ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доктор, теперь ему снится, будто его связали враги и до утра пытают. Он орет во сне: «Лучше убейте меня! Убейте!» Я бы убила, но чем?

Доктор снова подумал и говорит: «А вы шепните ему на ухо „пиф-паф“. Он и успокоится вечным сном!» Женщина так и сделала. И, действительно, муж как услышит «пиф-паф», тут же засыпает как убитый. И очень эта женщина довольна была.

Но через месяц приходит к врачу, вся в черном.

— Он спит? — спрашивает доктор.

Женщина в слезы: «Однажды я перепутала и вместо „пиф-паф“ ляпнула „ба-бах“! Муж во сне заорал: „Ложись! Воздух!“ Скатился с постели и подорвался на мине, приняв за нее бидон с молоком!» — Слава богу, — сказал доктор, — что хоть вас осколками не задело!

Жажда

Пить! Пить! Пить!.. За глоток жизнь отдам!.. Из пустыни час назад выбрался…

Неделю верблюжью колючку сосал. Не пробовали? Гадость!.. И миражи: голая баба пьет газировку! Кидаюсь на нее, — мираж! Кроме голой бабы — ничего!

Граждане! Люди! Подайте воды! Глоточек хоть уксуса! Дайте, дайте! (пьет). Ах!.. Еще стаканчик! Еще!.. Там что-то осталось в ведре?

Позвольте допью… Фу!.. Что еще человеку надо!

Нет, нет! Благодарю! Ничего не хочу, — напился по горлышко! Разве что… корочку хлеба, уж больно аппетитно собачка грызет!.. Неделю в пустыне, кроме саксаула во рту ничего… Может кинете корочку? У вашей собачки их две. Откушу и верну! Киньте! Ам!.. Чудо, не корочка!

Что вы мимо пронесли, благодетель?.. Качнуло от запаха… Отбивная свиная?

Позвольте взглянуть. С картошечкой позолоченной!.. Помидорчик! У-у, ты мой краснороженький!.. Огурчик напополам? Нет! Только не это! Не могу видеть влажную внутренность, — слюной изойду! Сомкните обратно!.. Отойдите на девять метров! Я буду есть! Извините, если не эстетично получится, жрать умираю!..

Фу!.. Все! Икну еще раз и буду благодарить!.. Куда косточку понесли? Кому не разгрызть?.. Хрум! Перебьется ваша собачка!..

Не знаю, как и благодарить… язык от счастья заплетается… Что? Нет, в животе не урчит, — прислушайтесь! Это песня желудка! Гимн! Прошу всех встать! Сидеть не могу… Впечатления переполняют… Извините, я счас…

Что хочу еще? Император моей души, ну что еще? Хотеть не могу, нечем! Одна мечта — упасть у ваших ног, вздремнуть полчаса. Не в пекле на песке, а в тени за шкафом. Позвольте прилягу? Я и стоя могу. Лишь бы лбом упереться…

Куда идти? Второй этаж, номер двести один? Ключи… Я ваш должник до конца ваших дней, простите, до конца моих!

Да это же люкс, мама родная! За окном шумит море! Холодильник! Кого я вижу?! Да это же постель!.. Не обращайте внимания на эти слезы… Простынки милые… Не надо… все сам… Кто придумал столько штанин, пуговиц… Засыпа…

Ну вот и в раю… Кто последний к Святому Павлу… Где это я? Ни верблюдов, ни… Женщина! Сгинь! В смысле сядь! Миражиха… Садится… Как живая!.. Нет, нет, вы не ошиблись номером, вы что! Королева души моей, побудь со мной. Только смотреть на тебя! После верблюдов-ты прелесть!

Присядь ближе, чтобы лучше видеть тебя! Богиня! Зачем руку положил? Убедиться, что не мираж. Убедюсь — уберу… Почему «не надо»! А я говорю: надо! Я из пустыни — войди в положение! Люди должны помогать друг другу в трудную минуту.

Давай, помогу тебе снять… Прохладная… Загорелая… Эскимо в шоколаде!

Ах!..

Все было замечательно. Ты лучший мираж моей жизни. Прощай! Захлопни дверь с той стороны и навеки я твой…

Боже! Какое блаженство лежать одному и тому же, без никого!..

Фу! Однако духотища! Да еще море шумит! После 23 часов это уже хулиганство! Ни минуты покоя! Та-ак! Тараканы в гостинице?! И это у них называетая «люкс»!?

Ну почему нигде нет человеку покоя?!

Жар-птица

Я много разного видел, вплоть до солнечного затмения однажды с приятелем, но такую птицу чтоб, — в первый раз! Нет, так она вроде нормальная, кило три-четыре, лапки на ней, пух, все дела, — но перья! Будто золотишком покрытые!

