ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Итак, Келли, что скажешь нам о нем? – неожиданно спросила Сара, когда смех затих.

– Это о ком? – фальшиво улыбнулась Келли.

– О твоем новом коллеге. – Сара надкусила свою ароматную булочку. – И перестань нас дурачить, дорогуша. Речь идет о неотразимом докторе Мак-Юэне. Вокруг него ходит столько слухов! Поэтому нам очень любопытно, что о нем скажешь ты.

Келли почувствовала, как краснеет.

– Кажется, он ничего, приятный. – Она автоматически взяла свой сандвич с цыпленком и авокадо, но так и не надкусила его. – Меня здесь не было целый месяц, не забывайте. Мы с ним встретились лишь прошлым вечером, всего на десять минут. Сегодня утром мы сделали наш первый обход. Побеседовали. – Она старалась говорить как можно естественнее. – С детьми он ладит просто великолепно. Так что с ним все в порядке.

– В порядке? – Сара посмотрела на нее в удивлении. – Приятный? Знаешь что, хитри с кем-нибудь другим, Келли!

– Что ты хочешь сказать? – спросила Келли, внутренне задрожав. По скептическому выражению лица подруги она поняла, что ее тон никого не обманул, как она ни старалась. – Что?

– Он не просто приятный, милочка, – вставила Марджи, которая тоже не доверяла ее спокойному тону. – Он исключительно сексуален.

– Откуда тебе знать? – Келли была напугана, несмотря на то что внутренне она была с ними согласна, трижды согласна. Обычно она ожидала подобных высказываний от Сары. Марджи всегда была более скромной, но не теперь. – Интересно, с каких это пор ты интересуешься другими мужчинами?

– С тех пор, как Джек Мак-Юэн пытался подцепить меня в гольф-клубе три недели назад. – Довольная собой, Марджи смаковала удивление, написанное на лице подруги. Новость была подобна разорвавшемуся снаряду. Марджи расхохоталась. – Я подумала, что он даже очень очаровательный. И если бы я не была замужем, я бы, возможно, и прельстилась.

И Келли, и Сара, открыв рты, так и застыли в немом удивлении.

– Что? – выдохнула наконец Сара. – Ты шутишь. Такого не может быть. Что с тобой случилось?

– Ничего со мной не случалось, – загадочно улыбнулась Марджи. – Я сидела одна-одинешенька, а он подошел и, улыбнувшись, представился. Мы немного побеседовали, и он предложил купить мне что-нибудь выпить. Я поблагодарила его, и к тому времени, когда он уже вышел из бара, вернулся Бен, и тогда Джек понял, кто я такая. Ну, собственно, вот и все. С тех пор я часто его видела, и каждый раз убеждалась, что он очарователен. Но больше ничего. Замужние дамы по-настоящему его не интересуют.

– Скорее всего он отлично понял, что ему грозит со стороны Бена, – ввернула Келли.

– Ну, я думаю, они бы поладили друг с другом. – Марджи с удовольствием отпила чай. – И поэтому, дорогая Келли, когда ты говоришь, что он тебя ни капельки не интересует, то не думай, будто мы тебе поверим. Ни на одну минуту.

– А я и не говорила, что он мне не интересен, – пришлось признать Келли. И теперь она говорила правду. Целых три недели она была заинтригована, с того самого дня, когда ей пришлось позвонить из Окленда, чтобы получить сведения о состоянии здоровья своих пациентов. Вместо деловой информации ее тут же закидали сплетнями и небылицами о новом докторе-педиатре. Кто же после этого останется равнодушным к нему?

Но когда узнаешь этого человека ближе, все оказывается далеко не так. Его очарование состояло в добродушии, открытой натуре и удивительной теплоте души. Одно лишь воспоминание о том, как он смотрел на нее в тот первый вечер их знакомства, когда ей пришлось переодеваться почти на его глазах – ей бы никогда не пришло в голову, что он способен специально подглядывать, – вызывало на ее щеках румянец. Внезапно Келли пришло в голову, что за последние несколько часов она краснеет куда чаще, чем за всю свою жизнь. И причиной тому является именно доктор Мак-Юэн. Почему-то он непомерно раздражал ее. Или возбуждал?

Как и большинство женщин, Келли Уэст полагала, что мужчины довольно часто заглядываются на нее. Когда она была моложе, это придавало ей самоуверенности, теперь же только раздражало ее. Когда мужчины изредка говорили ей комплименты, она лишь равнодушно и благосклонно принимала их. Мужчины в ее жизни были как бы на втором плане. Они всегда находились где-то рядом, вокруг нее, каждый день, но редко кто мог произвести на нее впечатление.

