ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Куриный бульон для души. 101 лучшая история
Мигрант, или Brevi Finietur
Оборонительная система «Белый Медведь». Базовый курс
Я – твоя собственность
Рассвет
Космическая красотка. Галактика в подарок
Я это совсем не продумала! Как перестать беспокоиться и начать наслаждаться взрослой жизнью
Кавалер в желтом колете. Корсары Леванта. Мост Убийц (сборник)
Живи как кот
A
A

– Да уж, вы для детишек просто находка.

– Не для всех. – И он бросил на нее многозначительный взгляд. – А что? Вы не хотите поиграть в эту игру?

– О нет, благодарю, – выпалила Келли, даже не подумав. Она тут же отдернула руку, чтобы еще раз случайно не коснуться его рукава. – Скажите, а правда то, что говорят о мужчинах и их машинах?

– Может быть, – ответил Джек, не поднимая головы.

По окончании обхода они вернулись в главный кабинет, чтобы просмотреть рентгеновские снимки малышей. Неожиданно Джек произнес:

– Кстати, не напомните ли вы, какая именно связь существует между мужчинами и их машинами? Будьте добры, не сочтите за труд.

– Ладно вам, вы и так прекрасно знаете. – Доктор Келли просматривала снимки детишек, и тут она рассмеялась на его шутку.

Да, поняла она, врач Мак-Юэн точно ей нравился. Вот чего она не ожидала. Не хотела, не предполагала. Однажды она уже была замужем за подобным типом. Донжуан, ни больше ни меньше. Она прекрасно знала, как легко эти мужчины бросают женщин. Джек был той же породы. Это крайне разрушительные отношения. Ей было чего опасаться: ведь Джек явно имел некоторое ощутимое влияние на нее, как и на других женщин. И все же, все же он ей нравился. Ей нравилась его манера общаться с детьми. Доктор Келли сама всегда легко находила общий язык со своими маленькими пациентами. Она старательно выдерживала роль доброй тети врача, ей всегда удавалась эта роль. Но Джек словно был их товарищем, сверстником. И они отвечали ему тем же: весельем и доброй шуткой.

Еще ей нравились в нем непосредственность и полное отсутствие самолюбования. Насколько она знала по своему опыту, не во многих мужчинах можно встретить подобные черты.

Келли решила ответить:

– Ну, вы же знаете: по Фрейду, мужчины, имеющие дорогие автомобили, тем самым компенсируют свою несостоятельность в сексуальной сфере.

– Уверен, это правда, – улыбнулся он не без ехидства, – никогда не встречайтесь с мужчиной, у которого есть «феррари», вы разочаруетесь. Сегодня снимки намного лучше, чем вчера. Пожалуй, стоит изменить способ приема антибиотиков на оральный. А у вас какой автомобиль?

– Могу сказать, что страховой компании этот автомобиль обошелся не дешево. Не меньше трех тысяч долларов. Поэтому в случае кражи или поломки я в накладе не останусь. Этого вам довольно?

Джек в удивлении разинул рот.

– Но, честно говоря, я считаю, что страховая компания работает себе в ущерб, – добавила Келли деловым тоном, – поэтому на самом деле за мою машину предлагали не больше чем половину названной суммы. – Она водила свою старенькую машину вот уже четвертый год и была ее шестым владельцем. – Думаю, это в тысячу раз дешевле стоимости вашей машины. Насколько я ошиблась? Намного? Или в две тысячи раз дешевле?

Джек усмехнулся:

– Я никогда не называю цену дамам. А вы не думали усовершенствовать вашу машину?

«Только в мечтах», – устало подумала Келли.

– Она и так меня устраивает.

– Да? Но разве езда на ней захватывает дух? Неужели вам весело ее водить? Неужели вам не нравится скорость на трассе, когда сердце стучит все быстрей и быстрей и в крови вырабатывается больше адреналина?

– Мне так удобно, – упрямо твердила она. – Мне вполне подходит. Я обхожусь без лишней скорости.

Он рассмеялся:

– Да уж, вы знаете, как дать отпор такому, как я, Келли Уэст. – Джек сложил снимки в папку. – Попросту говоря, вы никогда не испытывали «лишнюю» скорость.

– Мне надо идти. Сегодня у меня полно работы, я бы хотела начать пораньше, – твердо заявила она.

Даже если бы она не была по горло занята, Келли все равно бы выдумала причину, чтобы от него сбежать. Куда угодно. От него и от его всеведущих, проницательных желто-зеленых звериных глаз.

Глава 3

Сразу после утреннего приема пациентов Келли в столовой встретила Сару Бингем и Марджи Ломакс, тоже пришедших на ленч.

