ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка проскользнула незамеченной по боковой улочке и, словно ведомая инстинктом, направилась к берегу.

Она слышала на днях, как люди говорили о великолепии яхты герцога, и знала, где та стоит.

В ее несчастье яхта означала для Катерины кусочек Англии и человека, который был добр к ней, и с кем ей не было страшно.

Торопливо шагая по грубым булыжникам причала в своих белых атласных туфлях, девушка в первый раз спросила себя, что она скажет герцогу?

Вдруг он откажется слушать ее мольбы об убежище? Вдруг он даже не позволит ей подняться на корабль?

Катерина нашла яхту. Сходни были спущены, а на другом конце палубы виднелся ночной сторож.

Так ничего и не придумав, девушка поднялась на борт. Сторож увидел ее, но остался сидеть, как сидел, и Катерина поняла, что он принял ее за ту даму, подругу герцога.

Дойдя до трапа, девушка спустилась внутрь. Она знала куда идти, ведь яхта герцога не слишком отличалась от шхуны, которая доставила ее в Венецию.

Было легко угадать, в какой стороне находятся хозяйские каюты. Катерина открыла первую дверь, увидела разбросанную женскую одежду и снова ее закрыла.

Теперь следующая дверь. По тишине на корабле девушка догадалась, что герцог еще на берегу, а увидев пустую каюту и нетронутую постель, уже не сомневалась в этом.

В каюте горела свеча, и Катерина быстро огляделась. Открыв дверь справа от себя, она обнаружила, что та ведет в ванную комнату. Потом девушка увидела расписной шкаф.

Примостившись в его дальнем углу и закрыв за собой дверцу, она сказала себе, что если повезет, ее не обнаружат до тех пор, пока яхта не отчалит.

Катерина чувствовала, что долгое ожидание, голод, жажда и боль затекшего тела лучше необходимости вернуться во дворец, чтобы снова увидеть маркиза и ощутить его прикосновение.

Девушка уселась и закрыла глаза.

«Пожалуйста, Господи, не дай никому найти меня, — взмолилась она. — Пожалуйста, позволь мне остаться здесь до тех пор, пока мы не будем в море».

Откинув голову, Катерина почувствовала, как Свадебная корона ударилась о деревянную стенку шкафа.

Девушка нетерпеливо одернула ее с головы и, устроившись как можно удобнее, чтобы не страдать от судорог, сидела, прислушиваясь к возвращению герцога на яхту.

Катерина умолкла, а немного погодя очень тихо добавила:

— Я надеялась… что вы… не найдете меня… несколько дней.

— Вы бы очень проголодались к тому времени, — заметил герцог.

— Это не… имело значения, — ответила Катерина. — Теперь вы знаете… почему я это сделала.

Герцог беспокойно пошевелился.

— Я понимаю ваше затруднительное положение, — сказал он, — но и вы должны понимать, Катерина, и, возможно, лучше, чем кто-либо другой, что я приезжал в Венецию не ради собственного удовольствия.

— Я знаю, — ответила девушка. — Но если сенат остался равнодушен к тому, что вы сообщили им, почему вас должно беспокоить их мнение обо мне?

— Потому что подобного рода дела могут вызвать международный инцидент. Сенат, несомненно, пожаловался бы на мое поведение британскому правительству, и я бы предал доверие премьер-министра, если бы совершил что-нибудь настолько предосудительное, — то есть если бы помог внучке дожа бежать от того, что считают ее долгом.

Его голос звучал жестко, и Катерина заморгала, будто герцог ударил ее.

— Вы не отвезете меня… назад? — спросила она еле слышным шепотом.

— Это было моим первым намерением, — ответил герцог, — но у меня возник другой план.

Катерина напряженно слушала.

— В данный момент меня не устраивает возвращение, поэтому я думаю как о себе, так и о вас. Я доставлю вас в Неаполь — для меня это будет не слишком большой крюк.

В его тоне сквозило равнодушие.

— Там я передам вас венецианскому послу, а дальше поступайте, как знаете. Я оставлю вам достаточно денег, чтобы обеспечить вашу независимость хотя бы на некоторое время.

Герцог говорил очень решительно, и Катерина молчала минуту, прежде чем съязвить:

— Решение политика!

