ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оказалось, ветхий дом, который снимает семья, был маленьким и холодным, поэтому Тала вынуждена была делить постель с двумя младшими сестренками.

Келли внимательно посмотрела историю болезни девушки. Пока еще болезнь не зашла слишком далеко, но надо было постоянно следить за ее ходом. Девушке нужно регулярно принимать витамины, колоть антибиотики и избегать простуды.

– Кажется, состояние довольно стабильное, – уверила доктор маму Талы, когда закончила осмотр. – Я вижу из карты, что наш социальный работник пытался найти для вас более подходящее жилье, чтобы сохранить здоровье детей. Вы что-нибудь знаете о результатах его поисков?

Переводчица пересказала все с аккуратной тщательностью.

– Она говорит, что доктор Мак-Юэн частенько разговаривал с социальным работником. Он неоднократно писал письма в жилищный департамент. Но семья ничего не знает о результатах. Женщина спрашивает, можно ли ей еще послать заявку. Она очень встревожена здоровьем детей. Зимой Тале может стать еще хуже.

– Я поговорю с ним, – пообещала Келли. – Сегодня же я поговорю с доктором Мак-Юэном, и мы посмотрим, можно ли что-нибудь изменить к лучшему.

– А еще она принесла фрукты, – сказала переводчица, обменявшись парой фраз с пожилой женщиной. – Для доктора Мак-Юэна и для вас, доктор Уэст.

Одна из сестер Талы во время приема безмолвно сидела рядом с матерью, а теперь поднялась и робко протянула Келли огромную коричневую корзину. Посмотрев внутрь, Келли увидела свежие фейхоа. Она вдохнула нежный аромат маленьких фруктов.

– Спасибо. Они замечательно пахнут. Я возьму немного, а остальное обязательно передам доктору Мак-Юэну.

Келли пожала руку Талы, ее матери, сестер и переводчицы и потом проводила их до двери. По другую сторону двери ее уже ожидал другой пациент Джека, стоявший рядом с Кэрол.

Келли закончила диктовать свои последние заметки для семинара поздно, в семь часов. Спенсер уже ушел, но Джек все еще работал, как она знала, потому что Кэрол пообещала ей сообщить, когда он уйдет. Келли собрала свои бумаги и фрукты, собралась с силами, выпрямила плечи и прошла в кабинет Джека.

В комнате он был один. Он составлял свои заметки. Закончив с одним делом, он поднял магнитофон и поставил его рядом с горой бумаг прямо перед собой.

– Все, наконец-то все завершено на сегодня, – сказал он устало. – Прости, что мне пришлось так надолго задержаться. Спасибо, что заменила меня.

– Без проблем. Как малыш?

– Маленький и сморщенный. Отказывался дышать. – Джек досадливо поморщился. – Его мать принимала наркотики, наверное, героин. Мы его приняли после изрядной доли успокоительного, – сказал он, объясняя ей научными терминами процесс родов. – Но потом все прошло успешно.

– Но ты установил у него что-нибудь?

– Да. Именно поэтому меня так долго не было, – подтвердил он.

Сначала они обсудили трудные роды, потом Келли рассказала ему о Тале, о том, что ее мать оставила им в подарок фрукты.

– Я пообещала им попросить тебя узнать что-нибудь насчет нового жилья.

Джек выглядел очень уставшим.

– Разве им ничего не сообщили по этому вопросу?

– Они ничего не знают.

– Ладно, попытаюсь завтра все выяснить. По этому вопросу я уже сделал массу дел: не раз посылал заявки, неоднократно звонил. Дом, где живут эти бедные люди... нет, там просто нельзя жить. Он так плохо проветривается, а на стенах и потолках плесень. На полу вода и мох даже летом. Тала в семье не одна болеет. Обе ее сестры астматики. А в прошлом году одна из них болела воспалением легких. Завтра я непременно позвоню. Надо срочно что-то делать, иначе они потеряют всех своих детей.

Келли от души поддержала Джека в этом деле. Она сама всегда боролась за здоровье детей и улучшение их жизненного уровня. У нее была куча пациентов с подобными проблемами, которые требовали немедленного решения.

Джек взял карты и фрукты.

– А как замечательно пахнут. Ты их уже пробовала?

– Я взяла пару штук и отдала Кэрол и другим медсестрам. Ты собираешься на осмотр?

Джек кивнул.

– Я пойду с тобой.

