ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В главе 3, где мы рассматривали людей, совершающих различные про ступки и правонарушения, я объяснял, почему наше внутреннее Я души иногда не может находится в гармонии с нашим телом. Я также говорил, что ни одна душа не является по своей сути злонамеренной, когда соединяется с плодом. Но душа, конечно, не входит в тело пустой. Ее бессмертная природа оказывается под влиянием качеств и характера ума, который как бы бросает вызов душе, испытывая ее на зрелость. Я уже говорил, что есть души, которые более чувствительны и легче других становятся жертвами негативных влияний в жизни. Случаи, приведенные в этой книге, в своем большинстве относятся к душам, которые противостоят телу или работают в гармоничном союзе с ним. Души, стремящиеся преодолеть потребность контролировать других, возможно, не очень хорошо сочетаются с телесным эго, склонным к конфронтации. С другой стороны, осторожная, низкоэнергетическая душа может выбрать тело, с довольно пассивной, интровертной природой, чтобы развить храбрость в согласии с телом.

Когда душа соединяется с телом ребенка, это партнерство, я уверен, предназначено для удовлетворения нужд как души, имеющей какие-то конкретные недостатки, так и тела, или ума, которое нуждается именно в этой душе. Планировщики выбирают для нас тела с таким расчетом, чтобы их определенные характеристики могли соединиться с изъянами нашей природы, формируя таким образом особые комбинации личности. От пациентов, имевших непосредственное отношение к медицине и физиологии, я получил краткий анатомический отчет о вхождении душ в развивающийся мозг плода. Этому и посвящен Случай 66. Благодаря постгипнотическим внушениям, эти Субъекты могли набросать упрощенные схемы того, что они пытались описать в состоянии гипноза. Это облегчило мое собственное понимание процесса.

Случай 66

Д-р Н.: Я бы хотел знать, всегда ли вхождение в плод происходит у Вас одинаковым образом?

СУБЪЕКТ: Нет. Даже если бы я мог обладать рентгеновским видением мозга ребенка в период выбора жизни, мое вхождение в него все же бывает неровным.

Д-р Н.: Приведите мне какой-нибудь недавний пример сложного вхождения.

СУБЪЕКТ: Три жизни назад я соединился с очень жестким, невосприимчивым мозгом. Казалось, что мое присутствие было нежелательным. Это для меня было необычным, потому что большинство моих тел было согласно с моим присутствием. Как правило, меня сразу принимали за своего.

Д-р Н.: То есть, Вы говорите, что это тело восприняло Вас как нечто чуждое, которое следует отвергнуть?

СУБЪЕКТ: Нет, Это был туповатый ум, находящийся в глубоком энергетическом тупике. Мое прибытие было своего рода вторжением в его инертное ментальное поле… составные части мозга… были изолированы друг от друга… создавая сопротивление… общению. Летаргический ум требует больше усилий с моей стороны. Он сопротивляется изменению.

Д-р Н.: Какому изменению?

СУБЪЕКТ: Тому, что я оказался в его пространстве, требуя какой-то реакции на свое присутствие. Я побудил этот ум думать, а он вовсе не любознательный ум. Я начал нажимать на кнопки и обнаружил, что он не хочет реагировать на меня.

Д-р Н.: Что же Вы ожидали?

СУБЪЕКТ: В сфере выбора жизни (в Круге) я видел конечный результат, т. е. взрослый ум, но не видел всех трудностей с детским умом… в самом начале.

Д-р Н.: Понимаю, и Вы хотите сказать, что этот ум рассматривал Ваше вторжение как угрозу?

СУБЪЕКТ: Нет, лишь как неудобство. В конце концов я был принят, и мы приспособились друг к другу.

Д-р Н.: Давайте вернемся к Вашему высказыванию о «нажатии на кнопки». Пожалуйста, объясните мне, что это означает для Вас в случае стандартного вхождения в выбранный Вами плод?

СУБЪЕКТ: Я привык входит в развивающийся мозг примерно на четвертом месяце, и хотя наши Гиды дают нам в этом отношению некоторую свободу действий, я никогда не вступаю после шестого месяца. Когда я вступаю в лоно матери, я создаю красный свет плотной энергии и направляю его вверх и вниз — вдоль спинного мозга ребенка, входя по сети нейронов в мозг.

