ЛитМир - Электронная Библиотека

Юлия Александровна Петрова, Ольга Сергеевна Красова

Карен Хорни

За основу своих взглядов Карен Хорни взяла теории Зигмунда Фрейда, хотя и смотрела на них критически.

Разработку собственных теорий К. Хорни начинает с утверждения, что универсальных психических норм просто не существует: поведение, расцениваемое как невротическое в одной культуре, может быть совершенно нормальным для другой, и наоборот. По мнению К. Хорни, о том, что является нормой, а что нет, мы можем судить только рассматривая индивида в контексте тех конкретных культурных условий, в которых он находится.

Персональный анализ К. Хорни прошла у Ганса Закса, сподвижника З. Фрейда и основателя первого психоаналитического комитета, а квалификацию обучающего аналитика получила у Карла Абрахама, одного из учеников З. Фрейда.

Уже в первых своих работах К. Хорни вступила в полемику с З. Фрейдом. Ортодоксальный психоанализ (психоанализ фрейдовского типа), по мнению К. Хорни, носит отпечаток маскулинности современного общества, в которой функция женщины строго определенна. Именно поэтому фрейдизм – это учение прежде всего о мужской психологии. Кроме того, психоанализ – творение мужчины и развивали его тоже мужчины, положив в основу именно мужскую психику, не уделяя особого внимания особенностям женской. Поэтому только дифференциальный подход к женской и мужской психологии может открыть путь к разработке целостной концепции личности. Эти идеи она, в частности, изложила в работе «Новые пути в психоанализе».

Работая в Берлине, К. Хорни продолжала развивать свои теории невроза. Сам невроз она определяла как психическое расстройство, вызываемое страхами и защитами против этих страхов, а также попытками найти компромисс между конфликтующими тенденциями в психике. Преследуя цель определить четкие признаки невротического поведения, она выделяет два момента, которыми характеризуются, по ее мнению, все невротики: ригидность реакций и несоответствие между потенциями и достижениями. Под «ригидностью реакций» она понимает склонность невротика поступать предсказуемо, так как его действия предопределены идеей, на которой он зафиксирован. Здоровый же человек проявляет гибкость и адаптируется к требованиям объективной ситуации, то есть относится к ситуации так, как она того заслуживает. Разумеется, данная ригидность может рассматриваться как невротическая, только если она отклоняется от культурной нормы той группы, к которой принадлежит индивид.

Второй момент также представляется не абсолютным критерием невротичности. Несоответствие между потенциями и достижениями может объясняться объективными причинами, и индивид может оказаться жертвой обстоятельств, однако невротик зачастую сам является причиной всех своих неудач. Причиной фрустрации (бессознательного чувства тревожности) является внутренний конфликт.

Основой всех неврозов К. Хорни считала «базальную тревогу», которую определяла как «чувство собственной незащищенности, слабости, беспомощности, незначительности в этом предательском атакующем, унижающем, злом, полном зависти и брани мире». Вечные эти чувства, по ее мнению, появляются в детстве, когда родители обделяют ребенка теплом и вниманием (обычно по причине причине зацикленности на своих личных неврозах). Безусловная любовь чрезвычайно существенна для нормального развития ребенка, и если ее нет, внешняя среда становится для него враждебной. Ребенок растет, чувствуя, что мир вокруг него опасен и враждебен, что он же в состоянии отстоять свои права, что он «плохой» и что одиночество здесь в порядке вещей. Он слаб и хочет, чтобы его защищали, заботились о нем, чтобы другие приняли на себя всю ответственность за него.

С другой стороны, его естественная подозрительность к окружающим делает доверие к ним практически невозможным. Возникает противоречие, пытаясь избавиться от которого, ребенок развивает в себе невротические защиты: привязанность, власть, уход и подчинение или зависимость. В дальнейшем К. Хорни более подробно рассматривала каждую из невротических защит.

Как один из видов невротической защиты, привязанность основывается на стремлении к безопасности, тогда как нормальная любовь – на чувстве. «Если ты меня любишь, ты никогда не сделаешь мне больно» – вот своего рода «девиз» невротического влечения. Однако будучи неспособным по описанным выше причинам по-настоящему доверять людям, невротик чувствует себя недостойным быть любимым. Эта ситуация несет в себе следующий конфликт: невротик постоянно стремится к любви, но не в состоянии отдавать ее, страшась эмоциональной зависимости.

По К. Хорни, наличие любви и расположения способствует тому, что у человека ослабевает чувство изолированности, враждебного отношения и растет уверенность в себе. Часто «любовь» становится призрачной мечтой или комплексом самоутверждения – своего рода психологическим заболеванием.

Для многих «любовь» служит всего лишь иллюзорной ширмой для удовлетворения желаний, не имеющих с настоящей любовью ничего общего. Как правило, мы ждем от любви намного больше того, что она может дать.

Человек нередко оказывается перед дилеммой, суть которой в огромной потребности в любви и привязанности, с одной стороны, и трудности ее достижения – с другой.

Некоторые люди видят в любви лишние затраты нервной энергии и подсознательно боятся ее. Другие просто неспособны реализовать свои чувства (их можно назвать эмоциональными импотентами). Кстати, многие исследователи считают, что оптимальным психологическим партнером для женщины является женщина. Женщины более эмоциональны, более склонны к общению и сопереживанию, чем мужчины. Загадка и парадокс природы: почему же в качестве физиологического партнера женщине был дан мужчина?

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

1
{"b":"135788","o":1}