Здесь они обычно встречались по четвергам. Сара – жена Роберта Бингема, директора больницы, и теперь, когда младший из их детей пошел в школу, она начала работать три раза в неделю в регистратуре гинекологического отделения. Марджи была врачом-педиатром и работала бок о бок со своим мужем, Беном Ломаксом, заведующим реанимационным отделением.

Все три женщины состояли в исполнительном комитете местной ассоциации женщин-медиков. Сегодня они собрались тут не без причины: они должны были обсудить статьи, связанные с работой в ассоциации. Келли, давно работавшая в Веллингтоне, знала их обеих уже многие годы, их встречи с каждым разом становились менее официальными и все более дружескими.

Обычно они занимали свой любимый столик у окна, откуда перед ними открывался вид на жилые дома, расположенные напротив больницы, и на высокие зеленые холмы, поднимавшиеся высоко над зданиями. Сев за стол, Келли виновато улыбнулась Саре:

– Не говорил ли тебе Бобби, что я опять щеголяла перед ним своей короткой юбкой?

– Нет. Зато он рассказал, что собирается продвинуть твою идею дальше, чего бы это ему ни стоило, – с изрядной долей юмора проговорила Сара. «Итак, она не сердится, – решила про себя Келли. Раз улыбается, значит, все в порядке». – Это при том, что на прошлой неделе он говорил Роджеру Гляйзенеру о невозможности вложения в проект денег в этом году. Вот я и предположила: без твоих штучек точно не обошлось.

– На сей раз я ограничилась короткой юбкой и парочкой фотографий наших самых милых детишек, – призналась Келли. – Я решила, вопрос стоит риска. Насколько я помню, подобный трюк отлично сработал в прошлом году, когда речь зашла о необходимости дополнительных помещений для больных. В этот раз я добавила еще один трюк, с фотографиями. И он подействовал.

– Можно подумать, только фотографии помогли. – Сара притворно возвела глаза к потолку. – У Бобби слабость к вкусненьким женским ножкам. – При этих словах женщина демонстративно вытянула свои потрясающе изящные длинные ноги. – Иногда я даже думаю, что он женился на мне лишь по этой одной причине. Уже одиннадцать лет исполняется, а он до сих пор не может оторваться от них.

Теперь уже Марджи томно посмотрела на потолок.

– Сара, – упрекнула она подругу, – ты же знаешь, он постоянно говорит нам, что женился на тебе из-за твоих удивительных организаторских способностей.

– Да уж, так же как твой Бен женился на тебе из-за твоего отличного чувства стиля, – рассмеялась Сара.

Келли, чуть шокированная высказыванием Сары, посмотрела на нее, оторвавшись от сандвича. Сара махнула на нее рукой.

– Когда-то был, помнится, в Веллингтоне случай, надолго запомнившийся обитателям больницы: Марджи ходила в розовой полупрозрачной блузке. Кажется, вы еще тогда не были знакомы с Беном, – ввернула Сара. – И Бен так ревновал Марджи ко всем парням, которые собирались вокруг нее, что быстренько женился на ней, лишь бы обладать правом на нее. То-то он урезал твой гардеробчик.

– И вовсе она не была такой прозрачной, – запротестовала Марджи, впрочем, тут же добродушно рассмеялась. – Это была обычная легкая блузочка. Розовая, но обычная. Можно даже сказать, обыденная. Я бы не подумала, что с ней что-то не так, да и сейчас не скажу. Может быть, конечно, она и просвечивала чуть-чуть, если я стояла против солнца, но...

– Да уж, вот и призналась наконец-то, – торжествовала Сара. – Видишь, Келли? Я же говорила тебе. Она может выглядеть достойной матроной, а на самом деле она роковая женщина. В день их свадьбы, могу поклясться, что так и было, Бен выбросил легкомысленную блузку в мусорное ведро.

– И будешь не права, – горячо возразила Марджи.

– Ну да, – понимающе улыбнулась Сара. – Он решил сам устраивать семейные стриптиз-шоу и втихомолку любуется божественными снимками. И не возражай, мы тебе все равно не поверим.

Келли рассмеялась вслед за подругами. Хотя у нее самой был не слишком счастливый опыт семейной жизни, она была рада за подруг. У них личная жизнь складывалась довольно удачно. Может, Роберт Бингем изредка и заглядывался на женские ножки, но он никогда даже не пытался флиртовать ни с одной женщиной. А если кто стал бы сомневаться в том, что Роберт обожает семью, тому было бы достаточно показать десяток фотографий, развешанных в его личном кабинете и стоящих на столе. А Бен и Марджи были влюблены друг в друга так сильно, как ни одна другая пара. Двое детишек были просто чудесными крошками.

6
{"b":"13425","o":1}