Д-р Н.: Почему Вы это делаете?

СУБЪЕКТ: Это говорит мне о степени действенности передачи мысли и чувств…

Д-р Н.: И что же Вы делаете затем?

СУБЪЕКТ: Мягко направляю свой красный свет на твердую мозговую оболочку — внешний слой мозга…

Д-р Н.: Почему красный свет?

СУБЪЕКТ: Это дает мне возможность быть… особо чувствительным к физическим чувствам этой новой личности. Я смешиваю мое энергетическое тепло с серо-голубой материей мозга. До того, как я проникаю в мозг, он являет собой просто серое вещество. И что я делаю — это зажигаю огни в темном пространстве с деревом посередине.

Д-р Н.: Что это за дерево?

СУБЪЕКТ: (напряженно) Дерево — это ствол. Я размещаюсь между двумя полушариями мозга, откуда мне легче обозревать, как функционирует эта система. Затем я обследую ее, перемещаясь вокруг ветвей дерева. Я хочу знать, насколько плотна энергия в волокнах вокруг коры головного мозга, окружающей таламус (промежуточный мозг)… Я хочу узнать, как этот мозг думает и чувствует.

Д-р Н.: Насколько важна степень плотности энергии в мозге?

СУБЪЕКТ: Ум, имеющий чрезмерную плотность в определенных участках, означает, что там есть блоки, препятствующие эффективности деятельности нейронов. Я хочу приспособиться к этим блокам на пути с помощью своей энергии — если это возможно, пока мозг еще находится на стадии формирования.

Д-р Н.: Вы можете изменить процесс развития мозга?

СУБЪЕКТ: (смеется в ответ) Конечно! Неужели Вы думаете, что души подобны пассажирам в поезде? Я хоть немного, но стимулирую эти участки.

Д-р Н.: (сделав вид, что не понял) Ну, я полагал, что Вы и ребенок… уже в самом начале оба существуете в уменьшенном варианте, благодаря проявлению разума.

СУБЪЕКТ: (смеется) Не раньше рождения.

Д-р Н.: Вы хотите сказать, что можете улучшить функционирование мозговых волн с помощью всех тех действий, что Вы описали?

СУБЪЕКТ: Мы надеемся, что это так. Идея заключается в том, что бы привести в соответствие наши вибрационные уровни и способности с природными ритмами мозговых волн ребенка — электрический поток. (Эмоционально) Я думаю, что мои тела благодарны мне за мою помощь в улучшении скорости мысли. (Останавливается и затем добавляет) Возможно, я выдаю желаемое за действительное.

Д-р Н.: Чем, по-вашему, ознаменуется процесс сотрудничества непрерывно развивающегося мозга и души, которая воздействует на него как побудительный фактор?

СУБЪЕКТ: Ментальной телепатией.

Конечно, у меня были и более молодые души, которые оказывались более инертными после вхождения в тело, чем душа из Случая 66. Но это лучше, чем возбуждение ребенка неуместной страстностью неопытной души. Обычная душа исследует свое новое тело способом, который Субъекты описывали как «щекотание ребенка с целью доставить ему удовольствие». По существу, это важное время для объединения тела и души с ментальным участием матери в этом процессе. Что касается места рас положения души, то оно ни в коем случае не ограничено мозгом. Энергия души распространяется по всему телу ребенка.

Субъект 66 — врач. Следующий Субъект не имеет отношения к медицине, и он говорит о соединении двух существ, формирующих одно целое для новой жизни. У каждой души имеются свои собственные предпочтения относительно того, когда и как им входить в плод. Следующий Случай раскрывает методы, используемые очень внимательной и развитой душой.

Случай 67

Д-р Н.: Расскажите, как происходит вхождение в ум ребенка и когда Вы обычно входите в него.

СУБЪЕКТ: Вначале я думаю об этом как об обручении. Я вошел в мое нынешнее тело на восьмом месяце. Я предпочитаю входит на последней стадии, когда мозг крупнее и у меня есть больше возможности работать с ним во время соединения.

105
{"b":"135360","o":1}