ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После взаимных комплиментов приступили к аперитивам. Леонела спросила, кого еще ждут к ужину. Кандида ответила, что будет еще лиценциат Федерико Роблес, их адвокат, кстати, очень знающий и честный.

– Да, я знакома с ним. Мне бы такого адвоката, – сказала Леонела.

– Если пожелаешь, он может вести и твои дела.

– Неплохая мысль, Дульсина. Посмотрим… А где Рохелио? Сестры одновременно развели руками.

– Вы же знаете, он у нас такой затворник.

Однако, к удивлению сестер, когда садились за стол, появился и Рохелио. Почти одновременно с ним пришел и Федерико Роблес. Не хватало только Рикардо.

Все шло хорошо. Ванесса была внимательна к Рохелио и очень ловко поймала упавший было костыль, с улыбкой вернув его больному. И он ответил ей улыбкой, мгновенно изменившей его угрюмое лицо.

Федерико проявлял всяческую заботу о дамах, в особенности о Леонеле, потому что сестры довольно часто отвлекались для того, чтобы тихонько перекинуться негодующими фразами.

– Как тебе нравится наш братец?

– Небось забыл о своем обещании.

– Ну, он у меня попомнит!..

В разгар ужина в столовой появился Руфино и склонился к уху Дульсины. Она извинилась перед гостями, сказав, что сейчас вернется, и вышла.

Розу она заметила не сразу. Сначала она обрадовалась Рикардо.

– Я уж думала, что ты не придешь.

Рикардо спокойным жестом показал на неожиданную гостью:

– Это Роза.

Дульсина остолбенела.

– Так. Дикарка из Вилья-Руин. И что ты намерен делать? Дульсина еще надеялась на благоразумие брата. Но он улыбнулся, и надежда тут же оставила ее.

– И ты притащил ее, чтобы усадить с нами за один стол?!

Рикардо легонько обнял Розу одной рукой, другой приоткрыл перед ней дверь, ведущую в столовую. Роза как будто заупрямилась. Он ласково, но настойчиво подтолкнул ее.

Войдя в столовую, он обвел глазами всех тотчас замолчавших присутствующих и с улыбкой спросил:

– Вы не против, если эта сеньорита поужинает с нами?

ДЕРЗКАЯ ВЫХОДКА

Все некоторое время молча смотрели на вошедших, кто с интересом, кто с ужасом.

Наконец Кандида не выдержала:

– Рикардо, побойся Бога, у нас гости!..

– Ах, прошу прощенья, я и впрямь невежлив и забыл представить вам сеньориту Розу… а вот фамилии ее я не знаю.

Роза что-то промычала. Но затем гордо выпрямилась и произнесла:

– Роза Гарсиа Монтеро, Божьей, вашей и Девы Гвадалупе милостью.

Все рассмеялись. Рикардо стал представлять гостей. Когда дело дошло до Рохелио, тот улыбнулся, поняв, с кем имел дело в саду. Роза обрадовалась:

– Ха! Наконец-то улыбнулся. А я думала, ты людоед!

– Вот как раз два места для нас с Розой, – сказал Рикардо. И тут Дульсина взорвалась:

– И ты полагаешь, что мы будем сидеть за одним столом с какой-то дикаркой?! Отправь ее на кухню, пусть она ест там что хочет и убирается.

Сказано это было громко и в расчете на то, что будет слышно и Розе, разговаривающей с Рохелио.

– Что ж. И в самом деле, поужинаем-ка мы с Розой на кухне, – спокойно ответил Рикардо и взял Розу под руку. – Пойдем, Роза. А вас, лиценциат Роблес, я попрошу не уходить после ужина. Мне необходимо побеседовать с вами.

Они весело поужинали на кухне, хохоча над тем, какой вид был у сестер, когда Рикардо представлял Розу. Рикардо пытался подражать манере Розы говорить с набитым ртом, но делал это совсем не обидно, и они хохотали еще громче.

После ужина Роза неожиданно предложила сыграть в футбол. И они с Рикардо, прихватив мяч, выбежали на газон.

– Я тебя предупреждаю, парень, я немногим хуже Марадоны. Сейчас я тебе такой голешник воткну!

И Роза, пожонглировав мячом, направила его в створ между деревьями, где, как заправский вратарь, метался Рикардо.

Дульсина стонала, лежа в постели со льдом на голове. Около нее суетилась Леопольдина. Через окно доносились веселые вопли играющих в футбол.

