ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но и у меня есть тайное могущество: я могу очень долго висеть на перекладине. У меня диплом – там так и написано: «За победу в соревнованиях „Вис“!»

– Послушай, – сказал я фантому Буздалова. – Давай кто кого перевисит?

Фантом с утюгом замер.

– Зависнем на шведской стенке? – дружелюбно говорю я. – Ты дольше провисишь – твоя взяла. Я дольше – моя.

И он повис – в полной уверенности, что перевисеть меня – проще пареной репы.

Повисли за компанию бойцы ушу, был даже среди них самый настоящий китаец, хотя все думали, что он грузин. Повис и наш мастер Александр Алексеевич.

Народ висел молча, погруженный в свои думы. Один боец упал, за ним второй и третий. Бойцы срывались и падали со стуком на пол, так что физкультурный зал был устлан павшими бойцами.

С прощальным криком полетел китаец, и я увидел его веснушчатую спину. С верхней перекладины загремел Александр Алексеевич.

Теперь мы висели один на один, с глазу на глаз, не на жизнь, а на смерть. Фантом висел ровно, суча ногами. Я тоже висел, сохраняя свободу и самоуважение. Бойцы ушу сгрудились вокруг и стали спорить на арбуз – кто из нас победит. Китаец, оглушенный падением, подзадоривал фантома. Остальные, к их чести, – болели за меня.

Вдруг фантом закачался, посинел, высунул язык – весь в рытвинах и оврагах – географический язык! – и сделал попытку лягнуть меня ногой.

Ярости фантома я противопоставил свое хладнокровие. Ведь в висении может помочь только висение. Надо тихо висеть и висеть и забыть, что ты можешь не висеть.

По мере того как он скисал, я все больше и больше воодушевлялся. Шар на елке и плащ на гвозде не висят так спокойно и радостно, как я висел, атакуя Буздалова.

Кислая мина фантома возвестила о его поражении. Он пал духом. А потом и весь рухнул – целиком.

– Нечестно! – закричал он. – У меня в кармане чугунный утюг!!!

А я ему:

– Мне-то что?

Что мне теперь до всего до этого?! Меня ждет папа с арбузом на лавке во дворе.

– Арбузика хочется! – говорит папа. – Жаль, нечем скибочку отрезать…

Я размахнулся и ребром ладони как расколю напополам арбуз! А из арбуза выскочил красный попугай, весь в арбузных косточках. И побежал в неизвестном направлении.

Репетитор

– Вы не представляете, – сказала Маргарита Лукьяновна моему папе, – какие у вашего сына низкие способности. Он до сих пор не запомнил таблицу умножения, и это мне плевок в душу, что он «чаща» пишет с буквой «я».

– Низкие способности, – сказал папа, – это не Андрюхина вина, а Андрюхина беда.

– Главное – старание, а не способности, – смягчилась Маргарита Лукьяновна. – И добросовестное отношение. Чтобы он света божьего не видел, понимаете? А то я его оставлю на второй год.

Всю дорогу домой папу одолевали чёрные мысли. А тут ещё во дворе стали чистить канализационные люки. Из аварийной машины вышел шофёр и, как бы обращаясь к детям планеты, сказал:

– Если хотите здесь работать, плохо учитесь. ВСЕ двоечниками были! – и показал на бригаду в люке.

Моя собака любит джаз - i_015.png

– Любой ценой, – сурово сказал папа, – ты должен из двоечника выйти в удовлетвористы. Тут надо так, – сказал он, – ставить себе задачу, чтобы пупок трещал. А то время – фьють! Смотришь – сил нет, а там и умирать пора.

И он стал разучивать со мной таблицу умножения.

– Шестью шесть! Девятью четыре! Пятью пять!.. Ух! – погрозил он нашей безмятежно спящей таксе Киту. – Лентяй! Бородавки только растит, ничего не делает. Трижды три! Дважды два!.. Люся! – закричал он маме. – Люся!!! Я не могу решать эти примеры. Я не могу их ни решить, ни запомнить! Чудовищное что-то! Кому это надо?! Только звездочётам!

– Может быть, возьмём репетитора? – спрашивает мама.

Тут я закричал:

– Ни за что!

– Держись, Андрюха, – сказал папа. – Надо быть философом и бодро воспринимать всякое событие. Я предлагаю взять репетитором мясника или кассиршу нашего продовольственного магазина.

– Но это только по математике, Михаил, – возразила мама, – а по русскому? Как мы одолеем «ча-ща»?

– Ты права, – согласился папа. – Тут нужен широко образованный человек.

Решили посоветоваться с Маргаритой Лукьяновной.

– Есть у меня на примете, – сказала Маргарита Лукьяновна, – один, Владимир Иосифович. ГРАМОТНЫЙ педагог, у него все двоечники по струнке ходят.

Разные люди пахнут по-разному. Кто-то морковкой пахнет, другой помидорчиком, третий черепашкой. Владимир Иосифович не пах ничем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

10
{"b":"134898","o":1}