ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если соберусь, я тебе скажу. А так можешь взять их. – Джек показал, где лежали доски. Он взял свою газету, снова вытер лицо и грудь, вставил ключ в замок.

Он надеялся, что Келли уже ушла. Но ее машина все еще стояла во дворе. Келли спала, свернувшись клубочком, на его кровати. Длинные светлые волосы разметались по подушкам и по ее спине.

Несколько минут он стоял, наблюдая за этой поразительной картиной, затем заставил себя уйти. Резкими движениями он скинул плавки и бросил их вместе с мокрым полотенцем в стиральную машину в ванной. Взял свежую одежду и направился в душ.

Журчала вода, но Келли все спала, он оделся и оставил ее досыпать. Закрыв дверь, он прошествовал вниз приготовить кофе. Далее он принялся за работу над бумагами и большую часть времени занимался ими. Наконец, по прошествии нескольких часов, он услышал движение наверху, затем шаги по лестнице. Итак, она спускалась в поисках любовника.

– Прости, наверное, это ты разбудил меня.

На ней было красное платье, которое при дневном свете казалось еще ярче. Колготки она не надела, оставив соблазнительные ножки голыми. Волосы она тоже не убрала в тугой узел, как накануне, и они вились вокруг нее, как змеи. Джек почувствовал, как ему хочется до них дотронуться еще раз. Он вспомнил сладкое ощущение шелковистости на своих ладонях, как они струились между пальцами. Он с трудом удержался на месте.

– Только что приготовил кофе, – кивнул он на чашку. – Будешь?

– Да, будь добр. – Беспокойный взгляд ее глаз сказал ему многое: она наблюдала за его движениями, а сама внутренне была в тревоге. Наверное, ее все-таки смущала прошедшая ночь, и она все еще находилась под впечатлением от событий накануне. – Что это такое? – спросила она несколько минут спустя.

Джек обернулся и увидел, что она рассматривает раковину, которую он принес с пляжа.

– Это для тебя. В честь твоего дня рождения. – Он поморщился. – Извини, я просто забыл захватить деньги, когда выходил на улицу...

– Нет-нет, мне очень нравится этот подарок, – проговорила она как можно быстрее. – Очень нравится. Это прекрасно. Да ты уже купил мне вчера подарок – костюм для серфинга. Помнишь? – Келли взяла в руки раковину, поднесла к уху и прислушалась. – Слышен шум моря.

Джек нахмурился.

– Келли...

– Мне кажется, вчерашняя ночь была довольно забавной, – проговорила она, не дав ему сказать ни слова, словно желая первой высказаться обо всем, боясь, что ее прервут и она не сможет ничего выразить. – Правда, забавной. Любопытно, можно было бы ее когда-нибудь повторить?

Забавной? Так для нее все было только забавой? Он отдал ей свою душу, свою любовь, а она находит это всего лишь забавным. Его рука застыла, когда он помешивал ложкой налитый для нее кофе. Оставаясь невозмутимым, он произнес:

– Да, конечно. Я позвоню тебе (когда рак на горе свистнет, подумал он про себя, уронив ложку в чашку). Когда-нибудь.

– Ах, ты позвонишь мне, – как эхо повторила она, осторожно положив на стол раковину. – Ага.

– Ага. – Он поставил чашку на обеденный столик и подвинул ближе к ней. – Будешь тост?

– Спасибо, я не голодна. – Она медленно присела на один из стульев, который стоял напротив него. – Я не понимаю одного. У меня было такое впечатление, что тебе все понравилось точно так же, как и мне. Я ошиблась?

– Так чего же ты хочешь? – спросил он устало. – Разноцветных воздушных шаров и гирлянд? Ты уже взрослая, Келли. Ты хотела играть в эту игру, ты все получила по ее правилам: секс – значит, секс. Ничего больше, не жалуйся. Иногда он бывает средним, иногда хорошим, редко прекрасным и совсем изредка – необычным. Он ничего не меняет в отношениях мужчины и женщины.

Ее щеки заалели как маков цвет.

– Я бы не хотела так, – сказала она тоном обиженной девочки. – Я не заинтересована ни в каких отношениях, кроме дружеских. Я же говорила это. Я вовсе не желаю менять наши с тобой отношения. Все, о чем я просила тебя, так это по возможности и по желанию, само собой разумеется, повторить эксперимент...

