ЛитМир - Электронная Библиотека

«Передай Серому, с ним тоже самое будет!» А мне и спросить нечем, какому Серому? Без зубов не поговоришь!

Две недели пластом. Как быть, думаю? Надо искать Серого, пока жив.

Поспрашивал соседей. Оказывается, есть такой банбит по имени Серый. Школьная, 42.

Звоню. Открывает мужик. Ну точно Серый! Говорю: «Вы товарищ Серый будете?» – «Ну я. Какие вопросы?» – Вглядитесь в меня внимательно. Учтите, с вами то же самое будет.

Серый оскалился: «Угрожаешь, сука?» И в одиночку отметелил так, тем и не снилось!

Я когда дышать начал, шепчу: «Зря вы распоясались! Ребята из электрички просили передать, я передал.» – Какие ребята, покажи!

Я говорю: «Показать смогу недели через две!» Договорились.

Через две недели Серый за мной заехал на «мерседесе». Доехали до платформы, я, чтобы накладок не было, ветку сирени вручил Серому. Электричка ровно в 22.40.

Из вагона, как кукушечки из часов, выскакивают три орла, но я крикнуть успел:

«Серый левей!» Серый пиджак скинул: «Ну, пацаны, какие претензии?» Орлы крылья сложили, говорят: «А нам другой Серый нужен. Прости, что потревожили, братан! Этот тип чего-то напутал…» Слово за слово, помирились они. А дружба, как известно, скрепляется кровью.

Вчетвером из меня отбивную сделали!

На мое счастье ОМОН проезжал. И могу вам сказать: «Пока есть ОМОН, можете спать спокойно.» Вмиг раскидали всех, а мне врезали так, что на вторые сутки я понял: до того меня толком не били, а по попке любя шлепали.

До сих пор перед глазами искры, будто в мозгу вечный бенгальский огонь. Как говорится, праздник, который всегда с тобой. Но я выводы сделал. Теперь меня спросят на улице: который час? Я ноги в руки и бежать. От греха подальше.

Таблеточка

Лекарство привезли из Голландии – фантастика! Нет болезни, от которой бы не помогло! В продаже у нас такого нет. И не будет. Засекретят. А иначе вся медицина свободна. Таблетку принял и живешь заново! Да хоть топором – принял натощак, срослось!

Но дали всего три таблетки! Тут важно не продешевить, на ерунду не потратить! Поэтому: живот болит, голова трещит – я терплю. Таблеточки на крайний случай.

Тут напился, с утра голова – мина замедленного действия: качнулся – взрыв.

Мозг в отказе, рука сама таблетку нашарила и сдуру в рот. Через пять минут как огурчик! Во, таблеточка! А с другой стороны, что ж я наделал! С бодуна использовал, а раком заражусь, где взять таблетку, когда на всю оставшуюся жизнь их две! Выложил обе на подоконник, пересчитываю. Тут телефон. Я к нему.

Алло! Алло! И вижу: воробей хап таблетку и деру! Чуть не вывалился в окно.

Отдай, сволочь! А он расчирикался, гордый такой. На голубя налетел, с ног сшиб, в небо взмыл. Гляжу: к журавлиной стае пристроился, крыльями машет и вот уже впереди летит вожаком, журавли за ним клином. А ведь на его месте мог быть я!

Вот такая таблеточка! Осталась последняя. Запрятал так – с собаками не найдете! Чего только не было, а я не притронулся. Берегу на черный день. Пять лет его жду, не дождусь.

Одно только гложет. А вдруг у таблетки срок действия кончится? Пойти к врачам проверить? Дураков нет! Как жить без надежды? Всем хреново, но у меня-то в отличие от всех – таблеточка!

Сметана

Нервы ни к черту. Как у всех. Чуть что не так, а не так все – хочется убить.

Но когда телевизором запустил в машину соседа – он ночью бибикнул – понял: допрыгаюсь!

Лег к другу в больницу. Уколы, таблетки, массаж – и, знаете, размяк.

Клубок нервов размотали, маслом смазали, ни на что не реагируют.

Сосед по палате час в носу ковыряет – мне хоть бы что!

Вернулся домой – другой человек.

Дети сначала по углам жались, потом подошли.

Жена и та, наконец, рискнула одним одеялом накрыться.

Но у меня-то нервы смазаны, а у других нет.

