ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они подошли к другой могиле.

— Дмитрий Оболенский стал известным конструктором и строил трактора, а потом танки на Путиловском заводе. Его высоко ценили Киров и Жданов, потому и не отняли усадьбу. Во время войны моя бабушка организовала здесь госпиталь. Так им и удалось выжить. Дед прожил долго. При всех властях удерживался на плаву. Он умер, когда мой отец стал уже генералом. Не без помощи деда, конечно. Деревенский парень, лимитчик, сын доярки и тракториста сначала приехал в Ленинград и устроился на завод, стал комсоргом, потом вторым секретарем горкома комсомола и вдруг — заместителем прокурора Ленинграда, а потом и начальником следственного отдела областной прокуратуры. Тут, как ты можешь понять, на усадьбу никто не покушался. Потом ее приватизировали, а на землю отец получил дарственную. Вспомнили все заслуги предков перед Отечеством. Так что мы с Юлькой дворняжки. По материнской линии княжны, а по отцовской — батраки. Не могла наша мамуля приглядеть себе в мужья кого попородистее, Вот могила отца. Ему даже памятник поставили за государственный счет.— Она указала пальцем на бюст из черного мрамора, и Артем увидел на ее руке колечко. То самое, что он выкрал из ювелирного в Ялте.

Ошибки быть не могло. Но как оно могло попасть к Нике? Их же тогда задержали вместе с кольцом.

— Оригинальное колечко,— сорвалось с его губ.

Ника оглянулась.

— Да. Это кольцо Юли. Я попросила его у нее на день вашей помолвки. Я знала, что в этот день она мне не откажет. Четыре года она не снимала его с руки. Это подарок другого мужчины и неприлично было бы принимать кольцо от тебя, когда на руке память о другом. Теперь оно мое, и надеюсь, что мне не придется его снимать.

Артему стало трудно дышать.

— Ты хочешь сказать, что она любила другого?

— Нет, не думаю. Просто не сложилось. Он ее оставил. Исчез и все. Глупо получилось. Мы отдыхали в Ялте. Жили в гостинице, и там она с ним познакомилась. Идеальная могла бы быть пара. Но вдруг к нам приехал начальник милиции города и сказал, что отвезет нас в аэропорт, и внизу уже ждет машина. Дело в том, что мама прислала телеграмму на его имя. Она не решилась нам звонить. В тот день умер наш отец. Взгляни на дату, что бронзой сверкает на черном мраморе. Известный человек в судебных органах скончался двадцать пятого августа, когда Юля ждала своего принца в гостиничном номере. А вместо него приезжает главный милиционер города, который и обещал отцу взять нас под свое крыло. Юля успела написать записку, указала все свои данные и адрес, а потом нас с почетным эскортом доставили в аэропорт и посадили на самолет. Шли дни, месяцы, годы, но сказочный принц так и не объявился, растаяв в мечтах, как мираж.

— Печальная история.

— Я бы сказала, судьбоносная. Что Бог не делает, все к лучшему — Она взяла его за руку и подвела к заросшему травой месту.— Здесь будет похоронена Юля. Несостоявшаяся княжна и невеста. А через много лет рядом похоронят меня… Нет, не рядом. Через могилу.

— Вспомнила о матери?

— Нет. Ее положат в могилу отца. Она так хочет. Между мной и Юлей похоронят тебя! Ее жениха и моего мужа!

По сердцу Артема полоснуло острое лезвие. Он вздрогнул. Вулкан взорвался.

Вероника громко засмеялась и побежала по аллее к дому.

У него отнялись ноги. И все, что он мог, это смотреть вслед ускользающей стройной фигуре с развивающимися на ветру длинными белокурыми волосами.

Глава II

1.

Младший лейтенант юстиции Наташа Рогова захлопнула толстый том с подшивками и глянула на мрачное лицо Трифонова.

— Как видите, Александр Иванович, фигура подозреваемого Савелия Коптилина вовсе неоднозначна. Его фотографию показывали инспектору ГИБДД Синицыну, и он опознал в нем шофера «волги». В том, что Коптилин фигурант нашего дела, можно не сомневаться. Пока единственный, к сожалению, и слишком изворотливый, чтобы рассчитывать на его быструю оперативную поимку.