Поэтому-то ее так взволновало, что Джек с легкостью сломал ее эмоциональные преграды и задел ее душу. Но еще больше ее поразило то, что доктор не отвернулся вежливо, как и полагается добропорядочному джентльмену, когда она переодевалась.

– Он не джентльмен, – решительно заявила вслух Келли.

Женщины дружно рассмеялись, и Сара сказала:

– Келли, ты прелесть. Совершенная противоположность Марджи. Внешне ты полна сексуальности, чувственности и добродушия, но сердце у тебя ледяное. Я не берусь тебе советовать выходить за него замуж и рожать детей. Хотя было бы забавно, – быстро добавила она, – если бы тебя это заинтересовало. Но я, наблюдая тебя в течение последних двух лет, прекрасно понимаю, что ты не собираешься замуж. Поэтому я хочу предложить тебе всего лишь немного развлечься. Избавиться от напряжения и снять усталость. Если захочешь, всегда можно прекратить отношения.

Келли ошарашенно захлопала глазами:

– Ты хочешь, чтобы я затеяла с ним интрижку?

– Ну и что? Отличная идея. – Сара пожала плечами. – И не смотри на меня, пожалуйста, так, недотрога. На дворе двадцать первый век. Ты свободна как птичка. А при твоей тяжелой и постоянной работе без отдыха не мешало бы потратить два-три часика из столь размеренной жизни, чтобы проверить, такова ли репутация доктора, как ее представляют. Это было бы любопытно. В последний раз, как я помню, ты ходила на свидание с каким-то компьютерщиком. И это случилось полтора года назад, если я не ошибаюсь. Кажется, ты его послала куда подальше? Сколько воды с тех пор утекло, а?

– Ты думаешь, я сама-то помню? – тихо ответила Келли.

И она действительно не помнила. Не помнила, и все. Прошло почти четыре года со времени ее развода. Ей даже не надо было специально запоминать злополучную дату: она приходилась как раз на ее день рождения. Вот несчастливое совпадение! Конечно, с тех пор ей иногда приходилось встречаться с мужчинами в Веллингтоне. Однако то были свидания вслепую, устроенные, как правило, такими же подругами, как Сара. И каждое из них, насколько она помнила, всегда заканчивалось трагедией. Бесконечные вечера соблазняющих разговоров завершались отчаянными попытками Келли освободиться от навязанных ей мужчин, которые все, словно сговорившись, думали, что ей страшно недостает секса. Как назло они не желали ее покидать до тех пор, пока не уложат в постель.

Конечно, Келли не была фригидна. До тех пор пока не развалился ее брак, секс доставлял ей море удовольствия и был одной из самых замечательных вещей в жизни. И сейчас иногда ей приходят в голову некие эротические желания и фантазии. Одна из таких фантазий посетила ее прошлой ночью. Мысли и фантазии могут быть какими угодно. Думать о сексе с таким привлекательным мужчиной, как Джек Мак-Юэн, она себе разрешала. Мысли не караются, их никто не видит. Что касается воплощения их в реальность, это было невозможно. Никогда и никогда!

Раны, нанесенные ей неудачным браком, до сих пор кровоточили. Нет, она уже не злилась, и ее женское самолюбие уже не страдало, просто она до сих пор чувствовала себя уставшей. Келли решила, что работа для нее важнее всего.

Впервые после развода Келли Уэст почувствовала, что сможет добиться цели. Ведь если она будет работать до изнеможения, так же, как работала весь прошлый год, и даже больше, чем она когда-либо работала, она сможет расплатиться со всеми долгами и стать наконец свободной. Она даже ощутила запах свободы.

Через годик Келли смогла бы снова выбирать, жить для себя, в свое удовольствие. Она смогла бы принимать любые решения, ничем себя не ограничивая. Например, покупать именно тот сорт хлеба, который она так любила, а не тот, который ей позволяли ее скудные средства. Она позволила бы себе навещать маму, сестру и племянницу чаще, чем один раз в год. А еще, возможно, у нее появилась бы возможность забрать маму к себе, чтобы быть рядом с ней. Тогда она бы не волновалась за ее здоровье. Да и о себе ей бы можно было беспокоиться меньше, если она вдруг заболеет: рядом бы находился человек, который всегда ей поможет.

7
{"b":"13425","o":1}