ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Томаса с трудом отняла ее.

– Вам лучше уйти, сеньор, – сказала она, хорошо зная свою Розиту.

– Я не уйду, пока Роза не объяснит мне, что произошло. И Роза, всхлипывая и сморкаясь, рассказала о своем посещении сада Линаресов. Причем в описании того, как обошелся с ней хозяин сада, то и дело употребляла фразу «прямо как людоед какой!». Рикардо вдруг стал смеяться. Это окончательно взбесило Розу, и она кинулась на него с кулаками.

Шутливо отмахиваясь и хохоча, Рикардо наконец произнес:

– Роза, это был не я.

– Спятил! Ты меня за чокнутую принимаешь?

– Ну вспомни! Он же был с другой прической и в очках – так?

Роза согласилась.

Рикардо объяснил, кого видела Роза в саду.

– Мы близнецы, – сказал он. – Мой брат Рохелио инвалид. Он в детстве попал в аварию. Разве ты не заметила костылей?

– Бедный мальчик, – сказала Томаса.

– А его нельзя вылечить? – спросила Роза, несколько успокоившись, но все-таки еще недоверчиво глядя на Рикардо.

– Он не верит врачам. У него трудный характер.

– Вот это верно. Прямо как людоед какой! Прямо дым из пасти валил!

– Дым из пасти – это, доченька, не у людоеда. Это у дракона, – серьезно уточнила Томаса.

Роза не стала возражать. Она подошла к попугаю. Он внимательно посмотрел на нее, склонил голову, и вдруг удрученно проорал:

– Кр-р-респин!

– Все, все, – сказала Роза. – Какой Креспин? Теперь ты снова Рикардо.

– Р-р-рикардо! – жизнерадостно крикнул попугай, как будто ему было не все равно, как называться…

– Твой брат должен молиться Деве Гвадалупе. Она же против него ничего не имеет. Он же не этот… не клятвопреступник.

Рикардо дружески приобнял Розу за плечи.

– Берегите ее, сеньора, у нее никого нет, кроме вас. Роза встрепенулась.

– Нет, у меня еще мама есть! Правда, Манина?

– Да, у нее есть мать. Но мы не знаем, где она. Придет время, я расскажу вам эту историю… Если мы будем друзьями.

Рикардо и Роза поглядели друг на друга так, как если бы на этот счет не могло быть и сомнений.

Леопольдина, командовавшая двумя другими служанками, Селией и Ферминой, с ног сбилась, занимаясь приготовлениями к ужину.

А тут еще в кухню неожиданно пожаловал Рикардо, редко здесь появлявшийся.

– Приготовьте сумку с едой, как в прошлый раз, – обратился он к Леопольдине.

– Еще одну? Уж не для этой ли замарашки?

– Выбирайте выражения. Это для Розы, которая живет в Вилья-Руин.

– Гм… На нее не напасешься.

– Это не ваша забота. Чтобы к полудню все было готово.

– Прошу прощенья, сеньор Рикардо, вы хотите сказать, что сами все и отнесете?

– Я хочу сказать, что вы должны сделать то, о чем я попросил вас. И все.

Рикардо вышел из кухню.

– Если так и дальше пойдет, он скоро притащит эту голодающую сюда, – ворчала Леопольдина…

В прихожей Рикардо столкнулся с сестрами.

– Ты помнишь, какой сегодня день? – спросила Кандида.

– Пятница. А что?

– У нас сегодня гости, – Дульсина положила руку на плечо Рикардо. – Честное слово, Рикардо, я не давлю на тебя, но мне хочется видеть тебя за ужином.

Рикардо холодно взглянул На нее.

– Я и не заикнусь о том, о чем тебе неприятно слышать. Но если ты не придешь, Леонела подумает, что ты отказываешь ей даже в дружбе.

– Почему же? Как друг Леонела мне очень нравится.

– Ну вот и хорошо.

– Ладно, я приду.

Обрадованные сестры весело расцеловали Рикардо в обе щеки.

То, что Роза надела свою любимую шапочку, еще не означало, что она собирается уйти. Она и дома любила сидеть в ней. Однако по некоторой возбужденности и непоседливости Розы Томаса безошибочно определила: та куда-то собралась.

– Ты уходишь?

– Пойду возьму у Рикардо то, что он мне обещал.

– Может, приведешь себя в порядок? Хоть слегка.

– И так сойдет. Я мигом. Заберу все и вернусь. Роза вышла, даже скорее выбежала из дома… Себастьян, как всегда, занимался стрижкой кустов. Он любил свою работу. И когда, насвистывая, он возился с особенно нравящимся ему кустарником, его вдруг окликнули со стороны ограды.

