ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне не очень хочется снова заходить на Мальту, — медленно проговорил герцог.

Ему пришло в голову, что будет не так-то просто объяснить присутствие Катерины гроссмейстеру ордена Святого Иоанна, у которого герцог гостил на пути в Венецию.

— Я подумаю, — торопливо добавил он. — Когда пойдете на запад, дайте мне знать, и мы вместе наметим новый курс.

— Есть, милорд.

После полудня ветер по-прежнему дул с севера, и, хотя капитан все время продвигал корабль в нужном направлении, он не добился больших успехов.

Катерина вышла на палубу в длинном шерстяном плаще, который нашла в гардеробе в своей каюте.

Одетта носила этот плащ на пути из Англии, и герцог узнал его.

Синий, цвета мантии Мадонны, он особенно шел к темным волосам танцовщицы, но на Катерине смотрелся просто потрясающе.

«Она похожа на святого с византийской мозаики», — подумал герцог, глядя, как девушка осторожно идет по палубе, держась обеими руками за поручень, чтобы не унесло за борт. Ее личико было обращено к небу, а волосы золотыми завитками развевались вокруг лба.

Герцог подошел к ней.

— Ветер стихает, — сказала ему Катерина. — Мне кажется, к закату даже солнце проглянет.

— Надеюсь, вы правы, — ответил герцог. — Но мы далеко отклонились от курса, и из-за этого наше путешествие станет намного длиннее, чем я ожидал.

При этих его словах глаза девушки вдруг засияли, а ее губы тронула легкая улыбка.

Неожиданно герцог все понял. Катерина нисколько не возражала, если их путешествие затянется. Она страшилась того момента, когда «Морской ястреб» придет в Неаполь и герцог осуществит свою угрозу оставить ее там. Чем позже они дойдут до этого города, тем счастливее она будет!

Но девушка ничего не сказала. Отвернувшись, она смотрела на море, потом закричала:

— Я вижу корабль!

— И правда! — воскликнул герцог. На горизонте виднелись очертания большого двухмачтового судна.

Герцог оставил Катерину и пошел поговорить с капитаном.

— Капитан, впереди корабль. — Я вижу его, милорд, — довольно мрачно ответил капитан, поднося к глазу подзорную трубу.

— Большая шхуна, — сообщил он, — намного больше, чем наша, милорд, но она слишком далеко — не видно, что там за флаг.

— Вы ведь не боитесь, капитан? — спросил герцог.

— На мой вкус, мы слишком сильно отклонились от курса, милорд, и слишком близко подошли к тем дьяволам-грабителям.

— Надеюсь, вы чересчур подозрительны, — ответил герцог.

Он вернулся к Катерине.

— Похоже, мы приближаемся к этому кораблю, — сказала девушка.

— Или он подходит к нам? — спросил герцог. — Капитан немного обеспокоен.

— Обеспокоен?

Герцог не ответил, и она спросила:

— Вы не думаете, что… это не может быть одно из… берберских пиратских судов?

— Нет, конечно, нет.

Но что-то в тоне герцога заставило Катерину быстро взглянуть на него.

— Я много слышала о них, когда была в Венеции, — объяснила она, — и, конечно, на пути из Англии офицеры и пассажиры кое-что рассказывали.

— Не стоит так тревожиться, — успокаивающе ответил герцог. — Сегодня власть пиратов намного слабее, чем в прошлом веке, и все европейские страны имеют договоры, дающие им право беспрепятственно ходить по Средиземному морю.

— Да, но мне говорили, что пираты то и дело нарушают эти договоры, захватывают христианские корабли, грабят их, а пассажиров и команду берут в плен.

Голос Катерины слегка дрожал от страха, и герцог заметил это.

— Ну вот, теперь вы капризничаете, — сказал он. — Гораздо вероятнее, что это дружественный корабль.

— А нельзя нам от него убежать? — спросила Катерина.

— Именно это мы и пытаемся сделать, — резко ответил герцог и оставил ее, чтобы еще раз поговорить с капитаном.

Глава 6

Капитан изменил курс, и в первую минуту Катерине показалось, что идущий впереди корабль продолжает свой путь на север.

Потом она увидела, что он тоже изменил направление.

Герцог вернулся к ней.