– Я уже дал тебе то, что ты хотела. – Он отвернулся к своим бумагам. – И я сказал, что позвоню.

– Что же, мне жаль, если я тебя чем-то обидела. – Джек услышал скольжение чашечки по столу. Келли не стала пить кофе. – Тогда мне здесь делать больше нечего. – Она взяла свою сумочку с дивана, куда положила ее прошлой ночью. Он видел, что ее движения были неестественно бодры и энергичны. – Чтобы не навлечь на себя гнев мистера Само Совершенство, я лучше удалюсь. – Она взяла раковину со стола, затем сделала решительный шаг назад, словно бы в ожидании, что он может отнять ее драгоценный подарок. – Перед уходом я пройду по палатам, чтобы убедиться, что у Роджера не было проблем с детьми в наше отсутствие.

– Оставь это, – предложил он тоном приказа. – Иди лучше домой. Я посмотрю детей сам, когда закончу с бумагами. – Он каждый раз делал обход накануне выходных. – Все равно сейчас большинство детишек находятся под моим наблюдением.

Когда Джек прибыл в больницу, Роджер уже был там. Странно, но он выглядел взволнованным. Увидев Джека, он попытался выдавить улыбку.

– Что-нибудь случилось? – спросил Джек.

– Нет, все как обычно, – ответил Роджер, горько усмехнувшись. – Навалом неблагоприятных изменений. Мой диагноз относительно шестилетней малышки оказался верен: пневмония. Ей необходима отдельная палата с регулярным проветриванием. Кроме того, мы ждем «скорую», чтобы отвезти новорожденного в отделение поддержания. У него с сердечком нелады. Надо везти его в Окленд.

– Вам нужно сопровождение?

Джек был готов помочь, но Роджер объяснил, что с ребенком уже едет Марджи Ломакс.

– Она заменяет врача в выходные.

– Привет, Джек. – К ним подошла Таня – она принесла чашки с чаем и бисквиты. – Обед для врачей, – провозгласила она. – Сегодня особенное обслуживание, потому что воскресенье и вам приходится работать за четверых. Поскольку вы этого не ожидали, то для вас это вдвойне сюрприз, – добавила она с улыбкой, когда увидела на их лицах искреннее изумление. – Ладно, я ведь не только старшая медсестра, строгая начальница, я еще считаю своей обязанностью и работу служащего моральной поддержки. Я знаю, что такое работать целый день и не выпить ни чашки чаю за все время. Сама частенько бываю в таком положении, и никто чашку чаю не принесет.

– Да, я помню время, когда все медсестры были просто обязаны готовить чай для врачей, – сказал мечтательно Роджер. – Я даже помню, как они готовили для нас тосты...

– Ты зря напрашиваешься на угощение, Роджер. – Таня передала ему нераспакованный пакет с макаронами. – Поешь перед тем как укатить в неведомые дали.

Роджер даже присвистнул от изумления, не найдя слов, чтобы похвалить Таню. Затем он прошептал что-то по поводу Марджи и бросился к телефону.

– Как прошел вчерашний вечер? – спросил Джек Таню. Он знал, что ее муж должен был вернуться домой позавчера.

– Ведет себя лучше некуда, заинька-паинька, – сказала она с лучезарной улыбкой. – Правда, это всего лишь начало. И пока все хорошо, – радостно кивнула она. – Он изменился, надо сказать. Показался мне таким послушным. Пока я сохраняю дистанцию, но думаю, что со временем все придет в норму.

– Надеюсь, что так и будет, – искренне заверил ее Джек. – Какой он глупец, что ушел от тебя.

– Спасибо за поддержку. – Таня пожала ему руку. – Кстати, Келли только что ушла, совсем перед твоим приходом.

Джек добродушно посмотрел на нее. Итак, очевидно, что Келли не послушалась его совета ехать домой и побывала в больнице до него.

– И что же? – спросил он, поймав заинтересованный взгляд Тани.

Она неожиданно рассмеялась:

– Не ожидай от меня сплетен, Джек. Я не так глупа, как ты думаешь. Я на ее стороне, если ты хочешь поразвлечься, я тебе не союзник. Сегодня она была грустной, мне даже показалось, что она немного устала и раздражена или обижена. Если ты посмеешь обидеть мою девочку, тогда... – сверкнула она на него гневным взглядом, – тогда мы всей сменой набросимся на тебя и переломаем руки-ноги.

39
{"b":"13425","o":1}