— Что вы хотите этим сказать?

— Это только видимая уступка, но в действительности она нисколько не влияет на осуществление вашей главной цели.

Помолчав, девушка сказала обвиняющим голоском:

— И эта цель — отделаться от меня!

Герцог поднял брови. Катерина казалась очень маленькой, хрупкой и женственной, и было немного удивительно слышать такие слова из ее нежных уст.

Так мог бы говорить мужчина, но вот внезапно она повела себя совершенно по-женски.

Встав со стула, Катерина бросилась на колени перед герцогом.

— Пожалуйста, — взмолилась она, — пожалуйста, возьмите меня с собой в Англию! У меня есть… родственники, которые позаботятся обо мне. Я не доставлю вам хлопот, никто даже… не узнает, что я на вашей яхте. Я буду оставаться в своей каюте в каждом порту, в которые мы зайдем, и я уверена, что если вы велите своей команде молчать, они не проболтаются.

— Пожалуйста… пожалуйста, — умоляла девушка, обеими руками схватив герцога за руку. — Вы же знаете, что в Лондоне у меня будет достаточно денег. Мне не нужна ваша помощь… Вообще ничья не нужна. Я пойду к моим… родственникам, и они… позаботятся обо мне.

— Почему вы не пошли к ним раньше? — спросил герцог.

Катерина заколебалась, подыскивая слова.

— Они не… богаты, — сказала она наконец. — Я не хотела быть обузой, и еще я подумала, что будет… правильно, если я навещу… семью моего отца.

— В этом есть смысл, — допустил герцог.

— Вы… отвезете меня… в Англию? Казалось, герцог размышляет над этим, но по его решительно сжатым губам Катерина поняла, что он все еще думает о возможном скандале и неприятностях, в которые может быть вовлечен.

— Клянусь вам всем святым, что когда я буду в безопасности в Англии, я никогда и никому не открою, что даже знакома с вами. Это будет только… наша тайна. И я не буду вам мешать! Я знаю, вы считаете женщин помехой, но я сумею не надоедать вам.

— Вы определенно донимаете меня! — воскликнул герцог. — Это самая запутанная и потенциально опасная ситуация, в которую, я когда-либо попадал.

Он стряхнул с себя цепляющиеся руки Катерины и встал.

Девушка не сводила с него глаз, а герцог, нарочно не глядя в ее сторону, беспокойно перешел в другой конец салона, чтобы сесть как можно дальше от нее.

— Вам следовало… дать мне… утонуть, — тихо проговорила Катерина. — Это решило бы… дело для нас обоих.

— Это истеричный и чересчур драматичный подход, как вы прекрасно знаете, — раздраженно ответил герцог. — И осмелюсь предположить: вы понимали, когда бросались за борт, что вас спасут.

Боль вспыхнула в глазах Катерины. Краска хлынула ей в лицо и тотчас угасла, оставляя девушку еще бледнее, чем прежде.

Ну почему он чувствует себя так, будто ударил маленькое и беспомощное создание, которое не может постоять за себя, удивился герцог.

Было в Катерине что-то детское и беззащитное. Его светлость вспомнил, что имел дело только с искушенными женщинами, вполне способными позаботиться о себе.

— Боже всемогущий! — простонал он. — За что мне это наказание? Почему я должен терпеть капризы непредсказуемых женщин?

— Простите, — прошептала Катерина.

Герцог явно рассердился, но он пришел в еще большую ярость, когда увидел, что ее голубые глаза наполнились слезами.

— Черт побери! — воскликнул он. — Теперь мы плачем! Вы пойдете на любые уловки, чтобы добиться своего?

Глава 5

Гнев герцога лишил Катерину последних душевных сил. Она залилась слезами и выбежала из салона.

Герцог привстал со стула. Он вдруг испугался, что девушка снова побежит на палубу и бросится в море.

Но услышав, как захлопнулась дверь ее каюты, герцог облегченно вздохнул.

И тогда ему стало стыдно!

«Да, Катерина очень молода, но ведь уже достаточно взрослая, — убеждал себя англичанин, — чтобы прекрасно понимать всю безответственность своего поступка».

14
{"b":"13491","o":1}