— Ступайте в свою каюту, — тихо сказал он, — и заберите из тайника все свои драгоценности, кроме Свадебной короны. Спрячьте их в лиф платья.

В его голосе, звучал приказ, и Катерина, не задавая лишних вопросов, побежала вниз.

Золотой ключ от тайника девушка хранила приколотым к платью. Отстегнув его, она нажала на потайную пружину в обшивке, а после этого отомкнула спрятанную дверцу.

Свадебная корона стояла в глубине тайника, завернутая в тонкую, почти прозрачную, ночную сорочку, принадлежавшую Одетте. Эта сорочка оказалась единственной вещью в каюте, способной защитить жемчужины от ударов при качке и при этом достаточно мягкой, чтобы не повредить хрупкий лабиринт алмазных цветов.

Остальные драгоценности — брошь, кольцо, браслет и жемчужное ожерелье — лежали рядом с короной, и Катерина торопливо сунула их в корсаж своего платья из вышитого муслина с бархатными лентами и прикрыла белой косынкой — фишю, — отделанной кружевом.

Твердые драгоценности неприятно давили на кожу, но девушка знала, что герцог не попросил бы спрятать их, если бы это не было важно.

Она снова закрыла тайник и поспешила на палубу.

Теперь стало видно, что на преследующей их шхуне развевается голландский флаг!

На палубе были матросы, но не очень много. Казалось, они тянут за снасти, регулируя паруса, и выполняют обычные задачи корабельной команды.

Но Катерина заметила, что герцог напряжен, а капитан не отрывается от подзорной трубы.

Они снова изменили курс и поставили еще один парус, но тот корабль подходил все ближе и ближе. А когда он подошел на расстояние мушкетного выстрела, голландский флаг исчез.

Мачты и ют одновременно украсились флагами всех цветов с вышитыми полумесяцами, звездами, скрещенными мечами и другими эмблемами.

Как только появились флаги, на палубу выбежало множество солдат, все с мушкетами, которые они нацелили на команду «Морского ястреба».

Сам пиратский корабль тоже вооружен, поняла Катерина, заметив пушки.

Как только солдаты замерли, готовые стрелять, раздался крик: «Meno pero, meno pero!»

Катерина знала, что это значит: «Сдавайтесь, собаки!» — традиционный клич мусульман при захвате корабля.

Девушка не вскрикнула. И не шевельнулась. Она стояла рядом с герцогом, словно парализованная. То, что происходило перед ее глазами, казалось чем-то нереальным, словно в ночном кошмаре.

Затем прозвучал голос герцога:

— Мы должны сдаться. Сопротивляться бессмысленно. Все против нас. Но я клянусь, что все вы будете выкуплены.

По яхте пронесся шепот благодарности. Но по выражению отчаяния на лицах команды Катерина поняла, что для них мучительно поднять руки над головой и даже не пытаться сразиться с врагом.

Матросы в тюрбанах, потрясающие ятаганами на борту пиратского корабля, держали наготове крюки. Этими крюками они зацепили перила «Морского ястреба», и часть солдат спрыгнули на яхту.

Один из них явно был офицером. Катерина догадалась, что это ага янычаров, которые и предоставляли военные отряды мусульманским кораблям.

— Янычары, — сказал ей кто-то на пути в Венецию, — вербуются из левантинцев и обычно говорят по-французски.

Герцог, должно быть, знал это, потому что когда ага в длинном сюртуке, в шляпе с пером и с мечом на поясе подошел к нему, англичанин сказал по-французски внушительным голосом:

— Мы британцы, месье, и я слышал, что моя страна имеет договор с вашей страной.

— Договор, — ответил янычар на том же языке, — касается торговых судов. А это, если не ошибаюсь, частная яхта.

— Вы правы, — подтвердил герцог. — Тем не менее я считаю, что, беря нас на абордаж, вы нарушаете наше право свободного прохода в Средиземном море.

— У вас нет никаких прав, — резко возразил янычар, — так что считайте себя и свою команду моими пленниками.

Катерина чуть слышно вздохнула, но герцог остался невозмутим.

— Я дворянин, мое имя герцог Мелфорд, и я чрезвычайно богат.

18
{"b":"13491","o":1}