– Дон Себас! А дон Себас!

Сквозь прутья ограды на него глядела веселая девичья мордашка.

– Привет, Розита. Как живешь?

– Нормально. Я пришла, потому что Рикардо сказал…

– Да-да, он предупредил меня, что ты придешь за продуктами. Иди вдоль ограды, я открою тебе калитку.

Он впустил Розу в сад. Потом повел ее к дому, собираясь через черный ход провести на кухню.

Но в это время за оградой раздался скрип тормозов, а следом – резкий звук клаксона.

– О, сеньор Рикардо приехал… Рикардо вошел в сад.

– Добрый вечер, Себастьян. А, и Роза тут! Отлично.

– Приветик, Рикардо. Как делишки? Себастьян объяснил хозяину:

– Я веду Розиту на кухню…

– Не надо, я сам отведу. Ты когда в последний раз ела?

– Да уж порядочно…

– Пойдем,

И Рикардо повел ее в дом.

Забот у Леопольдины не уменьшалось. Только что ее позвала Дульсина. Она попросила зайти к Рохелио и напомнить ему, что ужинать к ним приедут Леонела с кузиной Ванессой.

Вот на это последнее обстоятельство, на то, что Леонела будет не одна, а с Ванессой, Леопольдина должна была особенно нажимать во время разговора с Рохелио.

Леопольдина уже повернулась, чтобы идти к Рохелио, но вдруг остановилась.

– Сеньора Дульсина, молодой сеньор распорядился приготовить еще одну сумку с продуктами для этой воровки из Вилья-Руин. Уж и не знаю, что делать…

– Делай то, что приказал Рикардо.

– Но, сеньора, если мы и дальше…

– Я уже сказала: делай, что тебе приказано. Разумеется, это дурацкое распоряжение. Но сейчас лучше потакать глупостям моего– брата… До поры до времени.

Леопольдина отправилась к Рохелио, не ожидая ничего хорошего от грядущего разговора.

И в самом деле: едва она напомнила ему, что в доме ждут к ужину сеньориту Леонелу Вильярреаль, и все надеются, что сеньор Рохелио появится за столом, как он отрицательно закачал головой и, подъехав в коляске к Леопольдине, взял принесенный ею бокал с апельсиновым соком, залпом выпил его и тут же вернул Леопольдине, показывая тем самым, что цель ее визита достигнута, и ей, стало быть, больше нечего здесь делать.

Но у Леопольдины был в запасе козырь.

– А по мне, так хорошо бы вам принарядиться да выйти. Все-таки две такие милые сеньориты: Леонела Вильярреаль и ее кузина Ванесса!.. Право, хорошо бы…

– Ванесса? – задумчиво переспросил Рохелио.

– Вот я и говорю: принарядились бы… Рохелио снова нахмурился:

– С какой стати я должен наряжаться? И не все ли мне равно: с кузиной Леонела или без кузины?

– Да ведь я знаю, что не все равно. – Леопольдина попыталась робко прикоснуться к плечу Рохелио.

– Я не выйду. Ясно? Кто бы ни пришел.

И он посмотрел на Леопольдину так, что она поняла: останься она здесь дольше – неизвестно, что этот молодой сеньор выкинет.

Перед визитом к Линаресам Леонела решила часок отдохнуть, чтобы выглядеть свежей. Ванесса все еще сомневалась, пойдет ли она, хотя со слов Леонелы знала о настоятельном приглашении, сделанном ей Дульсиной по телефону. Все-таки она склонялась к тому, чтобы пойти. И даже решила перед этим заглянуть в салон женской моды.

Узнав о ее намерении, Леонела рассмеялась.

– Кого ты решила очаровать? Уж не положила ли ты глаз на Рикардо? Смотри у меня! Тут занято.

– Можешь спать спокойно. Леонела вдруг стала серьезной.

– Займись Рохелио. Если он знает, что ты будешь, а я надеюсь, он об этом знает, то не удержится – придет.

– Бедняга… Если бы он нравился мне… Но, увы, мне нравится другой.

– Эдуарде Рейносо? Ванесса сладко потянулась.

– Ну и как идут дела?

– Достаточно успешно. Может, вскоре выйду замуж…Когда в доме Линаресов раздался звонок и дворецкий

Руфино пошел открывать дверь, Дульсина раздраженно сказала сестре:

– Это они, а Рикардо все еще нет. Ну, он у меня дождется… – И лицо ее осветилось приветливой улыбкой навстречу входящим гостям.

11
{"b":"1346","o":1}