он рассмеялся. Она оказалась спиной к его груди, а их ноги переплелись между собой.

– Закрой глаза, – посоветовал он, – и попробуй расслабиться. Даже можешь заснуть, если хочется.

Да Келли бы лучше съела лягушку, чем расслабилась в этой ситуации. Но все же она положила голову ему на грудь и попыталась насладиться новым ощущением. Джек стал нежно втирать крем в кожу ее лба, положил крем на нос, подбородок, щеки, шею и спустился ниже, к треугольному вырезу блузки.

Засучив рукава ее блузки, он выдавил еще крема, поднял ее руку и медленно стал поглаживать запястье, локоть...

– А кожа у тебя потрясающая, – пробормотал он. – Мягкая и нежная, словно крем-брюле. – Он перевернул ее ладони вверх и поднес их к своему лицу. – У тебя будет долгая, счастливая жизнь, и ты безумно влюбишься в приятного мужчину с темными волосами и глазами орехового цвета, у которого есть потрясающе скоростная машина.

Она рассмеялась и выдернула пальцы из его руки.

– Да? Любопытно, в кого же конкретно я влюблюсь: в машину или в ее владельца?

Джек горестно вздохнул. Он поцеловал ее в ухо и нежно провел пальцами по ее ладони.

– Вот уж не знаю, – пожал он плечами.

– Впрочем, я совершенно не заинтересована в любви, – предостерегла она его. – Если бы я могла предположить, что влюблюсь в тебя, то уже сейчас непременно сбежала бы от тебя за тридевять земель.

– Неужели любовь так ужасна?

– Нет, не она. Ты.

– Значит, ты мне не доверяешь?

– Ни капельки. – Она подняла голову и лукаво посмотрела на него. – Но это не имеет никакого значения, потому что ты не можешь меня обидеть. У меня есть отличная защита от плейбоев. – В этот момент Джек снова намазал ее кремом и втер его в подбородок. Келли лишь вздохнула: – Ах, как приятно. Если бы тебе было нечего делать сегодня днем, я бы непременно предложила подобное занятие часа так на два.

– Мне нравится, когда ты такая податливая. – Джек наклонился ниже и чуть прикусил мочку ее уха. – Не приходило ли тебе в голову, что твое отношение ко мне только как к сексуальному объекту может легко ранить мое мужское самолюбие?

– Да ладно. Твое мужское самолюбие не пострадает, его у тебя и так выше крыши. Я лишь помогаю тебе спуститься с небес на землю. – Келли снова вздохнула от удовольствия: его руки проследовали ниже по ее шее к груди. – Не думаю, – чуть не задохнулась она, ее брови взметнулись вверх, а колени машинально согнулись в защитной позе, когда его пальцы проследовали к шее, – не думаю, что загорю здесь...

– Осторожность никогда не помешает. – Он положил руку на ее колено и прижал к себе. Он проделал это настолько аккуратно, что даже если бы рядом с ними находились люди, то они бы ничего не заметили. – Ультрафиолетовые лучи лучше всего проникают через белый хлопок.

– Я этого не знала.

Келли снова блаженно закрыла глаза. Тело ее млело от его прикосновений, наливалось приятной тяжестью. Его рука скользнула под кофточку и добралась до кружевного нижнего белья, а когда он коснулся трепещущей груди, ее охватила дрожь.

Джек поцеловал ее щеку, затем шею. Его губы были теплыми, ищущими, они пылали желанием, находясь в полной гармонии с нежными прикосновениями рук.

– Небесное блаженство, – хрипло проговорила она. – Но все же не надо этим заниматься на публике.

– Все равно никто не видит.

Келли тяжело вздохнула. Как долго она об этом мечтала. Она уронила голову ему на плечо и попыталась сдержать дыхание, которое толчками вырывалось из груди. Он ласкал ее медленно, играя большим пальцем с розовым бутоном под блузкой. Затем он переходил на полное массирование всей ладонью. Господи, как было хорошо. Хотя и странно и, может быть, аморально. Сидеть на людном берегу при свете дня и позволить почти незнакомому мужчине тебя ласкать – это ли не аморально? Они знакомы всего лишь неделю, даже меньше, и что? Однако ей было безумно хорошо, и она не хотела его останавливать.

Она и так вся разомлела от его прикосновений, а он продолжал сводить ее с ума. Прикоснулся губами к мочке уха, поцеловал справа шею и провел языком снова до уха.

– Как ты думаешь, может, нам съездить на пару часов ко мне домой?

Но он лишь рассмеялся ей в ухо, обдавая кожу горячим дыханием. Затем поцеловал ее под ухом и застыл.

– Неужели ты не знаешь, что долго сдерживаемое желание только добавляет азарта? Чем дольше воздержание, тем слаще наслаждение.

– Да я и так уже вся горю. – Ее веки настолько отяжелели, что ей лень было открыть глаза. – Не чувствуешь, как я дрожу?

– Ну, это только начало. – И он снова ее поцеловал. – Ты такая вкусная. Когда-нибудь я тебя точно съем, каждый сантиметр твоей кожи попробую на вкус.

Сквозь дурманящий туман неги до Келли едва донеслись музыкальные звуки. Прошло некоторое время, прежде чем она поняла, что это не ее фантазия. Она ясно услышала телефонный звонок и медленно потянулась к сумочке, пробормотав проклятия в адрес звонившего.

Джек, возле которого лежала сумочка, передал ей телефон и открыл крышку. Келли задержала дыхание и попыталась сказать спокойным голосом:

– Алло?

Келли ожидала услышать Спенсера, который просил бы ее о помощи или совете или сообщил бы о какой-нибудь проблеме в больнице. Каково же было ее изумление, когда она услышала голос подруги по квартире. Джеральдина была очень взволнована. К ним пришел человек из фирмы по аренде телевизоров и хочет забрать их телевизор и видеомагнитофон за неуплату.

– Он сказал, что мы не заплатили за три месяца, – простонала она в ужасе. – Но ведь я была уверена, что дала тебе деньги месяц назад.

– Да, так и было. И я перевела деньги на их счет. – Келли буквально стало дурно. Она отодвинулась от Джека и присела на песок. Задумалась. – Но ведь я правда заплатила тогда, – проговорила она растерянно. – Я даже помню, что перед отъездом в Окленд у меня не оказалось наличных и я точно заплатила чеком на следующей же неделе, – сказала она громче и увереннее. – Как раз в срок. – В тот день она оплатила с помощью чеков еще несколько услуг. Тогда она только что получила отпускные с места работы, которые перечислили ей на счет. – Я заплатила сама, лично, в одном из филиалов их фирмы в Окленде. Джеральдина, посмотри внизу, под бумагами, в моем кабинете, квитанция должна лежать в тумбочке под телевизором.

Она в волнении взъерошила волосы, избегая смотреть в сторону Джека. Ее подруга, видимо, пошла в комнату Келли искать квитанцию. Сама Келли довольно редко смотрела телевизор. Ей никогда не приходилось даже читать инструкцию к видеомагнитофону, поэтому, если бы не Джеральдина, она не стала бы и беспокоиться насчет дальнейшей аренды этого бесполезного ящика. Однако Джеральдина была поклонницей сериалов, поэтому ей приходилось записывать дневные показы на магнитофон и смотреть серии вечером.

– Да, ты права, – сказала Джеральдина взволнованно через несколько минут. – Она здесь, я нашла ее. Он просит прощения за беспокойство. Может быть, произошла ошибка, и филиал в Окленде не подтвердил твой платеж?

23
{"b":"13425","o":1}