ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Увидев ее, ты скажешь, что я сумасшедший.

– Такая уродка?

– Нет, она далеко не уродка… Короче, мне на тебя рассчитывать или нет?

– Разумеется, рассчитывай. Будет торжество?

– Скорее всего, маленькая вечеринка. Этого достаточно, чтобы полюбоваться, как моя сестра Дульсина задохнется от ярости при виде моей жены…

Первая, кого встретил Рикардо, вернувшись домой, была Дульсина.

– Так ты женишься на следующей неделе? – спросила она. Рикардо утвердительно кивнул.

– Боже, какая спешка… Невеста случайно не беременна?

– Пока нет.

Появившаяся Кандида вместе с Дульсиной стала уговаривать Рикардо назвать имя невесты.

«Почему бы нет?» – подумал он и спросил:

– Вам это действительно так интересно?

– Он еще спрашивает! Так как ее зовут?

– Роза Гарсиа.

Сестры недоуменно переглянулись. И тогда Рикардо объяснил им:

– Это та дикарка из Вилья-Руин. Я женюсь именно на ней.

…Когда сестры Линарес обрели наконец способность говорить, Дульсина произнесла, еще на что-то надеясь:

– Снова этот твой черный юмор… Но Рикардо был серьезен.

– Ты ведь хотела женить меня на деньгах Леонелы, чтобы не тратить на меня своих, верно?

Дульсина бросила быстрый взгляд на сестру. Та молча смотрела в сторону. Рикардо продолжил:

– Вчера я попросил руки Розы у ее крестной матери.

– Ну, уж сюда ты ее жить не приведешь! – вскинулась Дульсина.

Рикардо возмутился:

– Этот дом не только ваш, но и мой! Он круто повернулся и пошел к себе.

Дульсина, рванувшаяся было за ним, раздумала и возвратилась к сестре.

– От кого он узнал о моих мыслях? – спросила она, глядя в глаза Кандиде.

– Ну, знаешь ли… Он далеко не дурак.

Дульсина несколько мгновений молчала, затем кликнула Руфино и велела приказать шоферу, чтобы приготовил машину.

– Ты сейчас в обморок упадешь, – честно предупредила Дульсина Леонелу, приготовившуюся услышать новости, связанные с Рикардо.

– Я не слабонервная.

– Леонела, он женится на той дикарке из Вилья-Руин… Ну, на той, которую он пытался усадить с нами за один стол.

– Побойтесь Бога! Он шутит над вами.

– Как бы не так. Он просил ее руки у ее крестной матери.

– Ну, от слов до дел…

– Мы не знаем, что делать, Леонела… Леонела задумалась.

– А вы не знаете, где живет эта девица?. – Что же, нам ехать в ее трущобы?!

– Если бы знать, где она живет, я бы с ней повидалась. Дульсина несколько минут размышляла.

– Можно попробовать, – наконец сказала она.

Роза оживленно обсуждала с Томасой вопрос «в чем жениться».

– Я думаю, доченька, Рикардо купит тебе платье.

– Р-р-рикар-рдо! – подтвердил попугай.

– Все равно, Манина, поговорила бы ты с доньей Леонор, не даст ли она платье Амалиты, в котором Амалита в пятнадцать лет замуж вышла, а?

Ворчание мотора за окном заставило Розу срочно причесаться. Но это был не Рикардо.

Лайме довольно долго крутил по закоулкам Вилья-Руин, то и дело высовываясь в окно или вылезая из автомобиля, пока нашел то, что было нужно его хозяйкам. Окончательные сведения он получил от Каридад, изумленно наблюдавшей за роскошным автомобилем, приехавшим к ее заклятому врагу.

Увидев сестер Линарес, Роза остолбенела. Однако, придя в себя, буркнула:

– Ладно уж, проходите… – И стала объяснять Томасе: – Это сестры Рикардо, сеньоры эти…

– Сеньориты, – поправила ее Дульсина.

– Сенор-р-риты! – гаркнул попугай.

– Не балуй, Креспин, – встревоженно предостерегла его Роза.

– Мы хотели бы спросить у вас, насколько серьезно намерение нашего брата Рикардо жениться на… на Розе, – произнесла Дульсина заранее приготовленную фразу.

– Мы обженимся на этой неделе, – важно сообщила Роза.

– А как вы на это смотрите, сеньора?

– А что я? Раз полюбили – это их дело. Дульсина не выдержала:

– И по-вашему, мой брат и впрямь может влюбиться в подобную… в подобную…

– Да вы что, спятили? – спросила Роза. – Уродина я какая или что?