Хотя ей до сих пор было неудобно смотреть в глаза Джеку, Келли вполне могла гордиться собой: она совершенно спокойно могла поддерживать профессиональную беседу.

Может быть, все дальше пойдет хорошо. Если и дальше стараться делать вид, что тебе все безразлично, подумала Келли.

Глава 14

Большинство палат были заполнены людьми. Дело в том, что команда Роджера получила отпуск на выходные. Их пациенты все еще занимали кровати, а пациенты Келли и Джека освободили половину. На этой неделе они вообще поработали на славу.

Таня работала все выходные, потому что две медсестры заболели. Сегодня она тоже была на дежурстве, сопровождала их на обходе вместе с еще одной медсестрой.

– Вес Тодда уменьшился, – сказала она, когда они осматривали последнего пациента Джека, маленького мальчика с невротическим синдромом. – Сегодня он действительно выглядит лучше.

– Дело стероидов, – пробормотал Джек.

Келли нервно взглянула назад, чтобы, не дай Бог, не коснуться Джека рукавом, удачно пройти между столом и кроватью малыша.

– Как поживаешь, ковбой?

Тодд всем своим обликом походил на маленькую девочку. Он был одет в кожаную рубашку, и брюки на нем красовались ковбойские. Келли улыбнулась малышу, который с довольным видом принял комплимент Джека.

– Мы не ковбои, – сообщил им Тодд, показывая значок на рубашке, – мы – шерифы, – гордо сказал он.

– Извини, не разглядел. – Улыбка Джека полоснула Келли по сердцу. Она наблюдала, как Джек надел стетоскоп, поднял рубашку Тодда и пижаму и прижал металлический кружок к спине мальчика. – Как ты себя сегодня чувствуешь, шериф?

– Гораздо лучше, – уверил врача Тодд.

– Я рад за тебя. – Джек некоторое время прислушивался к дыханию, биению сердца малыша, а потом осмотрел его ноги и отошел. – Ну, теперь можно подумать и о том, как ты поедешь домой. Мальчик стремительно идет на поправку, – заявил он, поднимаясь с детской кровати. – Таня, если его родители приедут, когда я буду здесь, сообщи мне об этом. Мне надо поговорить с ними по поводу дня выписки сына. Мне нужно самому быть рядом, когда его будут выписывать, чтобы не возникло никаких проблем.

– Хорошо, – кивнула старшая медсестра. – Спасибо. Нам сейчас необходимы лежачие места в больнице. Поступило много новых пациентов.

– Ты не хочешь еще раз проверить его анализы? – спросила Келли.

Они остановились у картотеки. Там они оставили карты, которыми пользовались при обходе пациентов, расставив их в алфавитном порядке.

– Нет, пока действуют стероиды, все хорошо, – ответил Джек.

Келли кивнула. Девяносто процентов детей возраста Тодда нормально выздоравливали после приема определенной дозы стероидов, Келли это знала. Если же состояние не улучшалось, то следовало делать биопсию.

На столе старшей медсестры лежала стопка бумаг. Это были результаты анализов. Келли автоматически просмотрела их, заметив по ходу дела, что у ее пациентов все идет хорошо. На тех, о которых ее предостерег Спенсер, она обратила особое внимание.

– Да, я кое-что забыл. – И Джек протянул ей шариковую ручку. – Рекламный агент, Эмма, передала это тебе.

Ах, она уже Эмма, в гневе подумала Келли.

– Как мило с ее стороны. – Келли взяла ручку и воткнула ее в пластмассовую подставку для ручек, стоявшую на столе медсестры. – Может, кому-нибудь пригодится, – прибавила она равнодушным тоном. На ручке был напечатан знак той самой компании, которую представляла женщина. Келли терпеть ее не могла.

– Я ей сообщил, что мы все же не будем вписывать ее лекарства в наш список для лечения больных.

– Спасибо за услугу. – Келли деловито раскладывала бумаги по местам. – Они сошли с ума, если думают, что их лекарства лучше только из-за высокой цены. – Для Келли важную роль играла стоимость лекарств, поэтому она была против. Впрочем, иногда бывали лекарства, которые действительно стоили своих денег, но их было мало в Новой Зеландии. И тогда, конечно, речь не заходила о разнице в цене лекарств. Главное всегда было лечить пациента. – Любопытно, а что она сама сказала по поводу стоимости медикаментов?

42
{"b":"13425","o":1}