– Господи, когда же эта оборванка уберется?

– Чует мое сердце, она еще и ночевать останется.

– Клянусь, я убью Рикардо.

– Видели бы вы, сеньорита Дульсина, как она ест. Меня чуть не стошнило!

Кандида, заглянувшая в спальню сестры узнать, как она себя чувствует, и сообщить, что гости собираются домой, получила указание предупредить Роблеса, чтобы он ни в коем случае не вступал в спор с Рикардо во время разговора, который должен у них состояться. Впрочем, по словам Дульсины, Роблес знал, как ему себя вести.

Провожая гостей, Кандида извинялась за выходку Рикардо. Леонела со смехом утешала ее.

– Вот уж не думал, что Рикардо способен учудить такое, – улыбнулся и Рохелио. И тихо шепнул Ванессе:

– Я спустился потому, что хотел видеть тебя… Леонела и Ванесса ушли. Поковылял к себе уставший

Рохелио. И только тогда в прихожей появился Рикардо. Он остановился в нерешительности, увидев, как Федерико Роблес пылко целует Кандиду. Но это продолжалось так долго, что Рикардо надоело ждать.

– Канди, будь осторожнее, – шутливо сказал он. Кандида отпрянула от Роблеса. Рикардо вежливо улыбнулся:

– Впрочем, у вас, лиценциат, есть еще пятнадцать минут. Через пятнадцать минут я подымусь в кабинет. Надеюсь вас там найти.

Влюбленная парочка поднялась в кабинет, и, едва закрыв за собой дверь, Федерико снова кинулся к Кандиде. Она отстранилась.

– Что с тобой?

– Мне страшно. Рикардо все знает про нас.

– Ну и что?

– Он может все открыть Дульсине.

– Не думаю.

– Но ты же видишь, он все делает, чтобы позлить нас. Привел эту воровку.

– Успокойся. Не забывай, кто истинная наследница дона Фабиана.

Он сел и привлек ее к себе на колени.

– Ты знаешь, я стала принимать таблетки, чтобы предохраниться.

– Это разумно…

Он гладил ее плечи и грудь.

– Подожди! Дульсина хочет предупредить тебя…

– Знаю, знаю! Мне ясно, как надо говорить с Рикардо. Не будем терять времени, у нас его так мало…

Роза возвращалась домой в отличном настроении. По дороге она успела показать малышам, как надо прыгать через веревочку, помолилась Деве Гвадалупе и слегка наподдала наглому подростку, сделавшему ей двусмысленный комплимент.

Прямо с порога она сообщила Томасе, что припозднилась, потому что Рикардо пригласил ее отужинать с его семьей у него дома.

Томаса от удивления разинула рот.

– Ну а потом мы с ним немного погоняли в футбол… Иди сюда, Рикардо, хороший мой, – позвала она попугая, и тот послушно стал взбираться по ее руке к плечу.

Роза с хохотом стала рассказывать Томасе, какой вид был у гостей, когда Рикардо представил ее им.

Томаса, однако, услышав о реакции Дульсины, не разделила веселья Розы.

– В этот дом чтобы больше ни ногой! Как знать, что они там с тобой сделают!

– Ничего не сделают. Рикардо не позволит.

– Ну разве что…

Попугай, молча слушавший рассказ, отреагировал неожиданно.

– Кр-р-респин! – отчаянно завопил он.

– Рикардо, – засмеялась Роза, – Рикардо!

– Рикардо, с твоего разрешения, я оставлю вас с лиценциатом Роблесом, – сказала Кандида, подойдя к двери.

– Отчего же? Ты можешь не уходить, если не возражает лиценциат Роблес, которого, впрочем, ты вполне могла бы называть просто Федерико.

Но Кандида в смущении удалилась.

– Так о чем ты хотел поговорить со мной?

– О причитающейся мне части отцовского наследства.

– Но ты ведь все знаешь от сестер. Умирая, твой отец оставил определенную сумму, предназначенную для вас с Рохелио. Сестры являются душеприказчицами, которым поручено исполнить последнюю волю дона Фабиана: обеспечивать вас необходимыми средствами.

– При этом Кандида, как старшая, должна быть ответственной за это, не так ли?

– Да, это так. Но Кандида слишком слабохарактерна. Дульсина же – наоборот.

– И все идет согласно завещанию?

– Даю слово. И наконец, если тебе угодно, мы можем отправиться в нотариальную контору и заняться изучением завещания. Тебе решать.

12
{"b":"1346","o":1}