Пытаясь исправить положение, вмешалась Кандида:

– По правде сказать, ты очень мила…

– Но между вами целая пропасть, – вновь вступила Дульсина.

– Рикардо сам предложил мне. Я не напрашивалась.

– У нас, женщин, есть немало способов просить. Один из них – притворно отказываться… Послушайте, сеньора, – Дульсина обратилась к Томасе, – надо, чтобы вы знали: Рикардо обижен на нас и придумал жениться на Розе только для того, чтобы насолить нам. Его именно это и устраивает, что она не нашего поля ягода. Посмотрите на нее!..

Томаса взяла Розу за руку.

– Да, понимаю, оборванка, бродяжка – это вы хотите сказать? Но если Рикардо женится на Розите, значит, он любит ее.

Кандида дотронулась до плеча сестры.

– А если мы предложим…

– А если мы дадим вам большую сумму денег, не согласились бы вы уехать отсюда куда-нибудь подальше? Так, чтобы Рикардо ничего не знал?

В квартале, в котором разместились городские конторы и офисы, была вывеска с надписью «Недвижимость. Мендисанбаль». Пабло почти никогда не заглядывал сюда. И когда занимавшийся делами Роке увидел входящего в его кабинет сына, он радостно заулыбался и вышел из-за стола к нему навстречу, чтобы обнять его.

– Вот это сюрприз!

– Теперь ты частенько будешь видеть меня здесь. И за учебу я берусь всерьез.

– Замечательно. Спасибо, сын. Хорошо, что ты пришел: я хотел поговорить с тобой.

– О здоровье? – Пабло с тревогой взглянул на отца.

– Нет. О Паулетте. Она опечалена.

– Она знает о твоей болезни?

– К счастью, даже не догадывается.

– Она всегда грустна. Еще в детстве я однажды застал ее плачущей втихомолку.

– Ее печаль – моя самая большая беда. Я не знаю причины. Это тайна. И тайна эта достойна уважения, потому что у такой женщины не может быть плохого, низкого прошлого.

– Может, мне поговорить с ней?

– Она не хочет говорить об этом. Не терзай ее. Ты можешь утешить ее только одним: будь поласковее с Нормой. Паулетта любит ее как дочь, которой, у нее никогда не было, и боится, что ты переменился к ней. Я не настаиваю на том, чтобы ты женился на Норме, ты еще молод, но прошу тебя, продолжай считать ее своей невестой.

– Норма требует, чтобы мы поженились.

– Она утром звонила Паулетте и сказала, что раскаивается в том, что была настойчива. Я ведь хочу от тебя немногого.

Пабло пожал плечами.

– Я и не собирался порывать с Нормой. Все остается по-прежнему.

Томаса смотрела на Дульсину спокойно и чуть пренебрежительно.

– Думаете, все можно купить?

– Я предлагаю вам деньги для вашей же пользы. И для пользы вашей Розы. Ведь вы очень бедны.

Томаса отвернулась.

– Честно сказать, мне эта свадьба не совсем по душе. Но пусть решает Роза.

– А я хочу жениться! – без раздумий заявила девушка.

– Подумай, что с тобой будет, – убеждала ее Кандида.

– А ничего не будет. Он меня любит. И я его люблю, удавиться мне!

Дульсина твердила ей, что ее жизнь с Рикардо будет похожа на ад, а о его жизни с ней и подумать страшно, что Рикардо все равно скоро бросит ее, предлагала пятьсот тысяч песо, даже миллион – все было бесполезно.

Роза только озабоченно сказала Томасе:

– Ты, Манина, не слушай их, оглохни, и все! А то слабину дашь…

– Что ж, – сказала наконец Дульсина, – видно, вы рассчитываете получить от этого брака гораздо больше.

Томаса подошла к двери, давая понять этим, что разговор окончен.

– Вы думаете, что сделали выгодное дельце. Но, клянусь, вы пожалеете о сделанном. Пойдем, Кандида.

Сестры вышли из дома и стали через лужи и ямы пробираться к машине. Под ногами у них тут же оказалась свинья, бухнувшаяся в лужу и обрызгавшая их с ног до головы, к буйной радости нищей ребятни «затерянного города».

СЮРПРИЗ ДЛЯ НОВОБРАЧНЫХ

Возвратившись домой, Дульсина не совладала с яростью и устроила Рикардо скандал. Она кричала, что на его паршивую свадьбу он не получит ни гроша. И пусть не вздумает приводить свою оборванку в их родовой дом.

17
{"b":"1346","o":1}