— Я о другом думаю, Наташа. Коптилин — исполнитель. Он никогда не был инициатором ограбления, не вынашивал планов, но умел безукоризненно точно выполнять поручения. Исчезновение или похищение адвоката Добронравова, а так же проникновение в его офис и погром в квартире с кражей картин вполне подходит для Коптилина, но в роли шестерки. А если учесть его многолетний опыт и весь срок в совокупности, проведенный им в заключении, то могу лишь добавить, что такого фрукта нам не расколоть. Войди он сейчас сюда в кабинет сам, я буду вынужден его через час освободить. Что у нас есть, кроме отпечатков под мостом и показаний гибэдэдэшника? Он сознается, что лазил под мостом. Гонялся за редким экземпляром голубой бабочки. Только не помнит в какой день. А гибэдэдэшник обознался. Машины у него нет и прав тоже. Он не только автомобилей, но скрипа тележного боится. Стреляный воробей, на испуг мы его не возьмем, да он мне сейчас не нужен. Проку в нем нет. А вот колониями, где он сидел, займись серьезно. Нам нужны его связи. С кем он мог пойти в одной связке. Вторым в деле был парень посерьезнее. Коптилин стрелять в человека не стал бы. Он только напугать мог. А его напарник не раздумывая расстрелял в упор двух охранников, а третьего ранил. Теперь, что касается взломщика: замок с сейфа сняли и отдали в лабораторию, а там подтвердили, что его вскрывали отмычками. Причем при наименьшем количестве примерок и проб. Ювелир работал. Такие мастера, как правило, действуют в одиночку и не нуждаются в напарниках да еще таких грязных и замаранных. Этих троих мог объединить в общую группу только очень влиятельный человек. Крупный авторитет. Мало того, авторитета интересует искусство. Тоже вещь редкая.

— А если авторитету заказали ограбление?

— Такую версию исключать нельзя. Но я не стал бы на ней настаивать. Заказчик знает цену раритетов и понимает, что с таким добром легко засыпаться. Вещи известные, каталожные. Если их брать, то чисто и без шума. А к авторитетам с такой просьбой не пойдешь. Тот еще сам заинтересуется, а справедливо ли с ним хотят поделиться. И второй аспект. У авторитетов свои группировки. Люди проверенные, сработанные и даже по характеру схожие. А мы имеем дело с разными людьми. Будто их с улицы подбирали из разных районов, а потом свели в одном месте. Вспомни, как охранники офиса ворвались в кабинет адвоката. Они среагировали на шум. Уже странно. Застали в офисе троих. Полная глупость. Там место только для медвежатника, а остальным делать нечего. Почему? Скорее всего, ни один из них не доверял другому и они все друг друга контролировали. Так что прошу тебя, Наташенька, еще раз просмотреть дело и попытаться установить такие связи Коптилина, которые могли бы бросить его в лапы одному из местных воротил.

В кабинет постучали, и заглянул криминалист.

— А, Вася, заходи. Мы тут спиритизмом с Наташей занимаемся. Духов неведомых нам преступников вызываем.

Дымба принес кучу фотографий и разложил их на столе.

— Анализы показали, Алексан Ваныч, что швейцарский каталог уникальных марок открывали на страницах 309, 572 и 602. Только на этих страницах мы обнаружили одни и те же отпечатки и даже пепел от сигареты. Кто-то долго смотрел каждую из страниц, и пепел осыпался на книгу, после чего его сдували. Скорее всего, человек сидел за столом и был увлечен чтением. К этому следует добавить, что он должен знать немецкий язык, если читал. А разглядывать там особо нечего. Иллюстрации самих марок не могут долго задержать внимание. Маленькая справка: адвокат Добронравов не курит и немецкого не знает. Возраст пепла — не больше года. Сохранились женские отпечатки и мужские. Не меньше трех мужчин листали книгу. А перечисленные мной страницы можно назвать даже замусоленными. Теперь о марках. Статьи о их происхождении, тираже и истории, напечатанные в каталоге, нам сейчас переводят. Потом почитаете. Одна марка — английская с изображением королевы Виктории, вторая — французская, третья — испанская. Мы связались через Интернет с международным клубом. Они нам дали краткий ответ, что три эти марки потянут на двенадцать миллионов долларов и выше, если знать, кому продавать, если у марок имеется «родословная» и они не ворованные. Подробности нам могут предоставить на запрос, посланный по официальным каналам.

18
{"b":"134448","o":1}