Кроме шуток! Представляете?

Как ее на дереве увидели, — ноги к земле приросли, а потом очухались, за ней бросились!

А она, чертяка, летит высоко и еще, главное, пером золотым глаз слепит, смотреть невозможно!

Хорошо, кто-то каменюгой успел вмазать промеж перьев! Сразу птичка клювиком вниз пошла! Оземь — хрясь, лапками сучит, крылом обмахивается, ну, будто, душно ей! Тут мы ее, голубушку, и сцапали!

Костерок разложили, голову скрутили, все дела. А она, ну странное дело, и мертвая светится! Уже не так, в полнакала как бы!

Кто-то и сказанул: «Да никак, братцы, жар-птицу поймали! Ни хрена себе!» Тут все хором: «Жарь птицу! Жарь птицу!» И знаете, что вам скажу? Если без дураков, честно!? Рядом с хорошим гусем этой жар-птице делать нечего!

Горизонты

— Стой! Кто идет?

— Ну я иду.

— Куда?

— Туда.

— Нельзя.

— Здрасьте!

— Добрый день.

— Почему нельзя?

— Не видите, что ли? Линия горизонта!

— Здрасьте!

— Добрый день!

— А вы что ли ее провели, линию горизонта?

— Если бы не мы, то кто?

— Да это же… дети знают! Ну, как бы земля сходится с небом.

— Что ж она, по-вашему, сама провелась ровненько? Деревья не сажать, они вырастут?

— Нет.

— Утром тучи не разогнать, будет солнышко?

— Вряд ли… И тучи вы?

— Нет, само. И дожди сами капают. Дети сами рождаются…

— Нет, ну дети-то…

— Ага, дети — ваша работа! Это вы берете на себя. Потому что само ничего не бывает! Понятно?

— Как детей, я понимаю, а вот тучи, горизонт… все вы, что ли?

— Нет, солнце не я. Я отвечаю за линию горизонта. А солнце, дожди, засухи — это не я, мне горизонта вот так хватает! Думаете, легко тянуть линию горизонта по горам, по лесам, через пропасти! А всего-то дают ведро краски и кисть! Это в двадцатом веке! Тьфу!

— Погодите! Что вы мозги пудрите! Всю жизнь туда ходили, ездили!

— А теперь нельзя! Запретная зона. Три километра до линии горизонта, три километра после.

— Если вышло такое распоряжение, должен быть знак. Знака нет! Нету знака, где он? Кто-то не в курсе и нечаянно проскочит туда.

— Не волнуйтесъ. Его встретят. С этим все в порядке. Знаков больше не будет.

Знак раздражает, как любой запрет, а так и знака нет, и нельзя! Согласитесь, гуманнее. Зачем ограничивать воображение?

— Конечно, гуманнее. Черт побери! Но почему вдруг стало гуманнее?! Кому мешало, что туда-сюда было можно?

— Вам туда хочется?

— Хочется! А вы говорите «нельзя»!

— Когда «нельзя», больше хочется, чем когда «можно»?

— Естественно. Но почему нельзя! Что там особенного! Вроде все то же самое: трава, земля, дерево…

— Думайте, думайте.

— Но раз стало «нельзя», значит… там что-то не так? В смысле, у нас не так.

Если закрыто. Верно?

— Начинаете понимать. Вам туда хочется?

— Хочется.

— Потому и нельзя. Чем больше нельзя, тем больше хочется. Это закон. Когда «добро пожаловать», какой смысл, верно? А когда «нельзя», — сразу хочется! А человек должен хотеть. Пока человек хочет, он живст.

— Ну так пустите туда!

— А чего ж вы будете хотеть, если пущу? Сколько в той жизни радостей!

— А никаких… Пустите! Пожалуйста! Аж слюни текут.

— Слюнки текут — это хорошо. Должны течь слюни. Вам туда хочется, можно сказать, у вас мечта туда попасть любой ценой! А я вас пущу, оставлю без мечты!

Нет, мы не звери…

— Но раз туда «нельзя», должно быть ясно «почему»! Может, там воздух чище?

Вода слаще? Женщины удобнее, а?

— Вполне возможно!

— Ничего себе! А я думал, везде одно и то же.

— Зачем так печально смотреть на мир?

— Погодите! А те, кто с той стороны, ну, по ту сторону линии горизонта, их через горизонт пускают сюда?

— Да вы что! Никакой дискриминации. Вас не пускают туда, их сюда. Все равны.

— Понял. И значит, они, дураки, думают, что тут райская жизнь?

14
{"b":"1344","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Скорпион Его Величества
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Дети мои
Верховная Мать Змей
Алхимики. Бессмертные
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Цена удачи