Нелеченная жена три дня держалась. А в субботу утром из магазина принес хлеба, булки, сметану. И вдруг жену прорвало: «Когда ремонт будем делать, скоро потолок рухнет?! Мужик ты или не мужик?!» Я говорю: «Оленька, это мелочи жизни. Посмотри, на деревьях почки набухли!» Она снова: «Когда Николай долг отдаст? Второй месяц пошел! Мужик ты или не мужик?!» Я зубы стиснул и говорю: «Оленька! Повторяю! На деревьях почки набухли!» Жена орет: «Сосед третью машину меняет, а у тебя самоката никогда не будет! Ты не мужик!» Чувствую, нервы натягиваются, как струны гитары, а жена колки крутит, крутит.

Слышу, зазвенело внутри.

Кричу: «Оля, скройся с глаз долой! Убью – пожалеешь!» Ни в какую!

– Посмотри, в чем хожу десять лет! Стыдуха! Ты не мужик!

– Ах не мужик?! – И банку сметаны об пол хрясь! Как граната рванула. Обои в сметане, пол в осколках. Жена контужена, глаза круглые, рот настежь. И тишина.

С утра в магазин. Вернулся, банку сметаны в руках держу:

– Доброе утро, дорогая!

Только она рот открыла, я банку сметаны об пол хрясь!

И тишина.

Каждое утро приношу по банке сметаны. Об пол – и тишина.

Так что у кого с нервами нелады, лучшее средство – сметанка. Баночку натощак об пол. И тишина.

Ромео Степанович

Извините, дело интимного свойства, но как товарищ по полу, вы должны понять. Я люблю свою жену. Просто схожу с ума. Потому что поверьте, ни к кому так не тянет, как к ней. Нет, к другим тоже тянет, но разве сравнишь, как тянет к ней!

Я сравнивал.

Вы знаете, как изменю ей с кем-нибудь, тут же становлюсь себе противен! Говоришь себе: как ты мог! Мчишься по улице, на восьмой этаж без лифта на последнем дыхании, скорей заключить женушку в объятия. А когда заключил, на большее нету сил, что, согласитесь, естественно, я же не лошадь!

Поэтому никаких вольностей себе с ней не позволяю, смотрю с немым обожанием.

И что любопытно: чем больше ей изменю, тем сильнее к ней тянет. Прямо пропорциональная зависимость. Какой-то закон Ньютона: развратные действия равны противодействию – кажется так. Просто не могу представить, как бы жил без нее!

Каждое лето в отпуск отправляю на месяц, не меньше, чтобы отдохнула от меня по-настоящему, она ведь, бедняжка, так устает: дом, работа, стирка, готовка.

Пока она там отдыхает, я в поте лица вытворяю такое, вы не представляете, какая грязь здесь творится. Зачем я это устраиваю? Я же сказал: из любви к ней! С единственной целью, чтобы при ней этого не было! Чтобы не делать ей больно!

Зато как я ее после этого жду! Приезжает – вся квартира в цветах! Шампанское!

Коньяк! Чего только не остается! Шоколад везде! На столе, на полу, под кроватью! Она на шею кидается, а меня слезы душат: знала бы ласточка, что тут творилось! День ползаю перед ней на коленях, целую пыль у нее под ногами, кстати, пыли полно. Тьфу! Чистая моя, непорочная: ведь она ни с кем, поверьте, я знаю, ни с кем! Ждет меня как полная дура… А я вместо того, чтобы с ней до гроба, я с этими… ну вы знаете! Ни стыда, ни совести! Без имени, без отчества, им же все равно с кем! Как так можно?! Причем, восемнадцать-двадцать лет, телячий возраст, в голове ветер. Ну, кожа гладкая, грудь колесом, но Достоевского не читали! Я им говорю: вам надо учиться, овладевать смежными специальностями, думать о будущем – они хохочут! Бестолочь! Надо бы поговорить с их родителями, да все некогда!

Конечно, после всего этого тянет поговорить с культурным человеком, с ангелом моим единственным! И вы не поверите – не спит! В шесть утра читает, меня, подонка, ждет! Я ей как-то стихи написал. Целиком не помню, но есть такие слова: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, а я подонок, я скотина, убей, зарежь или прости!» Вылитый Пушкин, согласитесь! Кто из нынешних мужей своим женам такие стихи напишет?! Другая бы за такие строки… А она говорит: «Почему ты не исполняешь супружеские обязанности?!» Здрасьте! Ну при чем здесь это?! Я ей стихи о любви, а она о каких-то обязанностях! Любовь и обязанности – две вещи несовместные!

4
{"b":"1345","o":1}